Зейман: Эдик, прокомментируй  происходящее в Москве последние два дня? Что вообще творится в Москве и с чем это связано?

 

Эдик: Насколько я понимаю, все эти митинги начинались как выражение сомнения в легитимности прошедших парламентских выборов, точнее - их итогов. Но так было только в первые часы. Затем это все превратилось в самые настоящие политические акции, направленные непосредственно на свержение политической власти: лозунги, терминология - это даже не скрывается. Ошибка дня - то, что по 15 суток ареста дали тем людям, которые просто мечтали о том, чтоб их арестовали: Илье Яшину и Алексею Навальному.

 

Зейман: Как ты считаешь почему именно их? И есть ли те законные основания, которые позволяют заключить их под стражу на 15 суток?

 

Багиров: Речь не об этом сейчас. Разумеется, посадили их вполне законно - осудили же. Но главная ошибка в другом: та оппозиция, которая сегодня вышла на улицу, с ними борются именно как с массовыми уличными беспорядками, как в законодательном, так и в практическом смысле: бегают за ними с дубинками, подключают ОМОН, сажают организаторов и т.д. И как раз именно это и является ключевой ошибкой тех, кто это контролирует. Сажать давно уже нужно не только Навального с Яшиным. Сажать нужно тех хомячков, которые там за ними бегают непонятно зачем, сами не понимая, что делают. Посадили бы пару-тройку сотен таких "активистов", уволили бы их потом с работы за прогул без уважительной причины, и всё: завтра бы никого не было ни на Триумфальной площади, ни на Манежке, ни на Пушкинской.

 

Зейман: Получается, что власть к данным митингам относится исключительно как к  массовым беспорядкам?

 

Багиров: Да, я считаю, что власть неправильно это расценивает. То, что происходит последние дни на улице - это не массовые беспорядки. Это другой месседж, а для лидеров - и другая статья УК. Хомячки-то ладно, они везде хомячки, но власть сегодня пытается дубинами бороться с идеями, которые продвигают лидеры. А еще Екатерина Вторая понимала и озвучивала, что с идеями бесполезно бороться пушками. Вот смотри, арестовали двух лидеров, и тут же вывели обоих в легитимное оппозиционное поле, причем не в интернетах, а вполне в реале, ибо для оппозиционных лидеров - а они позиционируют себя именно так, - это равносильно признанию, что эта оппозиция - есть, и у нее есть социальная поддержка. Поэтому бороться-то пора уже именно с политическими призывами, которые открыто направлены на свержение действующего строя, а не с какими-то сраными массовыми беспорядками. Пора включать политические мозги и глушить по всем фронтам, а не только закидывать в автобусы тех, кто об этом только и мечтает. Это уже неэффективно. Тоньше надо быть, и работать красиво. Как это было в Молдавии в 2009 году, например.

 

Зейман: Давай про Молдавию подробней. Ты только недавно сидел там в тюрьме по обвинению в организации и управлении государственным переворотом. Ничего общего с нашими теперешними митингами не находишь?

 

Багиров: Из реального пока только одно: тамошние власти тоже застенчиво называли произошедшее массовыми беспорядками. Да и посейчас называют. А эти "беспорядки", на минуточку, были блестяще спланированной операцией, разрабатывались чуть ли не два года, и абсолютно запланированно окончились полной сменой власти. Это была самая настоящая революция. К тому же, замечу, планировалось все это без шума, и случилось без дубин и кровопролития. В России слишком уж серьезных предпосылок к этому пока нет, потому что революцию делают не хомячки, а лидеры. А у нас такого лидера государственного масштаба пока не наблюдается. Из Лёхи, вот, Навального кто-то упорно пытается сделать именно такого. Не знаю, кто всем этим дирижирует, но дразнить и раскачивать виртуальные массы хомячков и уехавших говноэмигрантов пока получается неплохо. Другое дело, что по-настоящему Навальному лидером в масштабе страны никогда не стать, потому что он фашист, он ходит на марши под флагами со свастикой, а страна у нас прекрасно помнит и ежегодно празднует Великую Отечественную войну, плюс еще многонациональная и мультиконфессиональная, и лично вот мне, имея отца-азербайджанца и являясь членом Всероссийского Азербайджанского конгресса, как-то не хочется доказывать какому-то крикливому хрену с бугра своё право на жизнь в России. А его невежественные, быдлоориентированные призывы калибра "Хватит кормить Кавказ" так и вообще за гранью, потому что являются тривиальными призывами к разрушению территориальной целостности России. В составе которой, напомню, этот самый Кавказ уверенно находится. В любой другой стране Навального уже давно бы посадили в тюрьму, и надолго.

