Все записи
21:04  /  30.03.16

7391просмотр

«Открытие Китая»: интервью о телепроекте, о планах и рисках

+T -
Поделиться:

После Путина, наверное, это самый узнаваемый россиянин в Поднебесной. При этом, и в России популярен все больше – миллионы просмотров его видеоблога о КНР. Он ставит памятники Гагарину по всему Китаю и лично знаком с человеком, который нашел «терракотовую армию».  Евгений Колесов рассказал о себе и своей программе, на съемках которой чуть не погиб.

- Несколько недель назад в воскресном эфире Первого канала появилась новая передача – «Открытие Китая с Евгением Колесовым». Ее съемки начались еще осенью прошлого года. Соответственно, где-то накануне вам, отцу четырех детей, поступило предложение от Эрнста. На тот момент вы, Евгений, примерно 1,5 года вели «ютьюбовский» видеоблог, который открыли в январе 2014. Все верно?

- Блог на ютубе мы действительно начали в январе 2014 года, но активно заливать видео стали лишь спустя несколько месяцев. Причем формат «головы», когда сидишь за столом и что-то вещаешь (именно с него мы начали), мне не был интересен. Хотелось не просто сидеть за столом, но что-то показать, походить, потрогать – взять зрителя в соучастники того, о чём идет речь.

Мы получали много положительных отзывов, люди стали сами предлагать темы. У нас на ютуб-канале очень много элементарных зарисовок, которые делались «на ход ноги», без какой-либо подготовки. А в прошлом году в сентябре, вечером раздался звонок. Звонили, скажем прямо, очень крутые продюсеры с Первого канала, которые сказали, что Константин Эрнст хочет встретиться, обсудить запуск авторской программы на Первом канале. 

Через день состоялась наша встреча в Москве. Эрнст такой высокий, большой, как медведь, но очень приятный. Он попросил рассказать о себе, про свои успехи в бизнесе, про детей. Я рассказал. Мне показалось, что я произвел на него хорошее впечатление. Поскольку в завершение встречи Эрнст заказал сразу много выпусков программы, которую он видел-то только в формате ютуба. Когда мы вышли из кабинета, у продюсеров были такие белые лица, что я подумал что-то не так.  Прямо спросил. Они ответили, что все круто, Эрнст никогда столько выпусков на новую программу не заказывал. 

- В телеанонсах сообщается, что вы прожили в КНР около 17 лет. Можно здесь подробнее об этом вашем «китайском» отрезке? Учились в Харбине, верно? А родной город или откуда мигрировали? Получается, что бизнесом вы занимаетесь более 10 лет. Сколь сложнее стало его вести, учитывая наш кризис и общемировую ситуацию?

- Я приехал в Китай из Хабаровска. Впервые посетил Китай в 1994 году, возил «челноков» по Амуру в Цзямусы, когда мне было 14 лет, а в 16 поехал в Китай уже учиться. Параллельно закончил вуз в России, по специальности я - юрист. Учился легко и здорово, дважды стал лауреатом Всероссийского конкурса научных студенческих работ. Назначили именную стипендию – «Надежда академии». В 20 лет поехал в Китай «заколачивать миллионы» (Смеется). 

Ну а если серьезно, поехал на Хайнань работать исполнительным директором крупной туркомпании. Т.е. по сути, был специалистом «на все руки»: и маршруты разрабатывал, и группы сам водил, и с гостиницами о размещении договаривался. Потом пару лет работал в Шэньчжэне в компании по поставкам метизов, отгружали сотню контейнеров каждый месяц. Ну а в 2006 году открыл свою консалтинговую компанию. Основная специализация – поставки товаров и оборудования в Россию и страны СНГ. …Кризис? Вот все о нём говорят, а я не могу сказать, что работать стало сложнее. Изменилась конъюнктура и экономическая ситуация, но клиентов и заказов меньше не стало. Компания на рынке - уже давно и хорошо себя зарекомендовала. 

- Возвращаясь к проекту. Кратчайший путь от видеоблогера до ведущего своей программы на центральном канале – думаю, мечта многих. Тем более, что информационный фон - все плотнее, а блогеров – все больше. Кстати, кто был (если был) для вас ориентиром, примером для подражания – какой-то тоже блогер или телеведущий? 

- Примеров для подражания не было. Я скажу больше: я не смотрю никакие видеоблоги. В целом есть ведущие, которые мне симпатичны. Но я не хочу им подражать. И, как мне сказали продюсеры, журналистов-телеведущих много, а Колесов - один. Нужно быть самобытным. Когда Эрнст сказал на встрече, что берёт программу на Первый, я спросил: «Может, мне стоит пройти какие-то курсы, взять мастер-классы?» Он был категоричен: «Ни в коем случае!» Константин Львович был со мной на «Вы», общался очень деликатно. Я попал под его обаяние. Я подумал: раз Эрнст говорит, не надо, значит не надо. Спорить со своим «крёстным отцом» на российском ТВ я не стал. 

