Все записи
04:59  /  27.11.14

3624просмотра

Вторая жизнь французского посланника

+T -
Поделиться:

Painting: Church of Intercession, oil on canvas, 24''x18'', 2011. Irene Nedelay                         Картина: Церковь Покрова на Нерли, холст, масло, 61х46 см, 2011. Ирина Неделяй

На вечеринке в квартире французского посланника хозяин рассказывал о том, как он долго добивался назначения в Россию, отказываясь от лестных карьерных предложений у себя на родине, и как он рад, что ему удалось продлить свое пребывание здесь еще на один срок. У французского посланника были русские корни.

Вообще-то, его предки принадлежали к древнему французскому аристократическому роду, но после французской революции они бежали от якобинского террора в Россию и там осели. Обрусевшие французские аристократы стали успешными российскими предпринимателями, меценатами и собирателями коллекций. Они создавали торговые дома, организовывали промышленные предприятия и участвовали в строительстве железных дорог и домов в центре Москвы, например, зданий нынешнего Пушкинского музея и магазина ГУМ.

После русской революции 1917 года семье повезло меньше, чем после французской. В одну из ночей большая часть мужчин, включая еще мальчиков, была расстреляна  большевиками за принадлежность к эксплуататорскому классу. Бабушке посланника в ту трагическую ночь удалось бежать с малолетними детьми, в том числе с его будущей мамой. Они долго пробирались на Юг, в Новороссийск, откуда на английском пароходе переправились в Грецию. После многолетних мытарств по разным странам бабушка оказалась во Франции. Кто-то из уцелевших мужчин пошел в Белую Армию, кому-то удалось пережить мясорубку гражданской войны и спастись в эмиграции. В итоге остатки семьи вновь собрались во Франции.

Вобщем, ничего нового для нашей истории. Новым не являлось и то, что посланник, назовем его Михаил Де Бенуар, после Горбачевской перестройки устремился на родину предков, куда, то ли по зову сердца, то ли на «ловлю счастья и чинов», поехали многие потомки бывших русских аристократов. Он был прекрасно образован, знал множество языков, в семье воспитывался в русской православной традиции и с детства говорил по русски. Во Франции он сделал блестящую карьеру на дипломатическом поприще, добился решения каких-то сложных проблем и даже построил крупный порт в одной из развивающихся стран, правительство которой в знак признательности назвало этот порт его именем.

К моменту назначения в Россию Михаил был солидным заслуженным дипломатом. Он имел внушительную комплекцию, безупречные манеры и страстное желание жениться на русской женщине. Как ни странно, за последующие пять лет жизни в России ему так и не удалось реализовать это свое желание. Правда, вскоре после переезда у него появилась замужняя подруга, которая благоволила ему.

Подруга имела простое русское имя, допустим, Света, была белокура и, хотя и получила высшее образование, работала простой уборщицей в посольском доме. На простую уборщицу Света, тем не менее, была не очень похожа. Она одевалась преимущественно по моде двадцатилетней давности, то есть застряла где-то в стиле семидесятых-восьмидесятых годов, но не смотря на все эти нелепые джинсы клёш, заглаженные посередине, и длинные драповые пальто с чернобуркой, Света что называется, умела себя держать. Она обычно помалкивала и элегантно улыбалась. Все живописные полотна она сравнивала с Сальвадором Дали, трудно сказать теперь почему. Могу только предположить, что это первое, что Света увидела после перестройки, до которой ее познания в живописи, скорее всего, ограничивались Айвазовским и Шишкиным. И это первое  впечатлило её на всю жизнь. Не надо думать, что я так издеваюсь над Светой. Ничего подобного. Я уже наблюдала такие вещи в разных культурах и странах и не вижу в этом ничего катастрофического. Например, я знаю пару-тройку американских художниц, которые одеваются также, как во времена их молодости, и любят только картины Энди Уорхолла. Ну и что? Это никак их не умаляет.

Итак Света. Света умела элегантно улыбаться. Кроме того, она делала необыкновенные причёски. Обычно это было что-то среднее между прической Эдиты Пьехи времен семидесятых и какой-нибудь, например, дикторши советского телевидения. Это были такие локоны и кудельки, элегантно уложенные на голове и забрызганные, скорее всего, лаком. Вряд ли пивом, ведь лак для волос уже появился в продаже. Не представляю, как она делала эти прически. Согласитесь, странно представить, что уборщица утром идёт в парикмахерскую и делает маникюр и прическу, и потом идет мыть посольство Франции или квартиру посланника. Но видимо всё так и было.

