Все записи
МОЙ ВЫБОР 18:09  /  15.02.12

2012просмотров

Никита Замеховский о литературе, творчестве и природе.

+T -
Поделиться:

Зейман: На мой взгляд, у тебя очень интересная и необычная для русского человека судьба. Во-первых, ты- серфер, причем титулованный. Во-вторых, ты- поэт и прозаик, успешно издавший свою первую книгу "Гармония волны". Расскажи, что в тебе зародилось первым: любовь к волнам  или творческое начало? А может эти две составляющие в тебе  хорошо уживались изначально?

Замеховский: Я думаю, что во мне изначально было две составляющие: любовь к волнам и морю, поскольку я родился и вырос в Крыму, и ничего, кроме синего гиганта за окном, больше не видел, и творческий потенциал, который я в себе чувствовал с самого детства, и который внутри меня не умещался.

Зейман:  И ты в какой-то момент решил выразить свою любовь к воде  на бумаге?

Замеховский: Совершенно верно. Причем я не сразу начал писать. Сначала я пробовал рисовать, затем лепить из глины и пришел к тому, что лучше всего свои эмоции и внутренний мир у меня получается выражать через поэзию. 

Зейман:  Когда у тебя был первый опыт пробы пера?

Замеховский: Мне было пять лет, когда я первый раз написал.

Зейман: Ты тогда умел писать? Какой способный.

Замеховский: Нет, мои первые слова записывала мама.

Зейман: И о чем писал?

Замеховский: О море, исключительно о нем.  Перед морем все меркнет и нет темы достойнее, чем этот голубой объект.

Зейман:  То есть получается, что именно водная стихия сопутствует и сопровождает  всю твою  жизнь?

Замеховский: Именно так, и, наверное, в ней я и утону (смеется).

Зейман: Вот у тебя был первый опыт выражения себя  в пять лет. А когда пришло понимание, что ты готов раскрыться перед другими людьми и показать свое творчество большому кругу  читателей?

Замезовский: В тридцать лет.

Зейман: А что с тобой произошло? Почему именно в тридцать лет? У тебя сработал какой-то внутренний переключатель, и ты сказал себе,что время пришло?

Замеховский:  Ты знаешь, почти двадцать пять лет во мне не было уверенности, что я смогу ответить за те слова, которые я написал. Мне нужно было внутренне сформироваться. И только в тридцать лет ко мне пришло понимание, что уровень моего сознания позволяет мне сделать свое творчество доступным для других,и я готов отвечать за каждое свое слово.

Зейман: А скажи пожалуйста, были люди в твоей жизни, которые как-то раскрыли в тебе этот талант и сказали, что ты должен начать публиковаться?

Замеховский:  Таких людей было несколько, и степень их влияния на меня шла по возрастающей, как вектор. Но по большому счету нужно отдать должное Эдуарду Багирову, который сдвинул меня с мертвой точки и вселил уверенность в том, что мне нужно публиковаться.

Зейман: То есть ты встретил на Бали Эдуарда Багирова, который оказал на тебя определенное влияние, как более опытный по писательскому ремеслу человек?

Замеховский: Именно так. Но я не уверен, что он оказал на меня влияние.  Просто я получил в свое распоряжение время умного, обладающего определенным литературным опытом слушателя, умеющего оценить оттенок, прокомментировать его и, в случае необходимости, здраво критиковать.

Зейман: Бытует такое мнение, что начинающие писатели, да и просто люди, увлекающиеся публицистикой, должны много читать. Более того, считается дурным тоном, если ты - писатель или публицист, не знаешь русскую классику, не знаком с международной литературой.  Какую роль играет культурное наследие для тебя?

Замеховский: Мне почему-то сейчас захотелось процитировать Илью Эренбурга: " Все филологические вузы могут выпускать лишь талантливых читателей, но не писателей." Талантливых писателей рождает мама с папой и среда.  Чему может научить чтение классиков и мощных авторов? Ни образу, ни твоему собственному формированию, а языку, формам выражения. Образности ты должен научиться сам, иначе ты просто пойдешь по стопам тех писателей. Это будет калькой, не более того.

Зейман: Согласна с тобой. В этой связи мне хочется задать тебе следующий вопрос - Чем для тебя является твоя книга "Гармония волны"? Как она зарождалась? Откуда ты брал образы?

Замеховский: Это книга появилась совершенно неожиданно. Я работал во Вьетнаме в качестве инструктора по винд-серфингу и со мной был мой менеджер Денис, который очень интересовался темой серфинга и все время меня расспрашивал. Поскольку на тот момент я много работал и совсем не хотел говорить, я сказал, что буду отвечать ему на вопросы в письменном виде. Писал подробно, в результате появились главы, а затем и книга.