 

Зейман: А насколько это все реально, или это просто лозунги и попытка воспользоваться своим правом быть услышанным?

 

Багиров: Это вообще все фанфаронство, и все. Это демагогия, за которой ничего не стоит. Ну, хорошо, ну вот кричат они там свои лозунги: "Долой воровскую власть", "Путин, уходи" и т.д. Ну, вот взял Путин, и завтра ушел. А что дальше? Дальше, блядь, что? Несистемной оппозиции на данный момент нечего предложить, кроме воплей. Поэтому здравомыслящий, чувствующий и понимающий Россию человек никогда их не поддержит. Я это сейчас не просто так сказал. Я давно и лично знаю и Навального, и Немцова, и Яшина, и всю заметную оппозицию практически. И не просто знаю, - сейчас расскажу то, что пока никому публично не рассказывал, - я даже чуть не возглавил в этом году подмосковное отделение "Солидарности". Я человек увлекающийся, плюс пишу книги, поэтому люблю во всем разбираться досконально, лично. Но когда разобрался в той безграничной пустоте поглубже, то ужаснулся, и бежал оттуда быстрее лани, шо твой Гарун. Я хорошо отношусь ко всем вышеперечисленным ребятам чисто по-человечески, но никогда не поддержу их политической платформы. Уже хотя бы просто потому, что платформы - нет. Не говоря уж о том, что люди, ездящие отчитываться о своих российских "достижениях" перед администрациями других государств уж никак не могут претендовать на мою поддержку. У нас, вон, Ленин выездил когда-то, шваль поганая. А они - ездят и отчитываются. Причем открыто. Это для них в порядке вещей.

 

Зейман: А не считаешь ли ты, что все эти митинги - хорошо спланированная акция политтехнологов? Власть тем самым показывает, что есть и другое мнение, что вот есть несогласные как бы.

 

Багиров: Да нет, очень вряд ли. Если бы я не знал Яшина и Немцова, то может так и подумал бы. Но они, еще раз подчеркиваю, являются оппозицией несистемной, вполне честной. Это не Жириновский с Мироновым и Зюгановым, из которых такая же оппозиция, как из Новодворской Катя Му-му. Но это не моя тема: помощь из-за границы для решения наших проблем я принимать не готов.

 

Зейман: А как ты считаешь, связана ли такая реакция с тем, что сами прошедшие выборы были проведены с существенными нарушениями законодательства и фальсификацией голосов?

 

Багиров: Лично мне кажется, что выборы были вполне легитимными. Никто не рисовал себе семьдесят или восемьдесят процентов. "Единая Россия", если я не ошибаюсь, набрала порядка сорока процентов.

 

Зейман: По моему сорок восемь процентов.

 

Багиров: Ну это совсем реальные, близкие к действительности цифры. На прошлых выборах они набрали в полтора раза больше.

 

Зейман: А кстати, ты сам-то на выборы ходил?

 

Багиров: Конечно, ходил. Я ж не хомяк.

 

Зейман: И за кого проголосовал?

 

Багиров: За "Единую Россию", как и в прошлый раз. Меня вполне устраивает, как она работает в своей прямой, законодательной, сфере, и голосовать за какой-то авось просто потому, что какому-то Навальному что-то не нравится, я нахожу бессмысленным. Наигрались уже в лотерею в 90-х.

