Все записи
МОЙ ВЫБОР 01:38  /  27.12.11

4843просмотра

Сергей Минаев о блогосфере и большой политике.

+T -
Поделиться:

Зейман:  Сергей, на сегодняшний день ты довольно занятой человек. Во-первых, ты бизнесмен, причем успешный. Во-вторых, писатель. В-третьих, телеведущий. В-четвертых, блоггер. Как тебе удается совмещать столь разные виды деятельности?  

Минаев: Никак у меня не получается. Я просто ленивый человек. 

Зейман: Поэтому занимаешься параллельно всем и сразу? 

Минаев: Именно так. Так как если я брошу один вид деятельности, то автоматически перестану заниматься и всем остальным. Просто начну сидеть где-нибудь в Рагу или Uilliams и писать в твиттере, что мне взбредет в голову. 

Зейман: Неубедительный ответ. 

Минаев: Я на полном серьезе. Я бы вообще ничем не занимался, сидел бы дома и читал книжки. 

Зейман: И какие книжки ты бы читал? 

Минаев: Я бы читал английскую и американскую прозу двадцатого века. Да, и французскую классику, конечно же. 

Зейман: Вообще странно это слышать от такого энергичного мужчины. Это установка на пенсию?  

Минаев: Можно и так сказать.  

Зейман: У меня к тебе вопрос, касающийся блогосферы. В этой теме ты давно, и понимаешь, как там все устроено. Скажи, какую роль на сегодняшний день играет блогосфера в России? 

Минаев: В больших городах-миллионниках, таких как Москва и Санкт-Петербург, уже доминирующую.  

 Зейман: Это с точки зрения социальной политики? Или блогосфера становится неотъемлемой частью жизни людей в принципе? 

Минаев: И с точки зрения социальной жизни, и с точки зрения формирования трендов, взглядов. Более того, сейчас интернет и блоги становятся площадкой для открытых дискуссий, обсуждений. 

Зейман: В таком случае, как государство может влиять на те потоки информации, которые проходят через блоги? Может ли государство как-то контролировать  этот процесс? Сомневаюсь, что это сфера свободных дискуссий.  Более того, совсем недавно основатель социальной сети Вконтакте Павел Дуров прокомментировал ситуацию на этот счет, заявив, что правоохранительные органы пытались закрыть несколько групп оппозиционной направленности. Более того, тот же ЖЖ за последний год неоднократно переставал работать? Не происки ли это спецслужб? 

Минаев: Ну, начнем с того, что государство всегда так или иначе пытается контролировать все участки жизни граждан. И это глупо отрицать. Очевидно, что социальные сети, куда переместилась вся социальная активность, где есть коллекторы должников и прочее вещи, не контролируется спецслужбами и иными организациями.  

Зейман: Я вот не совсем понимаю, насколько вообще возможно контролировать информацию, которая разлетается по интернету нажатием  одной кнопки. Кстати, а бывали ли у тебя случаи, когда ты что-то провокационное у себя в ЖЖ писал, а потом тебя просили это удалить? 

Минаев: Нет, у меня такого не было. Мне кажется, это вообще топорно. Хотя, когда мы организовывали митинг в поддержку политического заключенного Багирова, моему провайдеру поступил запрос заблокировать сайт "Литпром". Я об этом нигде не писал, но тем не менее, такая просьба поступала.  

Зейман: А как ты думаешь, с чем это было связано? 

Минаев: Ну вот смотри. Сидит какой-нибудь человек, который отвечает за блогосферу. Ему поступают сигналы в виде слов: блогосфера, Митинг, Литпром, медиа персоны и т.д. У него загорается красная лампочка, и не разобравшись, что к чему и почему, он бежит к провайдеру и начинает делать всякого рода запросы: закрыть, удалить и прочее. Мне вообще кажется, что глупо пытаться контролировать информацию, которая распространяется со скоростью света. Ну удалят они на одном ресурсе, сразу появится на другом. 

Зейман: Ну вот к примеру таже ситуация с митингами, которые недавно прошли, и которые ты освещал в прямом эфире Minaevlive. Ведь оппозиция смогла привлечь много сторонников именно через интернет.  

Минаев: Именно так все и было. Тот же Немцов, Чирикова привлекли на свою сторону монго людей именно через свои жж и твиттер.  

Зейман: А сам ты как думаешь, с чем были связаны такие массовые митинги? 

