Все записи
05:38  /  6.09.17

5062просмотра

Правильное и неправильное искусство

+T -
Поделиться:

Painting: Way of Magi, oil on canvas, 30''x24'', 2017. Irene Nedelay

Картина: Путь волхвов, холст, масло, 76х61 см, 2017. Ирина Неделяй

Практически все, кто соприкасается с миром искусства, на пороге этого мира задаются вопросом — как отличить "хорошее" искусство от "плохого". И всякий, кто вступил в этот мир неизбежно сталкивается с людьми, которые считают себя "знатоками" в искусстве.

Одни причисляют себя к знатокам от того, что прослушали курс истории искусства в каком-нибудь университете. Другие — потому что выдают людям справки на вывоз художественных произведений за рубежи нашей Родины. Третьи — потому что зарабатывают деньги написанием статей про "великих современных художников" и "великие современные частные коллекции" на деньги тех или других персонажей. Некоторые считают, что разбираются в искусстве на основании того, что они произведения искусства покупают.

На самом деле, вопрос о ценности того или иного произведения, и в буквальном смысле ценности и в переносном, чрезвычайно сложен. И уж во всяком случае он не находится в компетенции даже очень профессиональных и независимых арт-экспертов.

Приведем простой пример. В Америке, где с незапямятных времен сложился и с тех пор бурно развивается арт-рынок, жил да был один художник. Этот художник рисовал картины в стиле тех пейзажей, которые в среде профессиональных русских художников называются "закаты на Марсе". Правда в свои пейзажи художник вставлял еще оленёнка Бэмби или его сородичей.

Естественно, что американские, и не только, искусствоведы эти "ужасы" не замечали и знать их не хотели. Однако, финансово творчество этого художника с течением времени начало побивать все рекорды. Постеры и принты с его работ не только продавались в невероятных количествах, но и стали предметом коллекционирования. Стоимость некоторых принтов с автографом художника достигала десятков тысяч долларов. По некоторым оценкам, оборот индустрии по торговле его произведениями измерялся миллиардом долларов. Результат его труда стал предметом спекуляции и залогом финансового успеха окруживших его дельцов, но автору по большому счету было всё равно. Он просто продолжал рисовать. Как водится, художник пил, совершал эксцентричные поступки и умер в относительной нищете.

Американские искусствоведы до сих пор не знают что делать с этим явлением. По всем правилам, произведения художника с "Бэмби" не могут считаться искусством, но они существуют, "зритель" их любит и скупает за большие деньги. И не просто потому что его картины нравятся, а потому что это его авторства картины.

Посмотрим на несколько другой пример, не такой трагичный, в том смысле, что художник еще по-счастью жив, а потому назовем его по-имени. Художника зовут Питер Сол. Рисует он с точки зрения профессионального художника полный "трэш". Адовы цвета и ещё более адовы сочетания цветов. А сюжеты? Сюжеты, как справедливо сказали бы в русском народе, "спасайся кто может". Художник был замечен американскими искуствоведами и его картины, в числе картин еще десятка художников приняли участие в прозвучавшей выставке в Нью-Йорке в семидесятые годы прошлого столетия. "Плохая живопись" (Bad Painting) была названа выставка. Этим же эпитетом был награжден творческий метод Питера Сола, а само его творчетво в целом было охарактеризовано, как "отказ от концепции прогресса и пренебрежение нормами хорошего вкуса" и "китч, архетипические клише и личные фантазии”.

Недавно, по приглашению организаторов, мне довелось побывать на встрече с Питером, которая проходила в одном из Манхэттенских бутик-отелей. На встрече Питер рассказывал, что называется, о своем творческом пути, а под конец ему можно было задать вопросы. Наряду с комплиментарными вопросами из зала, прозвучал и мой, который я не могла не задать: почему в картинах уважаемого художника Сталин такой герой и молодец, тогда как он просто обычный людоед. Питер занервничал и в ответ довольно долго говорил о правилах "поп-арта". Мой вопрос был намеренно дерзкий и может быть даже невежливый, но таковым же является и искусство художника. Позже я поняла, почему он так занервничал. Художник ведь отделён от зрителя стеной. Он общается с публикой не напрямую, а посредством своего искусства. Он может себе позволить быть "денди" и наглецом на своем холсте, но в жизни он чаще всего скромный и стеснительный человек, не готовый к резким вопросам. Таким и оказался Питер.

Так вот, на этой встрече Питер поделился, что ненавидит искусствоведов разных мастей. Они так поливали грязью творческий метод Питера в начале его карьеры, что при первой же возможности он уехал из Америки и никогда больше не читал статьи про себя.

