Все записи
17:28  /  24.01.17

Александр и Елена Жуперины: "Как стать вертолетными чемпионами"

+T -
Поделиться:

17 ноября 2016 года прошла восьмая встреча AviaClub, организованная колумнистом Forbes Анастасией Дагаевой и клубным офисом Cabinet Lounge. 

Супруги, предприниматели, пилоты Александр и Елена Жуперины: «Как стать вертолетными чемпионами».

«Всем рекомендую привлечь жен к полетам, и вы будете такими же счастливыми, как я», — поделился секретом семейной идиллии Александр Жуперин на встрече AviaClub. Рядом с ним сидела жена Елена. Она молчала и улыбалась, всем видом демонстрируя полное единодушие с мужем.

17 ноября 2016 года прошла восьмая встреча AviaClub, организованная колумнистом Forbes Анастасией Дагаевой и клубным офисом Cabinet Lounge.

На встречах AviaClub уже выступали покорители Северного полюса и любители сложных путешествий по Европе, Америке, России; случались дискуссии: что круче — вертолет или самолет; велись разговоры, где оптимальнее учиться на пилота. А в мае 2016 года даже состоялась первая встреча AviaClub в Лондоне — ее героем стал легендарный пилот Квентин Смит (Captain Q). За полет вокруг Земли на маленьком вертолете Robinson R44 он попал в Книгу рекордов Гиннесса.

Восьмая встреча оказалась самой необычной: на ней впервые выступила женщина. Елена пришла вместе с мужем Александром и 8-летней дочерью Нюсей. «Наш экипаж в полном составе», — представила Елена семью.

На необычную встречу нашлись и необычные спонсоры. Ими стали —  ювелирная лаборатория MARKIN и компания-создатель «напитка для мозгов» IdrinQ. 

Компания MARKIN удивляет модными технологичными украшениями. Скрепки, кнопки, гайки, карандаши, турбины, соборы, мосты… Эти слова могут быть использованы как угодно, но только не в названиях ювелирных украшений. MARKIN об этом и слышать не хочет, создавая красоту из   привычного. На встрече AviaClub компания не просто демонстрировала украшения, но и разрешала их примерить (одним из самых популярных было кольцо с вращающейся авиационной турбиной). 

На AviaClub была и дегустация IdrinQ. Напиток позволяет лучше концентрироваться и дольше работать, говорят его создатели — доктора медицины (изначально ингредиенты IdrinQ использовались для лечения болезней, например, сахарного диабета, и поддержания спортсменов). IdrinQ можно смело называть авиационным напитком: сосредоточенность и выносливость нужны пилотам всегда, даже в несложных и непродолжительных полетах. IdrinQ появился на рынке в 2014 году, с ноября 2016 года начались его продажи в России. 

И вот герои восьмой встречи AviaClub — супруги Жуперины. В 2004 году Елена и Александр вместе пошли учиться пилотировать. Сейчас они — опытные путешественники и победители самых разных соревнований по вертолетному спорту; у каждого по 2000 часов налета. 

Сначала Жуперины решили заняться частным пилотированием для того, чтобы без пробок добираться до дачи на Валдае. «По крайней мере, такое было объяснение у моего рационального мужа», — смеется Елена.

Вместе пошли в летную школу, и оба довольно быстро освоили вертолет Robinson R44. Потом купили и собственный вертолет (сейчас у Жупериных R66). Путь до дачи стал быстрым и приятным, но амбиции не дают покоя. Как признается Александр, инициатором всех «экстримов» выступает жена. В 2004 году Жуперины получают пилотские свидетельства, а уже в 2005-м участвуют в соревнованиях по вертолетному спорту; в 2006 году завоевывают первые чемпионские титулы.

Параллельно с вертолетным спортом Жуперины много путешествуют. «Поначалу мы с Сашей чуть ли не жребий тянули, решая, кто будет пилотировать. Мне так хотелось самой!», — вспоминает Елена. Муж обычно уступал. Елена, вдоволь науправлявшись, теперь сама уступает «штурвал» Александру, и увлеченно фотографирует. Практически все их фотографии из поездок сделаны с высоты птичьего полета — замки Франции, Италии, поля и горы.

Вместе с ними путешествует их младшая дочь Нюся (всего у Жупериных четверо детей). Она летает с родителями с трехмесячного возраста. Кажется, вертолет для нее такой же обычный вид транспорта, как и автомобиль. 

Слушать летающую семейку — одно удовольствие. У каждого свое мнение, но всегда договорятся. Амбиции, азарт, адреналин, однако безопасность превыше всего. Уступки и напор, эмоции и рассудительность. Планирование и спонтанность. Много шуток, смеха, доброты. Такой разбег впечатлений, что сразу все и не охватишь.