Минаев: Я считаю, что все прошедшие митинги изначально развивались по разным векторам. Другой вопрос, что эти вектора пересеклись и произошло то, что произошло.  По сути, это не были митинги хомячков или как там их называют, а это был митинг сытых. Там вообще сошлись три момента: так называемые драйверы, типа Немцова, Чириковой, Навального и Яшина, и обычные граждане, типа моих и твоих друзей, которым тупо надоело то, что происходит. К примеру те же бизнесмены, у которых в этом году пытались отжать бизнес, или вообще как-то на него повлиять. Это люди в большинстве своем образованные, и они не будут просто так куда-то идти и где-то там стоять. 

Зейман: То есть все же бизнес в России пока нужен больше не для экономики, а для чиновников и тех, кто у руля власти? 

Минаев: По сути так. Ну вот смотри, есть ряд бизнесменов, которые живут за границей пару месяцев в году. Прилетают они в сентябре в Москву и узнают, что там кто-то где-то договорился между собой, и все поменяли. Просто система сложилась таким образом, что ни у кого ничего не спрашивают. Банальный пример: сидят люди в ресторане. Кто-то один за всех решает, что все будут есть мясо и овощи, и всё. Мнение других не волнует. Ну как это так? 

Зейман: У нас просто государство вертикальное, вот и все. А в целом, тебе не кажется, что российский сценарий очень похож на то, что в 2004 году происходило на Украине? Там тоже все сначала мирно, типа гражданское общество возмущается, а потом уже аресты. 

Минаев: Ну, отчасти оранжевый сценарий имел место быть. Также как и всем уже давно понятно, что американские структуры активно работают и в России. Суть происходящего просто сводится к тому, что все вышли, показали свое общественное недовольство, а дальше то что? Ничего. Теперь в твиттере и фейсбуке ждут продолжения, но ни требований, ни реальных предложений нет. Ведь вопрос не в выборах и не пересчетах, а в том, что дальше так продолжаться не может. И все. А оппозиция на митингах занималась тем, что делила власть между собой, а не предлагала реальные варианты решения накопившихся проблем.  

Зейман: Скажи а почему ты освещал этот процесс? Все же направленность твоей деятельности немного иная. 

Минаев: Я объясню. Я об этом писал в своем блоге. В 1991 году три человека погибли под танками. Их сейчас нет и никто о них не помнит кроме близких и друзей. В 1993 году таких людей вывозили десятками. Кому это надо? Зачем? Для того, чтобы потом у меня в эфире на том же "Честном понедельнике" сидел Немцов и говорил, какой он хороший? 

Зейман: Ну ты же понимаешь, что именно люди, народ всегда являлись рычагом в руках конкретных лиц. Тоже самое и сейчас. Сомневаюсь, что тому же Немцову было бы интересно выступать и призывать к смене власти, стоя на пустой площади. Нужна поддержка граждан. Без нее ничего бы не получилось.  

Минаев: О том и речь. Людей жалко. Не хочется крови и убийств только лишь потому, что кому-то захотелось порулить страной. Это же элементарная психология, о которой мало кто знает и интересуется. Понятное дело, что революцию делают герои, а ее плодами пользуются подонки. Знаешь, это как у Пелевина - тех, кто не проститутки, на пушечный выстрел не подпустят. Так зачем до этого доводить? Лично я призывал людей именно к этому. Не надо лезть туда, где вы ничего не понимаете.  

Зейман: Но при этом реакция на твои тексты и эфир была больше отрицательной нежели положительной? 

Минаев: Ну потому что люди привыкли рассуждать и отталкиваться от стереотипов. 

Зейман: Каких именно? 

Минаев: Ну, что если митинг, то это сразу дубинки, кровь, раненные,  убийства и т.п. Я хотел об этом предупредить, и в какой-то степени защитить тех молодых ребят, которые так стремятся оказаться на этих площадях.  

Зейман: А скажи пожалуйста, в каких целях ты используешь свой ЖЖ? Твой текст "Баррикады" был воспринят многими как пропаганда.  

Минаев: Ты знаешь, сейчас я плотно пересел на Твиттер. И ЖЖ отходит на второй план.  

Зейман: Почему? 

Минаев: Все от того же. От лени. 

Зейман: Какая-то интернет-деградация происходит на глазах. Чем проще, тем лучше. 