Посланник Михаил ухаживал за Светой, дарил ей дорогие подарки и возил на Лазурный Берег. В путешествиях он называл ее своей невестой и показывал православный храм, в котором они будут венчаться, когда она согласится выйти за него замуж. Не смотря на наличие мужа, Света ездила и на Лазурный Берег, и в Париж и там, видимо, тоже ходила с элегантной причёской и улыбалась. По-французски она не говорила, но по-английски немного могла. На неоднократные предложения Михаилом руки и сердца, Света многозначительно улыбалась и не говорила нет, но продолжала жить с мужем и ходить на работу в посольский дом. Михаил же, хоть и был в перманентном процессе развода с французской женой, все же испытывал сильное желание вновь связать себя узами брака и обязательно с русской женой.

Вообще, это конечно такая стихия интересная, эти русские невесты. Они даже и не невесты в целом, а скорее жены лузероватых русских парней. Парни либо потеряли себя и своё место после перестройки, либо просто остались такими же, как были до неё и вполне возможно это и не устраивало их русских жен. Русские эти жёны стали немного смотреть налево, и в столицах наших они стали смотреть на возможности путешествовать и ездить на модные курорты, хорошо одеваться и так далее за счет своих западных «женихов». Одни, как Света, не собирались при этом разводиться, а так и расчитывали сидеть на двух стульях, пока возможности не кончатся вместе с остатками молодости, другие даже шли на развод, чтоб соединиться с принцем или пэром, ну или просто скромным буржуа. Но и те, и другие были едины в своем порыве воспользоваться новыми, появивишимися в связи с падением железного занавеса возможностями.

Посланник  Михаил был разносторонне развитым и интересным человеком. Он был личностью с сильным характером и твердыми убеждениями, обладал острым умом, прекрасным чувством юмора и самостоятельным, критического склада, мышлением. Он, наверное, мог бы быть политиком самого высокого уровня или даже руководителем государства. В молодости он был чемпионом Франции по дзюдо и сохранил хорошую физическую форму. Он был довольно скуп на рассказы, но иногда мог поведать невероятно любопытные истории из своей жизни. Например, он со смехом рассказывал, как однажды на ночной улице в Каире он «психологически» напугал и обезоружил грабителя, наставившего на него «ревОльвер». Он дружил с семьей афганского короля, участвовал в спасении членов королевской семьи после вооруженного мятежа и свержения монархии в этой стране. Он помогал им в эмиграции и даже приютил у себя дома в Париже двух особо ценных борзых салюки из королевского питомника, принадлежавших афганскому принцу. Смеясь, он рассказывал, какие они, не смотря на особую ценность, были неуправляемые и как, срываясь с поводков, неудержимо гонялись за кошками по центру Парижа, а он, в свою очередь, со всей своей комплекцией, носился за ними под взглядами «беспечных парижан». Салюки так и остались жить у него в изгнании, принц не смог их забрать.

Было немного странно, почему человек, проживший такую интересную жизнь, не любил о ней рассказывать Однажды, я таки решилась спросить его об этом. На мой прямой вопрос он неожиданно откровенно ответил, что прошлое осталось в прошлом и нечего о нем говорить, и что он хочет смотреть только в будущее, в котором только он себя и видит, хоть ему уже и за шестьдесят.

Но вернемся к вечеринке. На вечеринке в тот день присутствовала молодая женщина по имени Таня.

Таня была простой девушкой, работавшей в парикмахерской. Она была родом из небольшого городка недалеко от Москвы. У нее был муж и двое детей. Городок населяли, в основном, бывшие и настоящие военные.  Муж Тани тоже был военным, молодым, но очень успешным, далеко продвинувшимся по службе. В свои 30 лет он уже был полковником или около того. Полком он не командовал, зато был близок к материальному обеспечению войск и, ходили слухи, к какому-то влиятельному генералу. Правда после бурного старта, что-то с карьерой мужа не заладилось, и это существенно сказалось на его характере и отношении к домочадцам, которым приходилось не сладко.

Бог знает, какими путями познакомились Михаил и Таня, ходили слухи, что через мужа Тани, с которым Михаил встретился на каких-то переговорах. Кажется, знакомство состоялось еще в период «дружбы» Михаила со Светой. Во всяком случае, Света одно время начала сетовать, что Михаил стал часто ездить в гости за город в семью какого-то молодого военного, с которым она не понимает что его связывает, но с другой стороны ей же и легче, потому что ей уже надоело таскаться с ним то на тот прием, то на этот, и Ницца эта, что там хорошего... Вобщем, так она говорила.

Непонятно, чем привлекла Таня внимание Михаила. Хорошенькая, невысокого роста, с идеально обработанным лицом и почти в три раза его моложе, Таня, всё-таки, была парикмахершей, как ни крути. Правда, ее манеры не были грубы, она была активна и так же, как Барон Де Бенуар, устремлена в будущее. Но она имела тот же, что Света  недостаток - она была замужем.