Все пришедшие на восьмую встречу AviaClub могли задать любой вопрос Жупериным. Благодаря расспросам гостей, разговор получится еще интереснее и содержательнее.

Предлагаем самые яркие моменты из выступления Жупериных.

— Ваши первые самостоятельные вылеты случились 12 лет назад. Какие остались воспоминания? 

Елена (Е): К Саше всегда относились как к основному пилоту в нашей семье. Инструктор Вася Обухов [шеф-пилот вертолетного клуба «Авиамаркет»] в назначенный день спокойно выпустил Сашу в первый самостоятельный полет. Я тоже была настроена вылететь — я же ничем не хуже Саши. И вот мы садимся с Васей в вертолет, а он не берет канистру с водой! Для меня это был плохой знак, внутри уже началась истерика. Я объясню про канистру. Мой вес тогда был ниже 60 кг, и чтобы я могла одна выполнять какие-то элементы на вертолете, например, висение, был нужен дополнительный вес. Канистра с водой эту функцию и выполняла.

И вот Вася не взял канистру… «Сегодня он меня не выпустит», — решила я. Так оно и случилось. Мне было страшно обидно. Но на следующий день он меня все же выпустил! 

Александр (А): На самом деле, все было иначе: просто я летал лучше.

Е: И до сих пор так, я же не чемпион мира, как ты.

— Я познакомилась с вашими послужными списками. Там такое количество титулов и достижений в вертолетом спорте, что можно со счета сбиться. Расскажите, как стать чемпионами?

А: Инициатором была моя жена Лена. И на вопрос: «Как стать вертолетным чемпионом?» ответ простой: «Надо на ней жениться». Я женился — вот я и чемпион! Вообще, все начинается с людей. В 2004 году мы пришли в аэроклуб, отучились, и первый раз увидели пилотов-профессионалов, таких очень эпатажных и уверенных в себе. И нам очень захотелось быть на них похожими. Мы выяснили, что они занимаются вертолетным спортом, вот так мы тоже приобщились к этой теме. Потом встретили Ирину Грушину [президента Федерации вертолетного спорта России], которая нас познакомила с реально профессиональным вертолетным спортом.

— В чем заключается этот спорт?

А: Есть четыре упражнения. Навигация, когда нужно найти определенные цели на какой-то территории, зарисовать их, и финишировать. Слалом —  самая динамичная дисциплина, когда летишь с ведром воды. Важно — не разлить воду в полете и поставить ведро точно в отметку. Оставшихся два — развозка грузов и полет на точность. 

— Как долго надо тренироваться, чтобы не разлить воду?

А: Мы занимаемся вертолетным спортом 10 лет, и, тем не менее, иногда разливаем воду.

— Вы соревнуетесь друг с другом?

Е: У Саши свой экипаж, у меня — свой. И, понятно, что каждый хочет занять какое-нибудь из первых мест, желательно самое первое. Поэтому мы соревнуемся всегда. И никто не поддается, не подыгрывает.

А: Лена уж точно не подыгрывает. Наоборот, она очень серьезно соревнуется со мной. И, не дай Бог, мне выиграть. Для Лены это драма. Она расстраивается, негодует, обижается. Но я точно знаю, что она будет в еще больших расстроенных чувствах если я стану играть в поддавки.

— Стандартная реакция многих людей на частное пилотирование: «Ой, это небезопасно, это страшно!». А у вас, вообще, спорт…

Е: Если хорошо знать технику и не делать то, что нельзя делать, — это очень безопасно.

А: На моей памяти не было ни одного происшествия на соревнованиях по классическому вертолетному спорту. Были катастрофы во время исполнения фигур [высшего] пилотажа, а во время обычных упражнений не было ничего. Это достаточно безопасно, если подходить разумно.

— Было так, что вы друг друга уговаривали что-то не делать?

А: Я постоянно уговариваю Лену не летать фристайлом, потому что я считаю, что это опасно.

— Что такое фристайл? И почему Лена все-таки его летает?

А: Фристайл – внезачетное соревнование по вертолетному спорту. Это высший пилотаж на вертолетах. Красивые сложные фигуры выполняются под музыку. Фристайл очень зрелищный. 

Е: Фристайл для меня самая интересная вещь. Я очень люблю классический вертолетный спорт. Но когда я увидела фристайл на двух вертолетах, то «заболела» этим. У меня появилась идея-фикс обязательно такому научиться. И я научилась.

— Музыку сами выбираете?

Е: Музыку сама выбираю, фигуры тоже придумываю сама. Хотя выбор невелик, фигуры примерно одинаковые у всех. Очень трудно придумать что-то новое в этом, но я стараюсь разнообразить. Иногда пытаюсь взять другую музыку, иногда какие-то фигуры добавить. Главное, уложиться в четыре минуты.

— Что самое сложное? И где выступаете?

Е: Ничего такого сложного и опасного нет. Во фристайле не превышаются абсолютно никакие режимы. Есть соревнования по фристайлу. Они проходят, как правило, в рамках чемпионатов мира. Мой прямой конкурент — Максим Сотников, который тоже очень любит эту дисциплину. А его жена так же, как и Саша, эту дисциплину не переваривает.

— Саша, как вы это смотрите?

А: На самом деле, у меня есть обязанность: я должен смотреть, а потом рассказывать, как это было красиво.

Е: Да, красота — это самое важное.

— Кто ваш кумир во фристайле?

Е: Кумир, конечно, Captain Q [тот самый, кто стал героем первой в стречи AviaClub в Лондоне—прим. автора]. Он абсолютный чемпион мира по фристайлу. Как летает Q, мне кажется, летать не может никто. Он не готовит программу — просто импровизирует по ходу.

Расскажу одну историю. Я попросила Q показать мне несколько фигур. Точнее так: я придумала фигуры и решила выполнить их первый раз вместе с ним — для большей уверенности. И мы попробовали. Мы с ним вместе летали много раз фристайл. И вот я готовлю программу к чемпионату мира, где впервые буду выступать с фристайлом, — это был 2012 год. А Саша ведет такую политику — со всеми инструкторами общается и просит отговорить меня от участия.

А: Я просто говорил: «Если отговоришь, то буду признателен»…

Е: … И с кем ни полетаю, все говорят одно и то же: «Зачем тебе это нужно? У тебя муж, маленький ребенок, там всякое случается, может, не стоит?». И даже Q после очередной тренировки завел похожий разговор, мол, в жизни столько других интересных вещей. Из-за этих слов чувствуешь какую-то внутреннюю неуверенность… Но желание победило. Фристайл я выполнила! Разумеется, я много тренировалась и не делала никаких безумств.

— Помогают ли ваши спортивные навыки в путешествиях на вертолетах?

А: Спорт – это повышение мастерства пилотирования. Безусловно, это в путешествиях помогает. На мой взгляд, 50 «спортивных» часов равны 1000-1500 часам полета просто из точки А в точку Б.

— Кто главный в путешествиях, кто второй? Как распределяете обязанности?

А: Главный у нас всегда один – Лена, но пилотирую всегда я. Первые путешествия мы летали несамостоятельно. С нами были пилоты, которые  уже имели опыт полета по Европе. Радиообмен, организация полетов, метеорология, заправки — все было на них. Летели двумя вертолетами: в первом — старшие товарищи, во втором — мы с Леной. Со временем сформировалась группа единомышленников. И с тех пор мы путешествуем разными составами. Больших путешествий было около десятка. Очень  любим Францию, Италию.

— Куда еще хотите слетать?

А: Хотим полетать по Америке, и получить американские пилотские свидетельства. У нас есть российские, британские, канадские свидетельства. Последние [канадские] сделали, потому что Лене они понравились визуально. Говорит: «Давай сделаем, они такие красивые!». 

Мы все время планируем новые маршруты. Мы хотим летать дальше и быстрее, поэтому рассматриваем варианты обучения на новых более мощных вертолетах [сейчас Жуперины летают на Robinson R66]. Вот, наверное, это самая большая амбиция. 

— Членом вашего экипажа выступает и 8-летняя дочь, верно?

А: Путешествовать нам безумно нравится. Путешествуем мы всегда семьей — наша младшая дочь Нюся летает с нами с трех месяцев.

Е: Нюся начала летать даже раньше. Я ведь управляла вертолетом, когда была беременной. Мы были в Германии, погода стала ухудшаться, и мы решили приземлиться. Я села, заглушила двигатель, выхожу из кабины, и меня — барышню на седьмом месяце беременности — видит встречающий. Он был в шоке!  Но это же совершенно никакого давления, ничего такого. Главное, чтобы была нервная система крепкая и муж рядом.

— Если по дороге видите какие-то достопримечательности, и вам хочется там приземлиться, что делаете? 

А: Если длительные перелеты, то экспромта практически не бывает —  никаких неожиданных посадок и т.д.  Как правило, Лена бронирует гостиницы, а я уже по этому маршруту планирую техническую часть — заправки, остановки. В Европе очень тяжело спонтанно приземляться — там нужно иметь разрешение собственника земли, чтобы что-то посмотреть. Если летаем в России, то, можем приземлиться где угодно. В Канаде тоже с этим просто. В тех краях очень красивая Британская Колумбия с потрясающей природой. Мы там приземлялись и в горах, и на горных озерах. Как только видим какой-то приличный вид, то тут же садимся и фотографируем.

— Вертолет — недешевое удовольствие. Расскажите про расходы.

Е: Когда начали заниматься спортом, то выяснилось, что есть компании, готовые финансировать. Насколько я понимаю, это «Вертолеты России». Тема для них интересная, вот и помогают. Помню, нам выдавали форму сборной России, оплачивали билеты. Такая поддержка до сих пор это существует. Просто тот, кто может нести расходы сам, старается так и делать.

А: Вертолетное увлечение — спорт или путешествия — в первую очередь, складывается из того, что надо купить вертолет, затем оплатить бензин и техническое обслуживание, остальные траты несущественные. В основном, все держится на энтузиазме самих пилотов. У нас есть главный энтузиаст вертолетного спорта — Максим Сотников. Если бы не он, я думаю, давно бы все закончилось. Он организовывает спортсменов, он является инициатором создания Международной академии вертолетного спорта, сейчас он фактически занимается строительством нашего клуба в Конаково. И только, наверное, на его энтузиазме и на энтузиазме Ирины Грушиной до сих пор существует вертолетный спорт в России. 

— А что касается трат на путешествия?

А: Вертолетом дешевле, чем первым классом, но медленнее. Наш вертолет Robinson R66 расходует 90 литров керосина в час. Керосин в Европе стоит в районе 2 евро. Считаем: 90 литров в час, один полет продолжается, в среднем, 2,5 часа (500 км). Выходит: 2, 5 часа — это 225 литров, т. е. 450 евро.

Плюс платишь, как правило, за взлет-посадку. Тут зависит от аэродрома — от 5 до 150 евро. Если приземляешься в международном аэропорту, то ты должен заплатить за взлет-посадку, так называемый, landing fee. А еще отдельная плата за обслуживание пассажиров — с пилотов ничего не берут. У нас Нюся, у нее нет пилотского удостоверения, она у нас проходит пассажиром, но со скидкой, потому что ребенок.

Александр Жуперин о жене:

— Если вы слышите мой голос в радиоэфире, то на 99% Лена рядом.

— У Лены от полета на вертолете до сих пор сносит голову, а я к этому отношусь примерно так же, как к езде на автомобиле.

— На соревнованиях ни разу не было, чтобы один из нас участвовал, а другой — нет. Мы всегда вместе, и всегда конкурируем.

— Наш с Леной экипаж существует только в путешествиях, на соревнованиях мы — разные экипажи. А наш экипаж в путешествии держится исключительно на моем терпении. 

«Миша был первопроходец»

На встрече AviaClub не обошлось без воспоминаний о выдающемся пилоте Михаиле Фарихе. Его экстремальные путешествия удивляли, восхищали, вдохновляли. Михаил увлекательно и подробно рассказывал о полетах, заряжая жаждой открытий всех вокруг. Чего стоит его история на одной из встреч AviaClub про путешествие вокруг Земли

Михаил погиб 18 апреля 2016 года при жесткой посадке вертолета Robinson R66 на острове Белый в Ямало-Ненецком автономном округе. Это была экспедиция «По следам двух капитанов».

Жуперины дружили с Михаилом Фарихом; много вместе летали.

Е: Одно из первых зарубежных путешествий было с Мишей. Мы летали в Италию. Миша очень многое нам дал, на очень многие вопросы мог ответить. И, вообще, это человек был нам очень близок, практически как родственник. Но помнить Фариха надо весело, потому, что он очень жизнерадостный, очень жизнелюбивый человек — это правда.

А: Миша был первопроходец. Он первый получил британское пилотское свидетельство, первый открыл международные полеты. Он многое что первым сделал… Вообще, вертолеты дают не только умение пилотировать, они дают возможность знакомиться с уникальными людьми. И несмотря на то, что я по натуре, в отличие от Лены, интроверт, мне приятно видеть столько умных, увлеченных, удивительных личностей, быть знакомым с ними, иметь счастье общаться.

Жуперины и «Ангел»

В финале восьмой встречи AviaClub Елена и Александр получили именные значки вертолетного поисково-спасательного отряда «Ангел» (помогает общественной организации «Лиза Алерт» искать людей). 

Значки вручал руководитель отряда Александр Михайлов: «Если вы увидите такой знак у кого-то на груди, то значит, перед вами человек — доброволец, человек — член экипажа вертолета-спасателя. Это значит, на счету этого человека спасенные жизни». Он напомнил, что история «Ангела» началась в 2011 году, когда он и Михаил Фарих впервые полетели на поиски человека недалеко от МКАД. И вот уже несколько лет вертолетный поисково-спасательный отряд помогает искать. Люди делают это добровольно на собственных бортах. Сейчас в отряде почти 90 добровольцев. 

Знак «Ангела» № 1 присужден Михаилу Фариху. «Он всегда будет с нами, пока мы живы, пока мы летаем», — сказал Михайлов, передавая знак Евгении Фарих, жене Михаила. 

Фотографии Леонида Фаерберга /transport-photo.com