 Минаев: Интернет убивает большой текст. Это абсолютная правда. Вот смотри, раньше на "Литпроме" я писал тексты около двух страниц. И их читали. Потом появился ЖЖ, где я писал уже только одну страницу. Теперь Твиттер, где лимит твоих высказываний ограничивается 150 знаками.  И очевидно, что в этот формат ты пытаешься вложить абсолютно понятный, интересный месседж. Но это стопроцентно убивает твой творческий потенциал. Хотя мне нравится.  

Зейман: Тебе как раз это нравиться не должно. Ты же писатель, который уже написал семь книг. И в каждой твоей книге гораздо больше ста страниц.  А как долго ты писал свою последнюю - "Москва, я не люблю тебя"?  

Минаев:  Раньше в среднем я писал книгу девять месяцев. Последнюю - два года. Спасибо Твиттеру за это.  

Зейман: Социальные сети тебя развратили.  

Минаев: Именно так. и не только меня. Посмотри чем занимается молодежь:  большинство начинает общаться через соцсети, даже сидя напротив друг друга. Это же ненормально. 

Зейман: Но несмотря на малые формы и твою любовь к ним, именно в ЖЖ ты разместил свое интервью  с Владиславом Юрьевичем Сурковым. Как тебе это удалось?   

Минаев:  Я долго к этому шел. Почти год. Я приглашал его в "Честный Понедельник", в Minaevlive, но все было мимо, так как он очень занятой человек. Да и вообще старается быть непубличным.  

Зейман:  И все же пришел. Причем в тот момент, когда в Москве прошли выборы в Государственную Думу, и начались митинги. Так и хочется тебя записать в команду администрации президента.  

Минаев: Нет, это не так. Я просто хотел очень давно взять у него интервью. И у меня это получилось.  

Зейман: А почему именно о выборах и политике? Уверена, что Сурков интересен не только этим.   

Минаев: Так получилось. Согласен с тобой, что есть более интересные темы. Просто, к сожалению, совпало с выборами. Я бы даже так сказал, тут событийность формировала посыл.  

Зейман: Коль уж мы заговорили о Суркове, хочется и про Дмитрия Анатольевича Медведева спросить. Расскажи  подробнее об инициативе Медведева создать расширенное правительство. Ты был на той встрече и участвовал в качестве  эксперта. О чем договорились?  

Минаев: Ну, учитывая тот факт, что было всего три встречи, посвященные этому вопросу, то пока договорились лишь о выработке условий, на которых это правительство должно существовать. В частности я занимался тем, что каждую  среду, через свой эфир MinaevLive я и моя команда формировала предложения по каналам обратной связи. 

Зейман: Что-то пока не очень понятно. 

Минаев: Да я, честно говоря, сам пока до конца не понимаю, как это все будет взаимодействовать. Мне это вообще напоминает новгородское вече, с поправкой на то, что там участии в принятии решения принимали все горожане, а здесь избранные люди.  

Зейман: И кого  сейчас считают избранными? 

Минаев: Ну это и медиа-персоны, и люди культуры, и много из шоу-бизнеса. И президент с ними общается, пытается понять что к чему. Это такая, знаешь, прокладка между рулем и сиденьем.  

Зейман: А насколько тебе кажется это эффективно? Мне вот кажется, что недостаточно быть просто популярным и узнаваемым человеком, чтобы встречаться с президентом и обсуждать каналы информации между государством и обществом. 

Минаев: Вообще согласен с тобой. Мне иной раз тоже звонят и просят дать комментарий на ту или иную тему, не относящуюся ко мне. Поэтому популярность еще ни о чем не говорит. Важно, что ты несешь в себе, и в чем ты компетентен. 

Зейман: Мне вот пока все же неясно, с чего вдруг государству именно сейчас понадобились эти каналы? Такое ощущение, что до этого они жили на Луне и их не интересовала обратная связь с людьми.  

Минаев: Ну, немного похоже на это. У меня вообще возникает законный вопрос - если правительству не нужны каналы информации о том, что происходит на улице, чем они живут вообще? Они что живут в Майами, а сюда приезжают указы подписывать? Я, конечно понимаю, что у каждого чуть ли не по десять помощников, которые подкладывают правильные папочки, чтобы показать, что все хорошо - как же иначе? Но к чему это приведет - мне пока не ясно.  

Зейман: А вот если тебе поступит предложение работать в правительстве, ты согласишься? Сейчас очень модная тенденция появилась: как только человек становится значимым для общества, его тут же приглашают работать в Думу или в Общественную Палату. Своего рода дополнительный бонус к имиджу.  