Путь на Первый действительно получился стремительным. Но на ютубе, пока не вышла программа, было очень много комментариев, в которых люди писали, что наш проект достоин телевидения. Было, конечно, и много негатива, самое безобидное: ведущий – дурак, Китай – ерунда и т.д. и т.п. Мы на такие комментарии внимания не обращали и продолжали снимать ролики не только для благодарных зрителей, но и в своё удовольствие. Знаете, как по Конфуцию: найди себе дело по душе и тебе не придется работать ни дня в своей жизни. Так и попали на Первый.

- Тем не менее, вы начинали свой блог для продвижения консалтингового бизнеса, судя по первым роликам. Спустя несколько месяцев, стали добавлять, скажем так, общегражданские темы.  На сегодня у вас опубликовано около 100 роликов. Самые популярные – это сюжет (6,7 млн. просмотров) про вашего 7-летнего сына, выигравшего в конкурсе талантов на ЦТВ КНР и репортаж (1,8 млн.)  из Центра разведения панд в Чэнду. Как считаете, на решение редакторов Первого канала что больше повлияло – ваша общая стремительная популярность, ваша манера подачи или успехи сына? 

- Сложно сказать, наверное, всё одно к одному. Все-таки, если бы я был бездарем, будь у меня хоть 10 гениальных детей, меня бы никогда не пригласили на Первый канал. Я встречался с продюсерами после нескольких эфиров, они сказали, что картинка - гармоничная, и если будет новый оператор, он не должен меня «ломать». Понимание Китая, как ни крути, у меня есть, здесь долго живу. Наверное, даже правильнее сказать – ощущение Китая, чувство. В университете я изучал, в том числе историю, на китайском языке. А историк у нас был дядькой весёлым. Он столько баек рассказывал, что я до сих пор вспоминаю их с улыбкой. 

А про Гордея… Именно Константин Львович предложил взять его соведущим программы. Сказал так: «Это будет вашей фишкой». В одной из программ мы это применили, и рейтинги были очень высокими. Сейчас и продюсеры, и зрители просят больше снимать с Гордеем. Понравился он российскому зрителю. Кстати, прямо сейчас, когда это рассказываю, я нахожусь в аэропорту. Летим в провинцию Сычуань для съемок серии сюжетов вместе с Гордеем. Он в кадре ведёт себя очень достойно, камер не боится, шутит. 

- И вот вы подписали договор и занялись телепроектом. Вам прислали оператора или продолжаете своими ресурсами? Как в целом строится взаимодействие с Первым? Обе стороны предлагают темы, обсуждаете, сами готовитесь, снимаете, отсылаете, Москва монтирует, так? Сколь сильна цензура, есть ли «черный лист» тем, персон..? Случались ли при съемках какие-то серьезные казусы: конфликты, внимание полиции, проверка аккредитации..? Или какой-то очень забавный случай? 

- Нет, мы снимаем своими силами. Наш проект на Первом – это эксперимент, который задумал его генеральный директор. С темами отдельная история. Когда мы только встретились, решили согласовать список тем, показали продюсерам на выбор штук 30-ть. Из них сразу было одобрено добрых два десятка, при этом отсекли туристические маршруты – «водный народ» на Хайнане, охота с бакланами в Гуйлине, тайна терракотового войска в Сиане… К слову, я лично знаком с крестьянином, который его нашел. Я был у него дома, он мне рассказывал столько интересного, что это потянет на отдельную программу с такими фактами, о которых до сегодняшнего дня мало известно даже китайцам. Например, как спецслужбы охраняли находку, какие сокровища нашли... 

А сейчас нам говорят, что снимать можно абсолютно всё, по сути, выдали карт-бланш. Из того, что мы отсняли, у нас ничего не вырезали. Наверное, это говорит о нашей адекватности и о самоцензуре. Выпуски мы снимаем и монтируем сами. Отдаем готовые программы с выверенной логикой, текстами, картинкой. За эту часть у нас отвечает Олеся Демьянец, профессиональный журналист, выпускница СПбГУ. Мы с ней уже очень много лет работаем вместе. Когда она смотрит наши версии программы, которые мы ваяем с оператором, говорит, мы большие молодцы, но потом садится за компьютер и с улыбкой перекраивает всё. И потом мы смотрим, открыв рот. Олеся - очень талантливый журналист. 

Из забавного или даже экстремального. На съемках выпуска про деревню я поехал на трехколесном грузовике - китайское ноу-хау. А у него отказали тормоза. Так я и повис над обрывом: переднее колесо – в пропасти, а два задних зацепились за камень. Сказать, что я испугался - ничего не сказать. Грузовик вытаскивали всей деревней. Поэтому, когда будете смотреть выпуск про китайскую деревню, помните - этот фильм мог быть последним. Мне кажется, в тот момент Господь и Будда объединили свои усилия, чтобы спасти меня. (Смеется).

