Все записи
20:07  /  25.08.14

4142просмотра

Куда идет Украина? Путь Киева, часть 1, Порошенко и Тимошенко

+T -
Поделиться:

В России, как и в любой другой стране, на политической арене действуют множество группировок и сил, но во всем этом многообразии существует и действует центр политической власти. Когда в мире говорят «Кремль» или «Москва», под этими символами понимают политический центр, который определяет жизнь страны. Кто это: Путин; или Путин с его ближним кругом; или Путин, его ближний круг и его Администрация; или Путин, ближний круг, Администрация Президента и Правительство, - не так важно. Главное то, что в России есть такой центр власти, действующий, несмотря на имеющиеся внутренние противоречия, как единое целое, с единой политической волей, – организационный центр российской политической системы.

В нынешней Украине подобного единого центра сейчас нет. Мы не можем сказать «Киев», понимая единый властный центр во главе с президентом Порошенко. «Киев» сейчас представляет из себя разделенную систему, которая балансирует на грани между хрупким равновесием и открытым политическим противостоянием.

Для того, чтобы проанализировать ситуацию в Украине и определить наиболее вероятный вектор ее развития, необходимо выделить главные силы и группы, которые участвуют в работе центра власти, в настоящий момент сохраняют равновесие, но стремятся и в определенный момент могут стать доминирующими в украинском центре власти и изменить вектор развития страны.

Моя первая статья их серии, посвященной анализу вероятного политического будущего Украины и России, влияния на это будущее украинского кризиса и гражданской войны в Украине, была названа «К чему идет Украина? Судьба Украины по Путину» (https://valerymorozov.com/news/2179 ). Настоящий же материал я не мог назвать «Судьба Украины по Порошенко», так как президент Украины, хотя и играет сейчас в Киеве наиболее значительную роль, не является решающей и доминирующей фигурой. Тем более, нет гарантии, что он такой фигурой останется.

Отсутствие единого центра управления - главная слабость нынешней Украины. Тем более, в условиях гражданской войны, которая не признается Киевом гражданской именно в силу отсутствия единого сильного политического центра. Только день назад, выступая на параде, Порошенко произнес, что в Украине идет война, но его слова пока повисли в воздухе.

Признание войны на Юго-Востоке Украины «гражданской» (тем более войной против «интервента») автоматически ведет к введению военного положения, приостановлению действия ряда гражданских законов, ослаблению гражданской власти, особенно власти на местах, в регионах, резкому усилению роли армии в жизни страны, превращению армии в решающую политическую силу. К этому никто в Киеве не готов. Никто не может гарантировать свое будущее при доминировании армии в жизни страны. Куда повернет армия? Что она потребует от Правительства? Что она решит брать, Донецк или Киев? Это вопросы, на которые сейчас никто ответить не может.

Итак, основные силы, действующие сейчас в Киеве:

  1. Петр Порошенко - сейчас самая влиятельная политическая фигура в Киеве. Его влияние растет. Он выстраивает пирамиду своей власти, опираясь на возможности, которые дает ему должность Президента, раскручивает свою собственную партию, создает опору себе в армии, спецслужбах, в обществе. Однако, у него есть существенные проблемы.

Во-первых, до сих пор он не смог сменить элиту до степени, которая гарантирует незыблемость (хотя бы на ближайшую перспективу) его личной власти. Государственный аппарат, в том числе аппарат Администрации Президента, остался на 90% прежним, «сидевшим на должностях» еще при Януковиче. В аппарате буксуют реформы, аппарат делает профанацию из борьбы с коррупцией, аппарат определяет и расставляет кадры и делит денежные потоки. Все чаще украинцы говорят о том, что Порошенко «ничего менять не хочет», и это не прибавляет популярности и силы Порошенко.