Не взирая на мужа-полковника, Де Бенуар сделал Тане предложение. В отличие от своей предшественницы, Таня это предложение безоговорочно приняла, ушла с детьми из дома на съемную квартиру и начала развод с мужем.

Молодой красивый и бодрый муж сначала не поверил, что некрасивый и пожилой иностранец решил увести его жену. Изначально он не возражал против развода, но узнав про «аффер» Тани с Де Бенуаром взбесился и начал по-своему бороться за семью. Правда делал он это как-то неловко. Крал из дома Тани и детей ценные вещи, царапал машину посланника с дипломатическими номерами и прокалывал ему шины.

Михаил, который в детстве много общался со своим дядей, офицером Царской, а потом Белой Армии и, соответственно, знал как ведут себя русские офицеры, никак не ожидал такого от русского мужа, тем более военного. Он был совершенно потрясен его поведением и удивлялся мелочности, но в ответ ничего не предпринимал. Покупал Тане и ее детям новые вещи, за свой счет чинил колеса и закрашивал царапины на посольской машине.

Видя, что его тайные операции не производят должного эффекта, молодой полковник  решил применить другое оружие из своего арсенала - побить соперника. Он подкараулил Михаила на выходе из дома и ударил его несколько раз кулаком в лицо. Но даже после этого случая, когда кулаки сыпались градом на суверенное лицо Михаила, дипломатического скандала не получилось. Не получилось ввиду его терпеливости и благородства.

Почувствовав, что он теряет инициативу, муж Тани решил действовать прямо и открыто, презрев чуждые западные толерантность и благородство, а заодно и честь и достоинство русского офицера. Ну какие честь и достоинство, раз пошла такая гибридная война?

Итак, отбросив условности, он написал жалобу на дипломата Барона Де Бенуара сразу куда следует - напрямую президенту Пятой Республики Жаку Шираку. Он изложил в петиции, что поименованный дипломат разрушает семью полковника Российской Армии, увел у него не только жену, но и двоих детей, вобщем, ведет себя аморально, не смотря на то, что ему уже под 70, и что, в связи с аморальным поведением его нужно исключить из членов дипломатического корпуса и отозвать из России.

Реакция Президента Пятой Республики с точностью воспроизводила реакцию существовавшего когда-то секретариата ЦК КПСС. Жалоба была спущена в МИД Пятой Республики, а последним - в посольство в Москве.

Надо сказать, что история с жалобой на аморальное поведение Михаила является одной из лучших его историй. Реакция посольства была бурной. Хохот в его коридорах не затихал довольно долго. Михаил ходил совершенно довольный, с удовольствием делился подробностями и рассказывал о шутливых звонках друзей из МИД.

Когда веселье улеглось, полковнику Российской Армии было отправлено вежливое письмо из посольства, в котором (цитирую со слов) было высказано сожаление о том, что между ним и Михаилом Де Бенуаром произошел конфликт, разъяснено, что дипломатическое ведомство Пятой Республики и в целом Правительство, а также Президент не имеют полномочий на вмешательство в личные дела граждан и выражена надежда на то, что все спорные вопросы конфликтующие стороны смогут урегулировать путем переговоров.

Но все проходит, прошёл и трудный период развода. Танин муж еще какое-то время присутствовал на сцене, затягивал бракоразводный процесс, требовал отступных в виде стоимости двухкомнатной квартиры за «согласие на развод», угрожал, что заберет детей, словом действовал по вполне традиционному, многим русским женщинам знакомому, сценарию. Но потом он неожиданно затих и благородно согласился завершить развод «по-быстрому» и безо всяких условий. Как потом узнала Таня, близкий к бывшему мужу влиятельный генерал вновь оказался у дел и позвал своего подопечного в столицу помогать ему материально обеспечивать войска, в связи с чем молодому полковнику срочно понадобилось подчистить свое личное дело.

Как бы то ни было, все закончилось благополучно. Михаил добился своего и повел русскую жену к алтарю совершенно недвусмысленно. Стоя перед алтарем в большом соборе, построенном в стиле русского барокко более 250 лет назад и освященным Екатериной II, в красивом платье и даже в фате с флёрдоранжем, будущая баронесса поклялась посланнику быть верной женой.

Это конечно странно, выходить во второй раз замуж как в первый. Ну, то есть, с кортежем и в платье невесты и снова Флёр д'Оранж и куча гостей и алтарь… Мне лично это кажется очень странным. Это трудно объяснить, но если ты уже вышла один раз замуж, то по второму и третьему кругу стоять в платье невесты с флёрдоранжем это отдаёт фарсом. Почему-то, мне кажется, второй, третий и все последующие разы надо хотя бы отделаться от свадебного платья, венков на голове, всяких там шапочек невесты и прочего, если уж нельзя отделаться от толпы друзей желающих гульнуть на твоей свадьбе. Но это ведь только мне так кажется. Другие имеют право думать иначе.

Таня на свадьбе, если вас это интересует, была счастлива. Её большие и ровно подведенные глаза сияли небесной голубизной. Большие губы несколько рыбьева контура рта были влажны и приоткрыты от восторга, лицо горело.

Мне трудно сказать, отчего невеста была в таком воодушевлении на своей свадьбе, поскольку ей, как мне известно, не было и тридцати, а посланнику было уже к семидесяти.

Ну, Федотов, «Неравный брак». Картина, что называется, маслом.

Помните как у Обломова «посмел в мыслях своих видеть её своею»… за точность цитаты не отвечаю. Ну да, посмел! И ещё как посмел, но и невеста между тем была отнюдь не в слезах. Видимо Таню вдохновляло светлое будущее. «Ницца, дворцы с пальмами, верблюды…» - как говаривала героиня французской пиесы.

Ну и было. Все было. Была Ницца, Лазурный Берег, Париж и квартирка уставленная антиквариатом и картинами салонных французских художников XIX века.

Де Бенуар прикупил квартиру и в столице бывшей родины отцов, огромную, с видом на все почти стороны света. Квартира была отремонтирована с шиком, и в ванной были зеркальные потолки. Посланник навез мебели и картин в своё русское гнездышко. Татьяна со страстью охотника показывающего тушки убитых зверей, демонстрировала всем огромную кровать в шикарной спальне и всё прочее, в том числе и мебель под «Людовика» не помню какого по порядковому номеру.

Вся эта мебель и картины в больших золочёных рамах были ужасными. Не понятно было, зачем два взрослых человека демонстрируют такому количеству друзей невозможный мелкобуржуазный вкус. Если я готова ещё понять русскую невесту из маленького провинциального городка, мечтающую стать баронессой и есть с дорогого  английского парцелана, то хоть убейте меня, я не в состоянии понять отпрыска французской аристократической фамилии, вообще-то имеющего прекрасный вкус, но убивающего массу энергии, времени и денег чтобы завести всю эту дорогую рухлядь в Россию.

Душа человеческая - потёмки.

Если Таня светилась от счастья и стоически выдерживала доминантный характер мужа-начальника, то ее дети радостными не выглядели. Они при любом удобном случае жаловались на нового отца и выглядели грустными и не очень счастливыми. Детей отдали во французскую школу, располагавшуюся недалеко от посольства, но большую часть своей жизни они проводили с няней. Счастливая Таня стала хозяйкой большого парикмахерского салона и много времени уделяла своему новому виду деятельности и коллективу «девочек»-парикмахерш.

Ничто не вечно под луной. И пару лет назад пришло к нам известие о том, что Михаил скончался от сердечного приступа ночью в своей квартире в Париже, в том же возрасте, что и когда-то его отец. Не долго продлилось его счастие с русской женой.

Я, потрясённая смертью этого безоговорочно верующего в будущее человека, бросилась звонить в Париж с сочуствиями молодой вдове. Но ее не застала, молодая вдова через несколько дней после смерти мужа умчалась в столицу своей первой родины и уже погрузилась в дела своего салона. В голосе пасынка не было ни скорби ни трагедии.

Я позвонила в Москву и молодая вдова на второй минуте моих соболезнований принялась утешать и убеждать МЕНЯ в том, что жизнь продолжается.

И она была абсолютно права. Жизнь продолжается и берет своё.

Только мне почему-то грустно, что Михаил отказывался писать мемуары и говорить о прошлом. Мне почему-то грустно, что он так мало рассказывал о своей жизни и семье, о своих предках, о детях и внуках. Мне почему-то кажется, что именно вера в будущее обманула его. Или надежда на будущее. Он был интересным человеком, но знаю я о нём очень мало, потому что все что мы знаем о человеке - это его прошлое в большей степени. А Михаил хотел говорить о будущем. И будущее теперь проходит без него.

С другой стороны он был тем редким человеком, который точно знал, что он хочет. А он хотел прожить вторую жизнь в России. Он прожил одну жизнь в разных странах и большую часть этой первой жизни он прожил во Франции, но это почему-то не удовлетворило его. И он попытался начать жизнь заново уже на родине предков. Эта его новая жизнь длилась совсем недолго. Но она была. Рад ли он теперь своей затее? Доволен ли потраченым временем и силами? Не знаю. Но у каждого своё понимание счастья и красоты. И у него было своё.