23:57  /  6.11.12

За что и куда ставили двойки в начале XX века

 Я, как увидела — «Бальник», у меня сразу кринолины в глазах закружились: «На бал, все на бал!» А оказалось, что это не имеет никакого отношения к танцам, а имеет совсем наоборот — к учебе.

Отпечатан в Москве, в Издательстве Товарищества  И. Д. Сытина

Ниже показано и рассказано о том, как накосячило Из-во Т-ва И. Д. Сытина; как 1 сентября в школах не проводили День Мира, а читали молебен; зачем гимназисты вырезывали страницы из школьного дневника; и в какой единственный нерелигиозный и нецарский праздник гимназисты пинали балду.

Тому, кто в душе — училка русского языка и литературы, все околошкольное, в большинстве своем, приятно. А дневник — это же такая особенная школьная сущность. Я, конечно, ожидала найти побольше чего-то такого исключительного в гимназическом дневнике начала 20 века, но оказалось, что по сути — все то же самое. А правильнее будет сказать, что в современных дневниках — то же самое. То бишь ихний интерфейс был придуман и использован задолго до нас, и даже до революции.

Календарь для учащихся на 1909—1910 учебный год

В начале дневника напечатан календарь событий и праздников, имевших место с августа по декабрь. В конце — с января по июнь. Я опубликую только первую часть, ведь по сути они одинаковые. В общем-то, праздники и праздники. Но только уж очень понравился мне, говоря языком бетонным, способ представления таблицы календаря. А еще заботливо отмеченные для каждой недели фазы луны, местами похожие на смайлики, а еще пиктограммы, из которых объяснена только одна — отмечающая неприсутственные дни. Три другие, сообщающие тип праздника: религиозный, относящийся к царской семье и... третью не могу понять, сколько ни думала. Специально, по нажатию, опубликовала календарь в  очень большом разрешении (2МБ), чтобы можно все разглядеть, — вдруг кто-то догадается и мне расскажет. Буду признательна.

Расписание уроков и календарь неприсутственных дней

На картинку тоже можно кликать. Кстати, как и на большинство опубликованных здесь. Иначе — не покажешь, тут же разглядывать надо. 

На этом развороет все знакомо, за исключением того, что, кажется, неприсутственные дни современный дневник школьникам не сообщает. Да и типографским способом зафиксированный период использования дневника (1909—1910 учебный год) тоже с высоты современной колокольни кажется маркетинговым промахом. Что делать с тиражом, если за август 1909 года он не раскупится? После начала учебного года — кому он будет нужен? Хотя, наверное, Сытинcкое предприятие, будучи крупнейшим российским издательством, могло себе такое позволить. Про то, что дневник был выпущен именно для 1909—1910 учебного года — запомним. Там, ниже, это нам еще пригодится.

А пока посмотрим на неприсутственные дни.

Советский глаз, предательски заточенный на иные красные дни календаря, упорно ищет 8 марта. А тут одни только церковные даты и даты, касающиеся царской семьи: рождения, восшествия на престол и прочие тезоименитства.

В календарях дневника на весь год есть только две «народные» праздничные даты: Новый год и Память освобождения крестьян от крепостной зависимости. О как. Никогда бы не подумала. И, кстати, я согласна вернуть Масленицу в качестве нерабочего дня. Ничем она не хуже Праздника Весны и Труда.

Основное еженедельное

Тут все понятно: предметы, баллы, родителям на подпись. Не совсем привычный для среднего учебного заведения список предметов. Но смотрите: оценку ставили не только за поведение и прилежание, а еще и отдельную — за внимание. Тебе как бы сразу говорят: «Ты, безусловно, можешь и должен достаточно времени тратить на занятия — мы тогда поставим тебе высокую оценку за прилежание. И не лить чернил в соседский портфель — это тоже правильно — будет тебе за поведение хорошая тогда оценка. Но твое безропотное сидение на жопе не принесет никакого результата, если ты в этот момент голову не включишь. Оценка за внимание тебе будет тогда — кол, потому что ты все равно ничему не научишься. Так и знай». Воистину недурацкий подход к забиванию знаний в бронированные головы подростков мужеского пола! Наверное, именно в силу такой своей неформальности и человечности отметка «За внимание» потом потерялась где-то в глубинах советских редукций всего и вся. «Внимание», оно же сразу вносит ясность в совершенно неясную, но привычную нам систему оценивания прилежания и поведения. Плоскость этой системы меня всегда смущала. Чтобы всему научиться, достаточно лишь хорошего поведения и прилежания? Это все качества, которые мне необходимы? Будь паинькой, высиживай нужное количество часов в школе и дома — вот и вся задача? И вот — «внимание» (по сути своей — способность концентрироваться). Оно сразу ставит все на свои места. Получается очень осмысленный тругольник «поведение-прилежание-внимание», внутрь которого можно складывать знания. Выкинь одну из вершин, — вектор раскроется, и будет дырка, через которую начнут разбегаться в разные стороны ценности, которые туда кладут.