 

Зейман: Поскольку ты довольно известный персонаж в блогосфере, как считаешь, какую роль на сегодняшний день играет интернет-площадка для власти? Медведев активно твиттерит, Дворкович не отстает. С чем это связано?

 

Багиров. То, что представители власти активно юзают эту сферу, лично мне говорит лишь об одном: о десакрализации власти. И только! Нет, Медведев для меня это в первую очередь его блестящее кадровое решение - он снял Лужкова, и этот его поступок вызывает у меня человеческое уважение, потому что Лужков и созданная им в Москве система грабили меня почти два десятка лет. Но даже и при этом я не считаю, что президент должен сутками сидеть в Твиттере и кокетничать с Тиной Канделаки. Я Тину люблю, но при чем здесь Россия? У президента не должно быть на это времени. Президент не должен вылезать из шкуры, чтобы кому-то понравиться. Президент такой огромной страны вообще не должен никому нравиться. Президент Росси должен круглосуточно вкалывать, и быть незыблемым авторитетом не только у нас, но и достойно представлять свою страну за рубежом. Я не знаю, каким Медведев будет премьер-министром; надеюсь, что президентского опыта и ресурса ему для этого хватит, но, проще выражаясь, мой президент - это не твиттер, не танцульки и не бардак в стране, как сейчас. Мой президент - это Мюнхенская речь, позиция по ВТО, ПРО и террористам, полный контроль над страной и еще миллион месседжей.

 

Зейман: То есть, твой президент - Путин?

 

Багиров: Безусловно. Я до сих пор помню, как в той же Молдавии на него разве что не молились практически все - от таксистов до моих тюремных надзирателей. Я отлично помню его 78-процентный рейтинг - в разгар кризиса! Мне есть с чем сравнивать. У меня отличная память, и вектор развития новейшей истории России отчетливо стоит у меня перед глазами. Лучше, успешнее и эффективнее Путина я не видел руководителя ни в России, ни, тем более, в постсоветских республиках. Для меня это данность. Я прекрасно помню, что было при "молодых реформаторах", когда в августе 1998-го страна хлебнула выше ватерлинии, легла на бок и чуть не затонула, а для утверждения ежегодного бюджета России нужно было получать одобрение Международного Валютного Фонда. Ты вообще понимаешь, какая это дикая стыдоба?

 

Зейман: Может быть это было связано с тем, что на тот период Россия хотела интегрироваться в международное сообщество и соблюдать установленные там стандарты?

 

Багиров: Какие еще стандарты? Какая самостоятельная страна отчитывается за свой бюджет перед какой-то паршивой финансовой организацией, к тому же абсолютно проамериканской? Нет, это было связано с тем, что прямо в воздухе разворовывались миллиардные кредиты, которые набрали еще в 90-х, а мы вынуждены выплачивать до сих пор. Россия была должна абсолютно всем чудовищные деньги, плюс региональные элиты беспредельничали и самодурствовали так, что страна трещала по швам; каждый местечковый пупок слал на три буквы федеральный центр, а с ним за это ничего не могли сделать - банально не было законодательных рычагов. Сейчас тоже не все безупречно, и не будет безупречно никогда, потому что в мире не существует идеальных стран и уж тем более идеальных гражданских обществ. Но глобально Россия уже давно превратилась в страну, которую уважают, и с которой вынуждены считаться. Я к "Единой России" в целом совершенно без пиетета отношусь, честно говоря: она не просто так на этих выборах в полтора раза меньше голосов набрала, чем в прошлые, и такая серьезная утрата доверия связана с целым рядом провальных, а порой и откровенно омерзительных аспектов, и уж точно не на ровном месте ее начали называть партией жуликов и воров. Я с огромным удовольствием проголосовал бы за "Правое дело". Но увы, Прохоров не дал мне возможности это сделать. А больше у нас голосовать не за кого.

