Камбэк года. Самые популярные мемы о вернувшейся на госслужбу Дженнифер Псаки

Асхад Бзегежев

Сегодня избранный президент США Джо Байден объявил, что собирается назначить пресс-секретарем Белого дома Дженнифер Псаки. В 2013–2015 годах она была официальным представителем американского Госдепа и в этот период стала любимым персонажем российского телевидения и интернета — про нее шутили, распространяли фейки и делали мемы. «‎Сноб» вспоминает самые яркие из них Дальше
0

Правила подворотни. Как обращаться к России с позиции силы

Геворг Мирзаян

Министр обороны Германии предложила вести диалог с Россией с позиции силы. Москва-то не против — однако проблема в том, что Берлин не может предложить ни силы, ни, что куда важнее, диалога Дальше
0

Уж и пошутить нельзя. Почему смеяться над властью снова становится страшно

Михаил Шевчук

Каждый десятый россиянин, как выясняется, не решается шутить о политике в сети, опасаясь последствий. Правители, пребывающие в постоянном стрессе, не позволяют шутить себе — и передают это настроение в массы. Которые на всякий случай исходят из того, что власть если пока и не репрессирует за шутки, то наверняка уже записывает шутников в специальную книжечку Дальше
0

Обыкновенно жить в России

Ксения Чудинова

Тут у некоторых коллег есть соображение, что текст и видео сегодняшнего дня — это расследование… Дальше
0

12 неловких вопросов про инвалидность

Линор Горалик

Как правильно говорить — «человек с инвалидностью», «человек с особенностями» или как-то еще? Надо ли делать вид, что такие люди ничем не отличаются от всех остальных? И зачем слепым людям ходить в музей? В преддверии всероссийской акции «Музей для всех», которая стартует 1 декабря и призвана сделать музейную среду более инклюзивной и доступной, Линор Горалик задала 12 неловких вопросов психологам, педагогам и другим экспертам — и получила важные, а порой и неожиданные ответы Дальше
0

Прилежные ученики, или Похищение выборов без взлома

Иван Давыдов

Создается впечатление, что власть стремится сбросить все демократические декорации и де-факто отказаться от многопартийных выборов и ряда конституционных гарантий граждан. Иначе нельзя расценивать законопроекты, внесенные в Госдуму в последние пару недель Дальше
0

Нет цензурных слов. Почему Россия бьется за свободу слова, а ей не верят

Михаил Шевчук

Раньше цензурой занимались правительства, а общество протестовало против этого, стремясь получать свободу информации. Теперь все поменялось — власти жалуются на цензуру свободного общества, хотя все еще могут в ответ применить ее и сами. Гиперопека соцсетей раздражает многих, и в дискуссии о свободе слова много справедливых вопросов, но Россия в ней полноценно участвовать не может Дальше
0

Арктическая авантюра России. В чем стратегический просчет Путина и Сечина

Максим Блант

История с добычей нефти на арктическом шельфе сильно выбивается из мирового контекста и вызывает серьезное подозрение, что главная цель многотриллионной затеи — «отмыть» деньги государственной «Роснефти», получив при этом как можно больше льгот и бюджетных субсидий Дальше
0

Юрий Вопилов: Как определять подделки через слова-маркеры

Любой, кто делал покупки в интернет-магазинах, наверняка сталкивался с предложениями продукции вроде бы известных брендов, но по цене куда ниже, чем в фирменных бутиках. Какие слова в описании товаров помогают отличить оригинал от подделки, рассказывает Юрий Вопилов, основатель компании BrandMonitor, которая занимается комплексной защитой брендов в интернете Дальше
0

Совет по защите прав человека, чье имя мы знаем. Почему Путин превращает СПЧ в синекуру для «своих»

Константин Эггерт

Кремль продолжает планомерно «приручать» Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте. Его главная задача, с точки зрения власти, — убеждать граждан отказаться от своих политических прав Дальше
0