Минаев: Нет, я точно не пойду работать ни в правительство, ни в другие государственные структуры. Зачем мне это? 

Зейман: Как зачем? Мне кажется, приятно осознавать, что ты полезен и с тобой готовы считаться. Разве не так? 

Минаев: Я тебе честно скажу - я хочу принадлежать себе, а не кому-то. Я знаю пару людей в правительстве, которые работают по восемнадцать часов в день. Тот же Сурков, к примеру.  Я так не хочу. Я понимаю, что это важно, но мне хватает того, что есть.   

Зейман:  Тем не менее, замешан ты в политике, и активно ее обсуждаешь. С президентом общаешься, с Сурковым тоже, в общественных мероприятиях участвуешь. Ты же сам говоришь, что тебе бы книжки дома почитать, а все же активно себя везде позиционируешь. Зачем? 

Минаев: Мне это интересно лишь отчасти. По некоторым вопросам я могу выступать как эксперт или консультант.  

Зейман: Давай тогда вернемся к тебе как к медиаперсоне. У тебя есть две передачи: одна на телевидение, другая в интернете. Обе в той или иной степени политизированы. Как ты считаешь, насколько долго эти передачи будут востребованы? И насколько тебе самому это интересно? 

Минаев: Мой первый эфир на НТВ был в мой день рождения - 25 января 2009 года. Тогда я  только начинал свою медийно-телевизионную карьеру и мне было очень интересно себя попробовать. У меня была хорошая команда, которая мне помогала и многому учит до сих пор. Я им очень благодарен. С точки зрения того, что эта передача выходит на федеральном канале, не могу сказать, что это плохо, или что это все заказуха сверху. Понятное дело, что телевидение - это один из каналов информации для государства, и конечно же, многие темы там ретушируются, и не всех людей там показывают, но это вполне нормальная ситуация. Лично я горжусь многими своими эфирами. 

Зейман: Какими, например? 

Минаев: Эфир, связанный вокруг поселка Речник. Я горжусь тем, что мы вышли в прямой эфир и освещали в он-лайн режиме теракты в Домодедово, а затем и в московском метро, а а также оперативно смогли осветить теракты на "Невском Экспрессе".  

Зейман: А эти темы исходили от тебя? Или тебе давали сценарий программы и говорили, что сегодня эфир будет посвящен такой-то теме? 

Минаев: Нет, это исходило исключительно от меня. Я кстати очень благодарен генеральному директору НТВ Кулистикову за то, что он не выгнал меня после первого эфира, а дал возможность развиваться. А вот Minaevlive - это абсолютно моя тема, которую я в себе вынашивал и считаю, что цель достигнута.  

Зейман: Как у тебя появилась эта идея? Был ли у тебя внятный ориентир? Может быть, ты учел опыт американских технологий? 

Минаев: Я очень долго об этом думал. Понимаешь, суть современного телевидения в том, что зрителя ставят в позицию вуайериста. То есть он смотрит в замочную скважину - и только. Зритель может соглашаться или нет с тем, ему показывают, и он слышит, но его мнение в любом случае не будет учитываться, это во-первых, а во-вторых, он не может влиять на ход дискуссии. А моя программа это позволяет делать. 

Зейман: И каким же образом? 

Минаев: Ну вот смотри, Сидит у меня в эфире Жириновский Владимир Вольфович, а ему кто-нибудь из рядовых пользователей скайпа говорит:  слышь, что ты гонишь тут? 

Зейман: Ну и что дальше? Вот он сказал ему это, или еще что-нибудь в этом духе. Думаешь, что Жириновский мигом исправится? Сомневаюсь. А тебе кто-нибудь помогал в запуске этого проекта?  

Минаев: Конечно же, я делал это не один. Я пришел к Косте Рыкову и рассказал о своей идее. Мы переговорили  с ним, потом еще с несколькими людьми. 

Зейман: С какими людьми? Хотелось бы знать, кто приложил руку. 

Минаев: Леня Филатов, которому понравилась эта идея. Затем он меня познакомил с Егором Туршинским, который сказал, что это полная ерунда, и никто смотреть это не будет. Но все равно помог в организации, спасибо ему большое. Многое людей было задействовано.

 

Зейман: Твой первый эфир был с Михалковым, который на тот момент был в кризисе с власть имущими. Выбор, я так понимаю, пал на него неслучайно? 

Минаев: Не случайный выбор, учитывая его влияние и место в обществе. Мы вообще сильно переживали насчет того, приедет он или нет.  

