В последние месяцы интернеты пестрели экономическими сравнениями Незалежной и России. ВВП, доходы по обе стороны границ, неоплатный долг,  подскакивавшие от нетерпения поведать о своей украинской челяди "москали"....

Впрочем, денежный интерес вполне закономерен.  Что бы ни выдумывали пропагандисты, майдановцы пеклись прежде всего о благополучии своей страны, сравнительная бедность формировала пророссийские настроения на приграничных территориях, да и пропагандистами движет отнюдь не братская любовь.

А мне невольно вспомнилась первая лекция по экономике, которую по американской традиции профессор начал с рассказа о своём пути в профессию.  А начался он со службы в ВМС, где чем больше уголков мира открывалось глазам будущего профессора, тем сильнее его волновал вопрос: «Почему одни страны живут лучше других?». 

Итог его многолетних штудий вас, возможно, удивит, но при всём богатстве нюансов сытнее всегда живётся там, где больше полагаются на невидимую руку рынка и меньше на твёрдую руку эффективного менеджера.  Чтобы в этом убедиться достаточно сравнить обстановку в Северной и Южной Кореях.  Ниже я укажу одну из причин такого положения дел, хоть и знаю:  большинство из вас скорее поверит в чудодейственные силы Кашпировского, нежели в несовершенство иерархий.  

Впрочем, моя цель здесь не рекламировать эгалитаризм, а познакомить вас с результатами собственного анализа факторов, определяющих размер ВВП (среднедушевого, с учётом паритета покупательской способности).

Собрав множество разнообразных данных по 128 странам и обработав их методом многомерной регрессии я получила модель, позволяющую предсказать ВВП любой страны, зная о ней всего лишь четыре вещи:

  • Индекс образования
  • Уровень коррупции
  • Объём годового экспорта нефти
  • Состояние инфраструктуры   
  • Я не буду грузить вас описанием процесса, хотя и с радостью обсужу его с желающими.

    Отмечу лишь, что как вы наверняка заметили, среди них нет уровня экономической свободы.  Нет, профессор, конечно, был прав.  Свобода чётко коррелировала с ВВП.  Но еще теснее была обратная связь между ВВП и уровнем коррупции, который в свою очередь коррелировал с экономической несвободой.  Другими словами, есть у твёрдых рук тенденция грести под себя, порой в ущерб интересам страны в целом.

    Ну, хватит уже слов, перейдём к цифрам.

    В нижеприведённом графике вы видите ВВП (на душу населения, ппп), предсказанный моей моделью для Украины, России, Польши и Швейцарии, а так же их настоящий ВВП. 

     

     

    Как видите, расхождения невелики.  Общая точность (R^2) модели - 70%.  Это оставляет только 30% вариации необъяснённой и позволяет делать выводы с достаточной степенью уверенности.  А красота многомерной регрессии в том, что она даёт возможность оценить влияние каждого фактора в отдельности и ответить на многие актуальные вопросы, включая  ....

    Как жила бы Россия без нефтяной ренты? 

    Точно так же, как и Украина, подсказывает модель: 

    Что в свою очередь позволяет рассчитать ....

    Средневзвешенное ВВП в случае присоединения Украины к России при сохранении цены и объёмов нефтяных продаж ~$14,700

    Гораздо ниже, чем в среднем по Европе, замечу.  И это притом, что никто с украинцами «поровну» делиться нефтяными деньгами и не будет.  Ими и с россиянами то делятся очень выборочно:  львиная доля оседает либо в пределах МКАДа, либо где-то далеко, очень далеко за пределами России.  В связи с чем давайте лучше посмотрим ...

    Каков будет ВВП Украины, если уровень её коррупции упадёт до польского, а остальные показатели останутся неизменными~$26,000

    Даже выше, чем в самой Польше: украинцы слегка превосходят поляков по уровню образования.  

    А если опустить уровень коррупции до швейцарского?   ~$39,000

    А уж как хорошо жилось бы россиянам без коррупции .... впрочем, это пока в области фантастики. 

    А вот украинцы уже сделали реальный шаг в этом направлении, согнав проворовавшегося Януковича с его нагретого золотого унитаза.  И если они не свернут с этого пути, то с большой долей вероятности доживут до дня, когда россияне потянутся в Киев на заработки.  Выражу надежду, что в отличие от «москалей» украинцы не будут этим бравировать.  И дело тут не столько в моём личном вкусе (а мне, признаюсь, было глубоко противно это читать), но и в том, что культурная допустимость дистанции между богатыми и бедными тоже положительно кореллирует с коррупцией и негативно с ВВП.