Долго и упорно рисуя свои "кислотные" картины за гранью, казалось бы, фола, Питер Сол стал заметной фигурой на небосклоне арт-жизни Америки. Сейчас он пусть и странный, но заслуженный художник. Его выставки проходят по всему миру, а его картины продаются за значительные суммы. И теперь про него пишут, что он ас живописи и применяет метод "киарроскуро", что лишний раз подтврждает его профессионализм. Правда сам Питер говорит про себя: «Ничего себе я знаменитый! Это потому что я, продав картину, сам ее заворачиваю в трубу и сам её по почте высылаю? Или потому что я час до мастерской добираюсь, за которую тысячу в месяц должен платить?» (Цитирую по памяти).

Отдадим должное скромности художника, но отметим, что прошло время, тридцать лет или около того, и бывший «не художник» и представитель «плохого искусства» становится вдруг не просто художником, а выдающимся художником.

Или вот Брайс Марден. Ну кто о нем слышал, например, в России? Я не знаю ни одного человека из мира искусства в Петербурге, кто бы вспоминал о его существовании. А те, кому я показывала его картины, говорили: «Что за ерунда?» И невдомёк им было, что через непродолжительное время цены на эту «ерунду» перевалят 10 миллионов долларов за картину и творчество их автора будет анализироваться в энциклопедиях. А сам Брайс станет селебрити (известной личностью), о котором будут писать в светских хрониках и который как бешеный будет скупать дома в ньюйркской волости и строить студии по всему миру, незнамо зачем.

Кстати, интересный вопрос, а как воспринимают американцы русское искусство? Среди моих знакомых американских коллекционеров и любителей искусства есть один, с которым мы часто общаемся по поводу русских художников. Он знает очень многих представителей русского авангарда. Например, Любовь Попову. А вот о Филонове до знакомства со мной ничего не слышал. И впоследствии так и не проявил интереса к его творчеству. Почему? Для меня это остается загадкой.

Также как мы, живя в России, мало интересовались Саем Твомбли, так и многие люди в Америке, интересующиеся искусством, и даже коллекционирующие его, мало знают русских художников, и некоторых из них они не в состоянии воспринять совершенно. Трудно сказать почему. То ли творчество наших художников им кажется недостаточно уникальным, то ли сами американцы имеют какое-то свое особенное художественное восприятие, не соответствующее художественному восприятию россиян, но что-то такое не дает им понять наше искусство.

Например, Ларионов, которого многие в России считают гениальным, не вызывает такого уж восторга у америанских коллекционеров, а Малевич — наоборот, признанный гений.

Или вот наш любимый Бакст. Многие американцы признают его произведения виртуозными, но Попова им больше нравится.

Ясное дело, я говорю только о своем опыте, о тех людях, с которыми я лично общалась. Обобщать я не решусь.

Приходится признать, что художнику, особенно в начале своей карьеры, необходимо иметь особенное свойство в своем характере. Свойство, которое поможет ему не только выживать, опираясь неизвестно на какие материальные и моральные источники, но ещё и быть резистентным к чужому мнению — как говорят англичане «слушать никого», то есть, никого не слушать. Ему придется противостоять недоброжелательству или наоборот доброжелательству, пересекающему границы и лезущему к нему с советами. Этим свойством видимо является самоирония, вообще ирония и некоторая несерьёзность. Пусть хоть самую малость, пусть это будет только малая часть от всего характера, но это уже может спасти художника от дистракции, от ощущения бесплодности его усилий.

Вспоминается наш бессмертный Ван Гог с его бессмертным изречением: «Справедливость — длиннее жизни!»

Но я бы выбрала в качестве девиза слова другого гениального «безумца» — Сальвадора Дали: «Художник — рисуй!» Только к этим словам я бы добавила русское слово «просто». Небольшое дополнение, но в русском языке это проясняет идею: «Художник, просто рисуй!»

Комментировать Всего 9 комментариев

Да, да, да! Но, поскольку понятие художник шире понятия живописец, может быть точнее сказать : художник, просто - делай! Хотя звучит хуже, а сказать "твори" - слишком пафосно. 

Эту реплику поддерживают: Ирина Неделяй

Братаны и сеструхи, держитесь там! Ну вы поняли...

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Ирина! Прекрасная картина, мне очень понравилась! Светлая!

Спасибо Евгений, это свеженаписанная картина. Именно хотелось чтоб она была светла. Посвящается бабушке и её жизни в Сибири.

Эту реплику поддерживают: Евгений Зернов

Пишите побольше таких замечательных картин! Вдохновения Вам!

Новости наших партнеров