Намедни я впервые во взрослой жизни спала со светом, потому что начиталась страшилок перед сном, а дома была одна) В общем, перед сном зашла на реддит, зачиталась веткой о самых интересных неразгаданных загадках. В основном речь шла не о мистике. Из очевидного были, конечно, упомянуты серийные маньяки Зодиак и Джек Потрошитель; плато Наска и заретушированные объекты на гугл мэпс;  перевал Дятлова и манускрипт Войнича; сигнал WOW! и коротковолновая радиостанция времен Холодной войны УВБ-76, которая до сих пор передает зашифрованные сигналы. 

Но самая жуть - это L'inconnue de la Seine. К этому моменту я уже была "подготовленным читателем" - ночь, дома одна, а загадки хоть в основном и были с научным уклоном, не страшилки про привидений, по все равно атмосферу нагнетают. И вот кликаю.на ссылку - и открывается на всю страницу жуткое женское лицо, посмертная маска юной утопленницы.

После ночи с включенной лампой пришлось наутро заставить себя все-таки открыть страницу еще раз и прочитать статью, чтобы побороть страх, а то у меня фантазия слишком богатая - не зная деталей, сама себя накручивала. Оказалось, утопленница очень непростая. По основной версии, утонувшая в конце 1880х девушка показалась работнику парижского морга такой красивой, что он снял ее посмертную маску. В Париже быстро распространились копии отпечатка, которые в конце 19-начале 20 века стали модным атрибутом литературных салонов и мастерских художников.Анонимность создала вокруг нее загадочный ореол, который заполнился домыслами самого высокого порядка.

Рильке: "Mouleur*, мимо лавки которого я ежедневно прохожу, выставил две маски. Лицо юной утопленницы, отлитое в морге за то, что оно так прекрасно, и оно улыбается странной, обманной улыбкой, будто улыбкой знанья"

Камю сравнивал её улыбку с улыбкой Джоконды и назвал ее своей любимой скульптурой. Поэт и культурный критик Аль Альварес пишет в своей книге, что целое поколение немецких модниц сверяло свою внешность с ней как с идеалом - даже сама  Грета Гарбо. Александр Блок вдохновился ею при создании "Незнакомки". А Набоков сравнил ее с ундиной и Офелией и посвятил ей стихотворение L’Inconnue de la Seine(1934), в котором говорится, в частности:

Торопя этой жизни развязку/ Не любя на земле ничего,/ Все гляжу я на белую маску / Неживого лица твоего./В без конца замирающих струнах/ Слышу голос твоей красоты./В бледных толпах утопленниц юных/ Всех бледней и пленительней ты.

Это все я еще могу понять (ну кроме того, что копии вешали в гостиной на стену - такую белую маску в темной комнате я бы точно не хотела увидеть, вот ведь крепкие нервы надо иметь для таких украшений). То, что творческих людей завораживают взаимоотношения Эроса и Танатоса - это не новость. Красивая внешность плюс трагическая история - очень интригующе и в духе Fin de siècle. К тому же, отношение к смерти было в целом немного другим: взять хоть фотографии post mortem и медальоны из волос умерших родственников.

А вот действительно жутковатая деталь: подтверждено, что манекен для обучения технике искусственного дыхания был сделан на основе маски Незнакомки из Сены. Так что этот манекен - "самое часто целуемое лицо на свете"