Зейман: И сколько людей посмотрели этот эфир? 

Минаев: Около 45 000 человек.  

Зейман: Это означало на тот момент, что ты попал в точку? 

Минаев: Думаю, что да. Сейчас мы держимся на отметке 60 000. А когда были митинги, и мы два дня подряд их освещали, так и вообще было под 90 000. Нам тогда вообще очень круто повезло: у нас была прямая трансляция с Болотной площади, и мы стояли рядом с камерами BBC, CNN и другими международными каналами. Мне было очень приятно.  

Зейман: Аудиторию ты завоевал. Зрители могут принимать активное участие в дискуссии, задавать вопросы, оставлять комментарии. Дальше что происходит? Вы каким-то образом обрабатываете полученные данные? 

Минаев: Комментарии, к сожалению, никто не обрабатывает. Они идут потоком, и я лишь успеваю выборочно читать наиболее, на мой взгляд, интересные. Более того, данные никакие никто не обрабатывает и никуда потом в виде отчетов не отправляет. Мы просто даем возможность людям участвовать в нашем эфире, и открыто выражать там свое мнение.  

Зейман: А часто пользователи в эфире задают неудобные, провокационные вопросы твоим гостям? Или вы отслеживаете это и в нужный момент выключаете того или иного пользователя? 

Минаев: Да нет, люди в большинстве своем адекватные. Хотя изначально мы очень переживали, что при включении камеры кто-нибудь решит показать какую-нибудь часть тела, либо что-то в этом роде. Два раза только были какие-то тролли, которые выходили с масками и топорами.  

Зейман: То есть никакой предварительной проверки нет? 

Минаев: Нет. Просто редакция спрашивает - какой вопрос хотят задать. 

Зейман: А вот интересно, как ты относишься к тому ярлыку, который тебе повесили пару лет назад, назвав тебя голосом поколения? Ты ощущаешь на себе социальную ответственность перед обществом? 

Минаев: Конечно же я не считаю себя ни каким голосом поколениям. Я вообще такой же, как и все. Я просто могу доступно говорить о том, что интересует людей. А насчет социальной ответственности могу сказать, что я ее чувствую, и именно поэтому я всем говорил, когда были митинги, чтоб сидели дома.  

Зейман: Бытует мнение, что все, что ты делаешь, это благодаря Рыкову, Суркову и поддержке Кремля. Согласен ли ты с этим утверждением? 

Минаев: Конечно же не согласен. Я не Митя Глуховский, который в свое время говорил, какой он талантливый, и как его нашли издатели и дали ему возможность раскрыться. Моя история очень простая. Я был самым обычным парнем, который в свое время написал книгу "Духлесс" и показал ее Рыкову, который мне сказал, что с этим нужно работать. Игорь Бухаров направил меня в издательство АСТ и помог с выпуском книги. Конечно же, и Рыков проделал огромную работу по продвижению моей книги. И кто считает это рукой Кремля и только пиаром - это не так. Так считают хомяки. 

Зейман:  Хомяки? А кого ты считаешь хомяками? 

Минаев: Это, конечно же, образно я сказал, но суть в следующем. Вот есть болото, говоря социологическим языком. Оно состоит из тех людей, у которых довольно тяжелая жизнь, и они занимаются тем, что сводят концы с концами. Им не до публичных дискуссий. Они всегда голосуют за партию власти и т.д. А есть ряска, то есть те ребята, которым интернет дал трибуну для обсуждений, дал возможность быть медиаторами. И вот они начинают вещать об одних и тех же стереотипах, что ничего не бывает просто так, что кто-то там кому-то помогает. Причем ладно, если это повторяют люди, которые сидят в офисах и получают тысячу долларов. С них спроса никакого нет. У них главное счастье в жизни, это два бигмака по цене одного. Поэтому к ним у меня никаких вопросов нет. Я сам таким когда-то был. А когда такие вещи говорят Быков или Лена Токарева, то это уже сифилис мозга.  

Зейман: А мне вот кажется, что в России не любят слово успех и успешный, поэтому и говорят, что говорят.  

Минаев: Именно так. В России свой успех надо объяснять, и если ты скажешь, что не было рекламы или что это не рука Кремля, то значит тебя автоматически отнесут к пидарасам. Это можно охарактеризовать кратко: аморфная бюргерская масса.   

Зейман:  А как ты думаешь - в России все же есть средний класс, который может адекватно реагировать на события, а не быть фанатиками или толпой? 