- Когда снимаете программу – как окружающие китайцы в основном реагируют? Изменяется ли реакция, когда узнают – откуда вы? В целом, за ваши 17 лет в КНР изменилось ли отношение китайцев к русским, по вашим ощущениям? В какую сторону и сколь сильно? 

- Когда снимаем, на отдельные эпизоды делаем 2-3 дубля, дальше - перерыв, потому что китайцев набегает такая толпа, что работать невозможно. Они все достают свои телефоны и начинают снимать фильм о фильме. При этом настроены все добродушно. Им действительно интересно. Обычный китаец, узнавший меня или Гордея, начинает всем громко кричать о том, что он нас знает, и что снимается какая-то программа. Многие подходят и говорят: мы видели этого мальчика и вас по телевизору, вы - с Центрального канала? 

Как 10 лет назад, так и сейчас китайцы говорят: «Путин – лихай». Это значит: Путин – сильный. На самом деле, отношение к России изменилось. За 10 лет Россия ничего особого не добилась, если говорить откровенно. А Китай шагнул далеко вперёд.

- Скажите, сколько выпусков уже снято и сколько еще планируется? Можете для интриги проанонсировать из самого-самого – про что еще будет? Есть ли в списке Харбин, его русскость, российское просхождение, уникальность культурного эпицентра в 20-30 годы и прочее? Если нет, лично очень прошу.., пользуясь случаем. Тем более, немного это и ваш город. 

- Сколько отсняли, сколько ещё будет – сказать не могу. Коммерческая тайна. Здесь играем в шпионов. Что до анонсов новых программ - каждый выпуск по-своему интересен. Мы действительно показываем многогранность Китая, посещаем разные его уголки, встречаемся с разными людьми. Открываем Китай. 

Интересно, что зрители подкидывают нам живые, занимательные темы. Вот вы спросили про Харбин. Там - моя Альма-матер, вуз, в котором я учился. Что-то мне подсказывает, что этот выпуск про харбинскую эмиграцию, про тамошний церковный хор может быть очень интересным. И хотя мой сын и пошутил на «Шоу талантов», что он - русский который больше всех боится холодов, он не один такой – весь в папу. (Смеется). Вот дождёмся, когда в Харбине потеплеет, тогда и рванём туда. 

- Несколько публикаций вашего блога была посвящена установке памятников Юрию Гагарину в Пекине, Гуанчжоу и на Хайнане? Как поживает этот уникальный проект и кто его автор и спонсор? Планируется ли продолжение? Может, это тоже будет темой и телевыпуска, нет? 

- Этот проект реализуем совместно с фондом «Диалог Культур - Единый мир». В прошлом году установили бюст в Шэньяне. В этого году есть планы по установке в Харбине. Ведём переговоры. В Китае нашу идею в целом, на словах поддерживают, но всё идёт не так просто как может показаться. У Китая теперь - свои герои-космонавты... Поэтому говорить о том, что «заставим бюстами весь Китай» – неправильно. Кое-где удаётся, кое-где нет. 

К слову, наши дипмиссии особо в этом не помогают, у них, видимо, другие приоритеты. Чтобы их расшевелить, я даже написал министру Лаврову, им дали пинка, сразу засуетились, стали активнее с китайцами вести диалог, дело сдвинулось с мёртвой точки. Правда, перед этим позвонили и попытались меня отчитать, мол, зачем сразу министру, мы же старались, но китайцы - понимаете... Короче, развели соплежуйство. 

- И в заключении. Стало известно, что ваша слава достигла такого градуса, что вам предложили попробовать себя в формате Госдумы. И в связи с этим вы в этом году переезжаете в Москву. Если все так, то значит ли, что скоро останется в прошлом и ваш Китай, и ему посвященный телепроект? 17 лет! И вот так все поменять!   

- Да, я получил предложение от одной из партий. Сейчас размышляю, взвешиваю за и против. Но признаться, меня сейчас больше заботит подготовка сына к предстоящему чемпионату России по шахматам - в конце мая. Готовимся. Я лично проверяю его навыки и знания. Кстати, Гордей в этом году, 1 февраля выполнил норму кандидата в мастера спорта по шахматам – это один из лучших результатов на планете. Очень любит шахматы.

Даже если я приму положительное решение, я не боюсь перемен, готов ехать в Россию. Во-первых, чтобы быть полезным стране, а во-вторых, чтобы продолжить активно развивать детей. Как ни странно, но возможностей для этого в России гораздо больше, чем в Китае. 

Кстати, когда я приехал в Китай на работу впервые, я решил, что в 35-ть уеду. Я посчитал, что этого времени хватит, чтобы узнать страну, вернуться на Родину, чтобы быть полезным дома. Так что, у меня всё идёт по плану. Не могу сказать, что я сильно привязался к Китаю. Мой главный девиз по жизни: хорошо там, где мы есть.

_________