Во-вторых, у Порошенко нет программы экономических и политических преобразований, которая нужна Украине. Такая программа нужна и России, и Казахстану, и другим государствам на территории бывшего СССР. Без этой программы все они обречены на кризис и внутренний взрыв. И программа нужна всем срочно. Но Украине нужна «срочнее» всех. И в этом разница. Мелкими реформами, ожиданием, что интеграция в ЕС автоматически приведет к необходимым изменениям в экономике, в политической и социальной сферах, нынешние проблемы Украины решить нельзя. Нет времени, Украина слишком криминализирована, коррумпирована, власть поделена между олигархическими группами, экономическая ситуация слишком запущена. Украина слишком сильно отличается от Запада, чтобы интегрироваться безболезненно. Запад уже пытался интегрировать Ирак, Ливию, Египет, и мы знаем, чем это все закончилось. Хотя там дела еще не закончились…

В-третьих, Украина погрязла в гражданской войне и конфликте с Россией – единственной страной, способной и желающей (или которая была способна и когда-то желала) вытянуть Украину из пропасти экономического кризиса.   

«Петр, - сказал один его старый друг, знающий Порошенко со студенческой скамьи, - может договориться с любым». И в нынешней ситуации, и в нынешней его позиции, на должности Президента Украины, это качество Порошенко особенно важно. Ему надо договариваться, надо договориться.

Однако, переговорные позиции у него слабые. Главная проблема состоит в том, что Порошенко должен, с одной стороны, стать лидером националистического курса, непримиримым борцом с сепаратизмом, Путиным и его Россией, с другой стороны, договориться с тем же Путиным, с той же Россией, и с теми же сепаратистами, а с третьей стороны, выполнять желания и указания США и Европы, которые не всегда совпадают с интересами Украины, имеют собственные противоречия и, как показывают последние события, могут значительно меняться. Решение этих противоречий требует от Порошенко и его штаба ума, политической гибкости, изрядного лицемерия и беспринципности. Говорят, что этого всего у него в избытке. Но кроме всего этого, нужна и еще удача. Или Божья Воля.   

А с Богом у Порошенко тоже не все просто. Объединить христианские Церкви под эгидой националистически настроенной Украинской Православной Церкви, лишить Московскую Патриархию контроля над Украинской Православной Церковью Московского Патриархата (УПЦ МП) у Порошенко не получилось. Митрополит Онуфрий, которого поддерживал Патриарх Всея Руси Кирилл, получил на выборах главы УПЦ МП, несмотря на давление Киева, все голоса, 78, кроме одного (своего конкурента).

Но дело не только в сохраняющемся расколе христианских церквей в Украине. Главная проблема в том, что конфликт между ними приобретает все более острый характер. «Петля» ненависти и нетерпимости захлестывает христианство. Украина становится первым за многие годы христианским государством, где расцветает религиозная нетерпимость между христианскими конфессиями. Это уникальное явление для современной Европы, для мира. До сих пор мир сталкивался с нетерпимостью среди течений ислама. Теперь мы получаем в центре Европы христианский радикализм. Опыт Ирака и Сирии ничему не научил, Украина все больше напоминает Сирию и Ирак, мир может получить «ваххабизм» и ISIS в христианской упаковке.  

Порошенко, придя в Президентский дворец, отказался от переговоров с руководством сепаратистов на Юго-Востоке. Договариваться с ними он не мог: именно на военной победе над сепаратистами, на борьбе с «российской агрессией» была построена его предвыборная кампания. Этого от него ждал электорат, и Порошенко, стремясь к победе на выборах, пошел по пути, на который вывел его украинский электорат, спровоцированный безмозглой и коррумпированной политикой Москвы в отношении Украины и заведенный антироссийской и антипутинской риторикой украинских националистов и информационными машинами как самой Украины, так и Запада. Умелый «переговорщик» оказался лишенным своим электоратом возможности начать переговоры.

Выступление Порошенко на параде ко Дню Независимости Украины продемонстрировало, что и он сам, и его электорат не идут на смягчение позиций, пересмотр отношения к восставшему Донбассу. Украинский национализм, радикализм и патриотизм окончательно стали главной опорой и идеологией нового режима. Вопрос о государственном статусе русского языка исчез из официальной повестки дня Киева. Лозунги о евроинтеграции отошли на второй план.  

 Вернуться к идее переговоров и, при этом, «не потерять лицо» Порошенко может а) на волне побед в Донбассе; б) ведя переговоры с Путиным, а через него с сепаратистами, но не напрямую с ними; в) если в переговорах будут участвовать представители Запада, оказывая давление на Путина и «освещая» своим присутствием достигнутые договоренности.

Гражданской войне конца пока не видно. К Дню Независимости украинским войскам не удалось добиться решающих побед, и это значительно ослабляет позиции Порошенко, как в политическом раскладе, так и на переговорах с Путиным в Минске, которые начнутся 26 августа. Войска на новеньких боевых машинах, уходящие с парада на Крещатике в сторону Донбасса, смотрятся печально на фоне выставленной на центральной площади Донецка подбитой украинской военной техники, уже дошедшей до Донбасса. Тем более, что Порошенко обещал провести 24 августа Парад Победы именно в Донецке. А на марширующие по киевскому Крещатику украинские батальоны падает тень от пленных солдат, которых в то же время провели по центральным улицам Донецка под оскорбительные крики собравшихся на праздник жителей.

«Волна» побед, пока слабая, как показало приуроченное к Дню Независимости контрнаступление армии Новороссии, грозит перерасти в отлив, несмотря на выделяемые Киевом средства (40 миллиардов гривен только на закупку военной техники), новые западные кредиты и помощь НАТО. Этот отлив может не только обнажить несостоятельность нынешнего режима в Украине, но и привести к очередной революции непонятных, но предельно радикальных, цветов и оттенков.

Тем не менее, будущие переговоры в Минске Порошенко заранее объявил обреченными на успех. Это выглядит странным. Во-первых, эта уверенность ничем особо не подкреплена. Во-вторых, опытные переговорщики редко заявляют о своей почти вынужденной готовности договориться с противником, который некоторые условия Киева выполнить не может и не хочет. Путин не может вернуть Крым Украине, Порошенко не может отказаться от требования Крым вернуть.

Вопрос по Крыму можно подвесить, оставить на потом, но если такая позиция сторон на данном этапе удовлетворит Путина и Запад, то эта позиция может вызвать критику Порошенко со стороны тех сил в Киеве, которые стремятся к эскалации конфликта с Россией или желают ослабления Порошенко.  Это будет повод к нападкам. Это будет углублять раскол а Киеве. Более того, нерешенность Крымского вопроса, заставит Путина занимать жесткую позицию, и Порошенко вряд ли может рассчитывать на серьезные подвижки в ходе переговоров.

Более того, канцлер Германии Меркель и верховный представитель ЕС по внешним делами и политике безопасности Кэтрин Эштон также заявили о необходимости успеха переговоров в Минске, хотя после встречи с Порошенко и разговора с Путиным по телефону Меркель заявила, что не надеется на успех минской встречи. Запад в последнее время давил как на Порошенко, так и на Путина, подталкивая их к поиску компромисса, и, прежде всего, к соглашению о прекращении огня на Юго-Востоке Украины. Для Путина, прекращение огня будет явным достижением, для Порошенко прекращение войны может быть принято только при условии значительных уступок со стороны Кремля и сепаратистов. А это проблематично. На уступки Кремль готов, но за них Порошенко придется платить. Например, платой за газ. Платить Порошенко может только из денег, которые дает ему Запад. Кстати, Меркель заявила, что Германия выделяет 500 миллионов евро на восстановление Донбасса. Есть что делить с «сепаратистами»… или чем перекупать их… хотя бы часть из них… Делить и в Украине, и в России любят, так что германские деньги приветствуют все.