Зейман: Скажи пожалуйста в какие моменты своей жизни ты пишешь? Когда у тебя происходит в жизни какое-то яркое событие или наоборот надрыв?

Замеховский: Ты знаешь, больше всего я люблю писать в Крыму. Это место для меня является вдохновением. Здесь я черпаю свои образы. Более того, я живу и останавливаюсь в тех местах, которые похожи на мой родной Крым.  Я кстати не совсем согласен с тем, что нужно писать в те моменты, когда есть какой-то жизненный надрыв. Я пишу тогда, когда чувствую, что мое внутреннее состояние не соответствует внешней среде, когда я не гармоничен с окружающим меня миром. 

Зейман:    И что же ты делаешь, чтобы сбалансировать возникший резонанс?

Замеховский: Я начинаю писать, пытаясь себя привести в гармонию с пространством. Более того, я чувствую, что  только начинаю свой  творческий путь, и мой потенциал еще не раскрылся.

Зейман: Скажи пожалуйста как серфинг влияет на твое творчество? Является ли волна объектом вдохновения для тебя?

Замеховский: Безусловно. Волна, море -  это такой же поток информации, когда ты ничего не понимаешь, а существуешь здесь и сейчас, в этот момент, и  я живу в настоящем моменте, когда пишу. Это очень взаимосвязанные вещи в моей жизни. Чем отличается волна от того, что я пишу? Ни чем. И то, и другое, информация. Информация распространяется волнами. Это поток энергии, который я чувствую в себе. И этот поток позволяет мне рождать через себя новую информацию, которую я хочу довести до точки, до каждого атома, до читателя.

Зейман: Убедительно. Можешь ли ты в этой связи сказать насколько для тебя важна аудитория? Имеет ли значение масштаб читателей или сам факт того, что ты себя уже выразил  через  бумагу является достаточным? Можешь ли ты назвать цифру?

Замеховский: Да могу, почему и нет. Я считаю, что меня должны  читать миллиарды.

Зейман: Очень скромная цифра. Почему именно миллиард?

Замеховский: Объясняю. Тот мир, который я вижу и пытаюсь предоставить своему читателю, не самый плохой. Он не претендует быть идеальным, но в этом мире есть своя ценность. Именно поэтому я  занимаюсь не политическим диктатом, а литературой.

Зейман: Считаешь ли ты, что тот мир, который ты готов показать читателю, является для него таким же прекрасным? Насколько объективно ты можешь себя оценить?

Замеховский: Я отвечу на этот вопрос очень коротко. Мы все дети этой земли, часть природы, которую я и показываю через свою призму. Все живут под одним небом. Не стоит об этом забывать. Все равны перед природой, океаном, стихией, и абсолютно все в ней нуждаются.

Зейман: А собираешься ли ты немного изменить объект своего вдохновения и поставить человека в центр своего повествования? Готов ли ты стать социальным писателем?

Замеховский: Я думаю, что у меня вряд ли получится не писать совсем о природе или отводить ей второстепенную роль. Но при этом я готов работать над тем, чтобы найти и показать неразрывную связь между природой и человеком. Собственно говоря, в своих "крошечных пьесках" я  стараюсь это показать.

Зейман: Кем ты видишь себя через пять лет?

Замеховский: У меня есть два варианта: либо ни кем, либо всем.

Зейман: Что ты сейчас имел в виду?

Замеховский: Быть ни кем значит не иметь возможности говорить.

Зейман: То есть потерять свой творческий потенциал?

Замеховский: Можно и так сказать. 

Зейман: А что значит для тебя быть всем?

Замеховский:  Приумножить свой творческий потенциал, улучшить качество своего мастерства.

Зейман: Есть ли у тебя основное правило жизни?

Замеховский: Да, есть. Я считаю, что в этой жизни можно все, абсолютно. Главное, чтобы твои действия и слова не задевали достоинство других людей.

Зейман: Чувствуешь ли ты ответственность перед своими читателями? Если да, то в чем она проявляется?

Замеховский: Безусловно чувствую. Своими произведениями я так или иначе имею возможность формировать сознание других людей, поэтому я строго и самокритично к себе отношусь. Взять, к примеру, Гоголя, который как лавина провалился  сквозь века и поселился в душах других людей. Сейчас уже не одно поколение мыслит его категориями и разделяет его взгляды.

Зейман: Желаю тебе творческих успехов и вдохновения. Надеюсь, что ты сможешь найти ту ниточку, которая приведет тебя к сердцам многих людей.

 

 

 

 

Новости наших партнеров