Обещанная ошибка верстальщиков типографии: смотрите, как сверху страницы вписан чернилами учебный год: единичка врисована между двумя напечатанными цифрами. В поликлиниках так на справках медсестры врисовывают год, начиная с двухтысячного, потому что у них в шапках справок набрано «19__» и отпечатано миллионными тиражами. Но у нас-то дневник, который сдавали в печать именно для 1909—1910 года. А в шаблоне, чтоб их, написано «190_». Двойка им за внимание, и я вовсе не боюсь, что накосячивший наборщик Сытинской типографии будет являться ко мне в кошмарных снах с раскаленными металлическими буквами.

Билет

Мы добрались до малоизвестной нам сферы организации жизни учеников: поездки мальчиков из гимназии домой и обратно. Учиться приезжали из других городов, жили у родственников или на ученических квартирах. Относительно правил проживания в ученических квартирах дневник тоже высказывается: в самом конце дан подробнейший свод правил, касающийся норм обучения, поведения, образа жизни и того, из какого материала должны быть сшиты гимназические шаровары и гимназический полукафтан. Но не буду занимать вас этим — может быть, как-нибудь в другой раз. Возвращаясь к билету. Ученики часто ездили самостоятельно, и для того, чтобы контролировать их перемещения (не поехал ли мальчик в Тулу к знакомой девочке, сказав в гимназии, что он едет к родителям в Орел), такой билет вырезывался из дневника и заполнялся классным наставником, после чего, с печатью, он становился официальным документом, сообщающим всем на пути следования мальчика, хули ребенок делает один в поезде Москва—Петушки. 

Вот и обратная стороная билета, с правилами и шапкой, где уже родители отмечали для гимназии, что чадо прибыло в отчий дом в город такой-то, такого-то дня. Тут же ставилась и дата, когда сынуля был отправляем назад, грызть керамзит науки, с воплями «Не поеду, не хочу, маменька, папенька, родные, не губите».

Этот дневник только два раза намекает о том, что у него был владелец. Первый раз — на странице расписания (которая выше), и второй — в самом конце, где отрезана как раз такая вот страница билета. Из чего я, конечно, сразу нафантазировала, что мальчик поступил в гимназию, но по какой-то причине быстро, уже в первую неделю сентября, покинул ее, уехав в родной дом. Дневник, купленный во Владивостоке (о чем говорит печать на обложке), попал ко мне руки в Москве. И, несмотря на то, что в дневнике ничто не сообщает нам, в какую гимназию приехал учиться мальчик (хотя на обложке есть для этого специальное место), нафантазируем еще и то, что ехал он именно из Владивостока в Москву и обратно. Правда расстояние между этими двумя городами намекает нам более, чем прозрачно, что фантазия наша — ересь.

Напоследок — еще одна непривычная страничка.

Удостоверение и талон к удостоверению 

Страница, тоже касающаяся перемещений мальчиков из города в город. Удостоверение удостоверяло принадлежность мальчика к своей гимназии и давало право получения льготного билета на поезд.

 

 

Засим пока все. 

Комментировать Всего 4 комментария

Вот здорово!  Оценку за внимание надо вернуть.

Как все-таки язык изменился за сто лет! А с темпами нынешней эволюции, скоро и Сноб будет считаться лингвистическим раритетом :)

Эту реплику поддерживают: Павел Новиков

Мог ли себе представить этот мальчик, что барышня из будущего, изучающая его дневник, легко употребляет слово "хули"? 

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Павел Новиков

не просто барышня, а главный редактор детского журнала

Эту реплику поддерживают: Валерий Зеленский