Минаев: Мне кажется, что прошедшие митинги показали, что есть, и что он формируется. Но не стоит забывать, что людям думать тупо западло, проще выбрать себе в медиаторы какого-нибудь Навального, и следовать за ним.  

Зейман: Я думаю, что Навальный просто изначально угадал с темой, которая всех волнует: бюджет, деньги и то, как их используют.  Правда, вот в политику пошел, за что его и наказали административным арестом. Но при этом количество сторонников резко увеличилось и многие считают его лидером современной России. Так ли это? 

Минаев:  Ты знаешь, я вообще не должен сейчас этого говорить, но как человек, который интересовался всевозможными городскими протестами  и много читал про фракцию "Красная Армия" в Германии, про Ирландскую Республиканскую Армию, про басков, могу точно сказать, что революция рождается тогда, когда появляется лидер. Лидер - это всегда одержимый своей идеей параноик, за ним идет круг фанатиков, которые слепо верят в его идеи, а остальное - толпа. И такие лидеры рождаются в разные поколения и время. Тот же Че Гевара, Бобби Сэндс, другие выдающиеся общественные деятели и лидеры. А вот поколение клерков подарило России Навального, кляузника, который что там якобы доказывает, отсуживает и вовзращает в казну.     

 

Комментировать Всего 12 комментариев

Браво, Аня!!!

Еще бы элементарное оформление статье.

А то "кирпич сканировать" - ну ой как...  )

Эту реплику поддерживают: Анна Зейман

Спасибо)! Чем понравилось интервью?)

действительно VS

Толковое! При том, что Минаев - далеко не самый удобный "донор информации",  да еще и коллега. Но как бы сильно не действовал "ответчик", здесь "истец" выглядит вполне достойно. И редкий случай, когда интервью - действительно VS двух сторон и это исключительно уместно и вкусно.

Но добавить лита\курсива я также настоятельно рекомендую. И хотя бы еще один снимок - в центр, чтоб разбавить. Это в ваших же интересах. Не забывайте о первых "золотых" 10 секундах интернет-внимания до следующего клика.

Отныне буду следить за вами! Так что, ведите себя хорошо )

Эту реплику поддерживают: Анна Зейман, Сергей Громак

Конструктивно)! Учту про десять секунд)!

Согласен насчет оформления. Трудно читать его быстро, так как фамилии обеих участников их реплики никак не выделены. Вот пример хорошего оформления интервью

Эту реплику поддерживают: Анна Зейман

Буду исправляться)! Степан, что насчет интервью? Понравилось или нет?

Анна, добрый день и с наступившим Вас Новым годом! Наконец, внимательно прочитал интервью. Классное! Я не спец в журналистике, но думаю, что 50% успеха интервью - это выбор "ответчика". Выбор Багирова и Минаева - абсолютная удача. Единственная проблема - теперь придется и дальше поддерживать эту высокую планку)))

А если говорить о пожеланиях на будущее (хотя подчеркиваю, что я не специалист в журналистике), мне тоже кажется, что по тексту интервью было бы неплохо разместить несколько цветных снимков беседы на фоне интерьера. Например, жесткулирующий Минаев или Багиров, корчащий смешную физиономию, или как Вы смеетсь над какой-нибудь шуткой Минаева. Такие фото создали бы для читателей дополнительный эффект присутствия.

А еще интересно, если не секрет, в каком ресторане (кафе) брали интервью?

Сергей, с наступившим Вас 2012 годом! Спасибо за комментарий. Съемки проходили в ресторане Павильон на Патриарших прудах. Делюсь с вами двумя фотографиями с интервью- для ощущения полного присутствия).

Анна, спасибо! Вот именно о таких фото я и говорил (правда, удачные получились). Теперь полный эффект присутствия)) И спасибо за наводку на "Павильон". Был там года три назад, приятное место. Но в журналах пишут, что относительно недавно, они полностью обновили меню. Так что, благодаря Вашей наводке, схожу туда ещё.

Вам, конечно, тяжело придется с выбором следующего объекта для интервью. Теперь же надо выбирать кого-то не менее интересного, чем предыдущие товарищи. Придется интервьюировать Суркова))

Эту реплику поддерживают: Анна Зейман

Ну почему же тяжело будет с выбором объекта?) У нас немало достойных людей, у которых можно взять интервью), например Лавров или Кудрин)). А вот до Суркова я никак не доберусь)), но все еще впереди)!

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак