Десят лет назад я сидела в вечернем эфире на REN-TV, и хорошо помню момент, когда увидела на лентах странное сообщение о неизвестных, взявших заложников в театре. Домой я попала через четыре дня. Террористы звонили на мобильный Мите Лесневскому, и мы тогда не очень понимали, что с этим делать - но записывали, конечно. Каким-то чудом меня разыскала одноклассница, с которой мы ни разу не виделись после школы, и сказала, что у неё квартира ровно напротив Норд-Оста, и что съёмочным группам будет удобно у них и снимать, и остановиться, и покушать. Мы видели в прямом эфире Первого канала, как коллеги по идиотизму своему показывают передвижение группы захвата. А потом в этом был обвинён канал НТВ. НТВэшники доказывали, что они ничего такого не транслировали, присылали кому-то эфирную запись, чуть ли не нотариально заверенную - но кого это интересовало? Их всё равно обвинили в том, что сделали на Первом канале, и на этом старое НТВ закончилось. А потом нам показывали мёртвого Бараева, рядом с телом которого стояла початая бутылка коньяка. Люди, работавшие тогда на ТВ, прекрасно помнят, откуда она там взялась: за ней сбегал в буфет, открыл и поставил рядом с телом корреспондент Аркаша Мамонтов.