В Минске, возможно, Порошенко вернется (или его вернут) на позиции, на которых стоял Янукович. Порошенко договорится с Путиным, Лукашенко и Назарбаевым о том, что Украина сможет идти на сближение с Европой, учитывая мнение и позицию Таможенного Союза. То есть возродит идею «В Европу вместе с Россией». Это именно то, что хотели Янукович и Путин, и в чем отказал им год назад ЕС. Януковича за эту позицию свергли. Теперь Порошенко попытается эту позицию представить как свое достижение. Хотя достижение в этом есть, прежде всего, в том, что изменилась позиция ЕС, хотя в этом заслуга не столько Порошенко, сколько Путина. Но на успех претендентов всегда много.

На переговорах в Минске Запад будет оказывать давление не только на Путина, но и на Порошенко, причем, на Путина открыто, в том числе через СМИ, а на Порошенко втихую, но с большей настойчивостью, целеустремленностью и, возможно, с большим эффектом. Запад на эту позицию толкает абсолютно безнадежная ситуация в экономике Украины.

Главная забота Запада – неконтролируемое падение Украины в долговую яму. Внешний долг Украины увеличился за последние полгода в 1,5 раза! При этом, Украина и берет в долг, и погашает долги, однако, специфика действий нынешнего руководства Украины состоит в том, что прежние долги погашаются исключительно за счет получения новых кредитов, а не за счет доходов бюджета, которые в этом году составят сумму, более чем в два раза меньшую, чем внешний долг в 821,8 млрд. гривен, гарантированный Украиной внешним кредиторам.

Министерство финансов Украины еженедельно проводит аукционы по размещению облигаций внутреннего госзайма. Облигации выпускаются с непомерно высокой доходностью – 19% годовых. На позапрошлой неделе удалось получить 2 миллиарда гривен, на прошлой собрали только 300 миллионов. При этом, основным заемщиком выступает Национальный Банк Украины. Деньги идут на покрытие дыр в бюджете. А сами деньги тупо печатаются.

Правда, Украине удалось достигнуть положительного сальдо внешнеторгового баланса в 3 млрд. долларов, но это «чудо» объясняется просто: с апреля Украина отказалась платить за российский газ. В итоге газовый вентиль Москва перекрыла, а долг Украины перед «Газпромом» подскочил до 5,3 млрд. долларов. Если переговоры в Минске, как рассчитывает Порошенко, окажутся успешными, то платить Украине придется.

Иностранный бизнес все понял и проголосовал. За шесть месяцев прямые инвестиции Запада в акционерный капитал в Украине сократились на 8,1 млрд. USD. Отток по сравнению с тем, что вошло в страну за два предыдущих года, 2012-2013 гг., составил 92,5%. То есть все, что пришло в Украину за два предыдущих года, выскочило за нынешние полгода. И этот отток был бы больше, если бы европейцы, американцы и русские могли бы продать свои активы, но сейчас продать почти невозможно. Дураков покупать мало, почти нет (http://blogs.korrespondent.net/blog/politics/3408956/ ).

Украина сейчас роет долговую яму себе с небывалой до сего времени скоростью.

Поэтому Киеву, Западу и России надо, чтобы Порошенко начал договариваться. Это надо и самому Порошенко, и Путину. Но на какой основе? И как эти договоренности отзовутся в Киеве? Янукович тоже хотел договориться и с ЕС, и с РФ, и с ТС, а в итоге…    

  1. Тимошенко. «Газовую принцессу» сейчас надо рассматривать как отдельную фигуру. Ее люди (Яценюк, Турчинов) и партия «Батьковщина» сейчас или ушли на время под крыло Порошенко, или «зависли», готовясь к новым политическим схваткам.

Тимошенко может выйти из временного небытия, выйти эффектно, если Порошенко не сможет остановить войну победой или мирными договоренностями, если провалы правительства Яценюка повиснут на Порошенко тяжким грузом, если Порошенко не сможет в нужный момент опередить Тимошенко и обвинить в кризисе ее команду. Или кого-то другого.

Сейчас многие обвиняют Яценюка в том, что его политика выгодна всем: Путину, Тимошенко, Новороссии,- только не Украине и не Порошенко. Я не думаю, что Яценюк действует сознательно, то есть преследует цель: создать условия для нового Майдана и свержения Порошенко. Он делает то, что знает, и так, как умеет. Но надо признать, что объективно его правительство создает условия для выхода Тимошенко в роли спасительницы Украины.