 

Зейман: А есть ли на сегодняшний день альтернатива Единой России?

 

Багиров: Нет. Остальные либо импотентные, либо несистемные, ergo - не работают и не приносят пользы России.

 

Зейман: А не говорит ли это о том, что в России довольно хорошо выстраивается вертикаль власти?

 

Багиров: И это прекрасно. Я считаю, что вертикаль власти в такой стране, как наша, просто обязана быть и четко, без сбоев работать.

 

Зейман: Почему? А как же демократические принципы?

 

Багиров: Я уже говорил: политические деятели нужны государству для того, чтобы ра-бо-тать, а не заниматься болтологией, и за работу свою нести ответственность. Могу, вот, даже конкретный пример привести, когда человек выбрал работу, а не клоунаду с флажками.

 

Зейман: Давай.

 

Багиров: Никита Белых, губернатор Кировской области. Он некогда руководил партией СПС, которая в 2007 году не прошла в Думу, не набрав даже минимума. Ну, там много нюансов было: предвыборные ролики, как партийцы там икру в частных самолетах жрут, и еще много близкого и понятного российскому избирателю. В общем, в Думу партия не прошла, и перед Белых встал выбор: либо переходить в несистемную оппозицию и махать флажками под глупые лозунги, либо становиться губернатором и работать в достаточно тяжелом, бедном регионе. Он выбрал второе, не обращая внимания на то, что многие начали обвывать его предателем демократии. А он просто взял и пошел работать на Россию. Такая позиция лично у меня вызывает уважение. Я уважаю дела, а не лозунги.

 

Зейман: Ну слушай, у него альтернатива пойти работать губернатором. Такое ощущение, что любой желающий может так сделать. Губернаторов назначают. А он тоже член Едра?

 

Багиров: Понятия не имею. Кажется, нет. Разве это важно? Я вообще его привел как пример, что человек захотел работать, а не онанизмом заниматься. А то, что назначают губернаторов - это уж точно не плохо. В нашей стране по другому нельзя.

 

Зейман: Почему нельзя?

 

Багиров: Как минимум потому, что нужны рычаги воздействия на региональную власть. Вот, например, как-то раз некто Черепков чуть не заморозил целый Владивосток. Там старики до смерти замерзали, инвалиды, обоссавшиеся дети, там, к полу колготками примерзали. Я это навскидку вспомнил потому, что скандал был дикий на всю Россию - местные жители его уже линчевать были готовы, он вообще там себя вел, как феодал обыкновенный. Так вот - президент просто не мог его снять, как ни бился! Его, типа, выбрали! Народный избранник, йоптваю! При этом все отлично знают, что такое были в то время выборы - у кого бабла, бандитов и гречки для бабушек больше, тот и губернатор, а самыми главными федеральными выборщиками были честнейшие Гусинский и Березовский. Все бы ничего, но, став губернатором, человек на несколько лет становился абсолютно неприкасаемым и безнаказанным, и вытворял, что хотел. Тот же Боря Немцов - в 1996-м году, когда он был губернатором Нижегородской области, жители Кулебакского района не последовали его настойчивой рекомендации выбрать главой района его ставленника, и выбрали того, кого посчитали нужным сами. Так Боря после этого так прижал району яйца, что люди для отопления жилья картонные коробки у рынка собирали. В то время как буквально соседний Выксунский район просто бесился с жиру. Это не шутка такая сейчас была, это я сам все видел, ибо в том же году, будучи двадцатилетним пацаном, сам покинул этот загибавшийся от голода, холода и нищеты район, и уехал выживать в Москву. Я это не впервые озвучиваю, и самому Боре лично это уже высказал не единожды, он соврать не даст. А вот то, что он мне на это отвечал, я даже и воспроизводить не буду. И вот сама подумай, нужна ли мне такая вот региональная власть самодуров? Нет, мне нужен во главе государства лидер, который мог бы этот беспредел останавливать.

 

Зейман: А вот Сурков? Он кто - неформальный лидер?

 

Багиров: Неожиданный вопрос. Сурков, безусловно, гениальный российский политик, этакий инфернальный гибрид Катона, Столыпина и Остермана. Это государственный деятель чудовищной работоспособности и эффективности, без внимания которого в российской внутренней политики не осталось уже, кажется, ничего. Лично у меня, как у писателя, масштаб его личности вызывает почти перманентное желание написать о нем книгу, но есть одно препятствие: Сурков пока живой. В романе "Дежурный по апрелю", который я сейчас пишу и на черновики которого недавно серьезно напряглись все спецслужбы Молдавии, один из заглавных персонажей, собственно, с Суркова и списан, но это немного не то… Впрочем, мы говорили о теперешней политической системе, одним из авторов которой Сурков и является; так вот - лично меня эта система устраивала до недавнего времени почти полностью. Серьезных претензий к системе у меня две: все чаще повторяющийся бардак на улицах, и провал "Правого дела". По первому вопросу: ни в одной стране мира действующая власть, - если она власть, а не херня на рыбьем жире, - никогда не позволит никаким провокаторам парализовать центр столицы с призывами эту самую власть свергнуть. Это стыд и позор. Это проявление даже не либерастии, а элементарной мужской несостоятельности. В любой европейской "демократической" стране всю эту толпу уже давно залили бы ледяной водой из пожарных брандспойтов, забили бы дубинами и разогнали, чтобы впредь было неповадно. А про "Правое дело" - надо было суметь договориться. Такая партия стране совершенно необходима. Я был бы рад, если бы к следующим выборам она все-таки появилась, приняла какие-то очертания, и приобрела бы электоральную перспективу. Сорок процентов избирателей "Едра" это, безусловно, цифра, но потеря трети избирателей за четыре года - это серьезнейший сигнал, как минимум указывающий на то, что в филармонии что-то не так. Дайте альтернативу или реформируйте; все раздражители-то - вон они, на поверхности.

 

Зейман: Эдик, ты - популярный блоггер, писатель, сценарист. Книги твои имеют не только художественную, но и ярко выраженную политическую, и остросоциальную окраску. Некоторые относят тебя к политтехнологам, другие говорят, что ты манипулятор общественным сознанием, но в любом случае все согласны с тем, что в политике ты разбираешься, причем довольно хорошо. Какую Россию видишь ты на сегодняшний день? Есть ли те достойные люди, которые могут повести за собой? Может быть ты?

 

Багиров: Да нет, я уж точно не политик. Политик должен быть дипломатом и профессионально жалеть хомячков, а я ведь - к кому бы там меня не "относили", - человек исключительно творчества, даже бизнес у меня творческий. Поэтому могу и напиться нечаянно, и на хуй послать, и в рожу дать. Политика в чистом виде мне интересна, но не более. А если говорить о России здесь и сейчас, то могу сказать с уверенностью, что нет ничего лучшего для нас, чем системная политика - когда даже самые непримиримые враги вынуждены договариваться в интересах страны, а не на свой карман и на личные амбиции. В совсем еще недавние времена я, да и практически вся страна - выживали, а сейчас - живём. И лично я хочу жить и дальше. А все эти навальные кончатся ровно в ту минуту, когда их начнут всерьез наказывать, ну, или когда на их сборищах появится первый труп. Потому что их единственная поддержка - это, как я уже говорил, хомяки. А умирать хомяки за Навального не пойдут. Покричать - да, пойдут. Но ни умирать, ни даже сидеть несколько суток в кутузке - не пойдут. Никогда. Хомяк не способен умереть за идею. Потому я и сказал сверху, что сажать уже пора и хомяков тоже. Так что события сегодняшнего дня вызывают у меня досаду, злость на перегороженные площади и Тверскую, да много разных поверхностных эмоций бытового оттенка, но опасения - нет. Собака лает - караван идет. Россия и не таких переваривала.