Вчера родился Кафка – один из тех писателей, про которого все слышали, но мало кто читал. В России его фигура имеет особое значение. Народное «мы рождены, чтоб Кафку сделать былью» возникло не на пустом месте.  Абсурд нашей среднерусской действительности зашкаливает по всем датчикам. Словно бы мир кафкианского абсурда весомо и зримо воплотился в одной шестой части света. Примеры знакомы нам слишком хорошо. Самый гуманный суд в мире, лепящий «двушечки», исходя из несуществующих законов или следственный комитет, обвиняющий хрупких девушек в насилии над полицейским. Да даже очередь в районную поликлинику.  Я уж не говорю о законе по борьбе с пиратством в интернете, принятом как раз накануне дня рождения Кафки (что символично, согласитесь). Еще один показатель актуальности Кафки – это его популярность в интернете. Писатель уже успел превратиться в мем и победно шествует по социальным сетям.

В связи с присутствием Кафки в интернете мне пришла в голову мысль: ведь дневники его по форме очень походят на посты в  Фейсбуке, Контакте или Твиттере. Смотрите сами:

19 июня 1910

Спал, проснулся, спал, проснулся, жалкая жизнь

27 сентября 1911

Вчера встретил на Венцельплац двух девушек, чересчур долго задержал взгляд на одной из них, в то время как именно у другой, одетой в уютно мягкое коричневое складчатое широкое, спереди слегка раскрытое пальто, были, как оказалось слишком поздно, нежная шея и нежный нос, волосы, прекрасные на уже позабытый лад

27 сентября 1911

Старик в болтающихся штанах на Бельведере. Он свистит; когда я смотрю на него, он перестаёт; отвожу взгляд – он снова начинает; потом начинает свистеть и тогда, когда я на него смотрю

24 августа 1911

Вместе со знакомыми сижу на открытом воздухе за столом кафе, за соседний стол усаживается женщина с большими грудями, она только что пришла, тяжело дышит, лицо разгорячённое, загорело-блестящее. Она откидывает голову назад, открывая сильный волосяной налёт, она закатывает глаза кверху почти так, как, вероятно, иногда смотрит на мужа, который рядом с нею читает иллюстрированный журнал. Если бы можно было втолковать ему, что рядом с женой в кафе можно читать в крайнем случае газету. Но никоим образом не журнал. В какой-то момент она вспоминает о своей полноте и слегка отодвигается от стола

Конечно же, эта мысль пришла в голову не только мне. Твиттер у Кафки уже есть, несколько сообществ в контакте – тоже. Получается, что Кафка сейчас существует в интернете, быть может даже более интенсивно, чем в своих книгах, до чтения которых  доберется не каждый. Причем существует не только как мем, но и в качестве текста тоже: формат его дневников идеально подходит современной информационной среде. И такого Кафку – в той или иной степени, но читают.