Главное «достижение» правительства Яценюка – обрыв всех экономических связей с Россией. Может быть, этого хотел и Путин, но Яценюк не должен был этого хотеть и не должен был этого допустить. Политика – очень эгоистичное дело. Главное в политике – соблюдение и отстаивание интересов своей страны, своего народа. Экономические выгоды, доходы государства и народа должны у любого нормального правительства стоять на первом месте. Когда некоторые руководители Прибалтийских стран обвиняют те же власти Швейцарии или Словакии, или Франции, Венгрии и Италии в том, что они «предают» общеевропейские интересы, «эгоистически» отстаивая интересы своих стран, не желая присоединяться к санкциям против России, или ограничивая эти санкции, то из этих обвинений можно заключить только одно: те, кто обвиняют политиков в национальном и государственном «эгоизме»,  не понимают, что такое национальные интересы и не могут быть руководителями своих стран. Они попали во власть по ошибке.

Конфликт с Россией, отказ от договоренностей с Юго-Востоком, разрыв и уничтожение выгодных для Украины связей с Россией, привели к тому, что падение ВВП Украины ускорилось и продолжает ускоряться обвально: в сравнении с аналогичными периодами 2013 экономика страны сократилась за первое полугодие этого года на 3 %, при этом, в первом кварталом – на 2,3%, во втором квартале – уже на 4.7%. Яценюк обещает удержаться на 5% падения в этом году. МВФ и Всемирный банк предсказывают Украине 10% сокращение экономики, и это без учета роста интенсивности боев, масштабов разрушений, потерь армии.

Естественно, что падение производства, прежде всего, обрушилось в зоне боевых действий: уже к июню (то есть до начала самых жестоких боев и бомбежек) в Луганской области на 56%, Донецкой области на 28,5%. Однако, сокращение производства нарастало и в других областях: в Киеве производство сократилось на 17,4%, в Днепропетровской области на 7,4%, в Харьковской – на 9,8%.

В июле промышленное производство упало на 12,1% в сравнении с годом предыдущим.В том числе, по отраслям: машиностроение (- 23,8%), химпром (- 22,2%), добыча угля (- 28,8%), производство кокса (- 15,9%), металлургия (- 12,3%).  И это все без учета августовских боев.

В сельском хозяйстве Украины долгие годы наблюдался рост. В последнем году правления Януковича рост составил 14,8 %. В этом году, в первом полугодии, рост сократился до 3,4%, и совершенно понятно, что по итогам года будет падение. Впервые за многие годы. При этом, поголовье крупного рогатого скота уже сократилось на 3,2%, запасы зерна уменьшились на 0,6 млн. тонн. И это все – пока, без учета июля, августа, осени и зимы (http://blogs.korrespondent.net/blog/politics/3408956/ ).

Какие это может иметь политические последствия?

В какой-нибудь другой стране и при других обстоятельствах подобный кризис экономики мог не привести к кризису власти, к политическому кризису, но не в Украине. В стране настолько высока активность политических группировок, настолько они привыкли к силовому, предельно резкому решению конфликтов, настолько «петля» ненависти и жестокости стянула горло Украине, столько обманутых надежд и ожиданий накопилось в народе, что избежать политического кризиса не удастся. Выборы в Верховную Раду могут отодвинуть на время социальный взрыв, но могут и стать его катализатором и детонатором.

Вопрос в том, кто будет обвинен в экономическом провале, и кто будет обвинителем. Яценюк, принимая во внимание его характер и повадки, а также школу Тимошенко, не исключено, попытается соскочить, оставив почетную роль жертвы политических разборок кому-нибудь потупее или более уверенному и отчаянному.

Порошенко тоже имеет шанс занять в нужное время место обвинителя. К моменту социального взрыва он сумеет подготовить себе опору и в силовых, и в политических структурах. У него наибольшие шансы стать временным диктатором Украины.

(Продолжение следует)