Те, чья сознательная жизнь пришлась на девяностые, кто сам или чьи родители выписывали «Ридерз Дайджест», должны быть знакомы с явлением под названием «письма счастья». «Поздравляем, вы выиграли три миллиона, чтобы получить их, закажите у нас килограмм книг по цене семи автомобилей, и тогда мы, возможно, выберем вас из числа еще полумиллиона таких же мудаков, которым мы разослали копию этого письма».

Самое интересное, что поражало меня даже в детстве – люди действительно заказывали. Впрочем, это были девяностые, декада телевизионных чудотворцев Чумака и Кашпировского, энергетической пирамиды Голода, а также духовности, скрепы которой не снились даже Путину. Лишившись уверенности в завтрашнем дне, десятилетиями обеспечивавшейся силами компартии, оказавшись перед лицом неопределенности, ненужные и забытые, россияне обратились к высшим силам. Уже в девяносто шестом в стране насчитывалось 10 тыс. религиозных организаций, а спустя еще шесть лет – вдвое больше.

Людям нужно было во что-то верить. Если не в бога, так хоть в простую удачу. Выиграть миллион долларов, когда все сбережения сгорели, а зарплату не выплачивают пятый месяц, казалось заманчивой идеей. Тем более, когда этот миллион тебе уже фактически обещан, всего-то надо заказать пару книжек у издателя или перечислить на счет африканского принца Абакалики Нигерийского, первого сына репрессированного царя Сани Абалакики, 100 долларов, чтобы получить 30% от его 50-миллионного состояния.

Это были девяностые. Время всеобщей растерянности. Время, когда, не раз битые жизнью, россияне, в эпоху тотального наебалова всех и вся, были парадоксально наивны и доверчивы. Причем, ладно бы – не знали, что наебывают, так ведь знали же, и все равно надеялись. Но винить их сложно.

Но вот, прошли страшные девяностые, позади сытые нулевые, впереди – стабильные дветыщидесятые. На носу Олимпиада в Сочи, милиция переименована в полицию, носки с сандалиями признаны главным модным недоразумением всех времен. А мне на телефон приходят СМС следующего содержания: «Ошибочно положил вам 200 рублей. Хотел супруге на МТС. Ей положил еще. Верните дочери на Билайн. Она в больнице. Извините».

И вот хочется в ответ на хуй послать, да денег даже на сообщение жалко. Действительно, за десять минут до этой СМС я получил первое, с того же номера: «Перечислено через CyberPlat 200 руб. Банк (ЗАО) Лиц». Получил и знал, что будет продолжение. А потом задумался: раз кто-то до сих пор занимается подобным топорным разводом, значит, есть кто-то, кто на него ведется? Ведь если есть предложение, значит, где-то существует спрос, ведь так?

Копируют же пользователи социальных сетей к себе на стену сообщения, по типу «Мне прислали десять ненужных iPhone 5, но я не хочу их продавать, а хочу раздать. Поэтому сделайте репост этой записи и я разыграю среди вас эти iPhone’ы, выбрав случайным образом победителя». В конце концов, публикуют же у себя картинки с изображением пачки долларов и подписью: «Это – деньги! Разместите у себя на стене это фото и до конца недели ждите финансовой прибавки! Пропускать нельзя!» Делают же пользователи максимальный репост сообщения с призывом «МАКСИМАЛЬНЫЙ РЕПОСТ!!!», печальной историей об очередном ребенке, больном пиздецомой, и номером банковского счета в конце.

Но эти-то хотя бы обещают хоть какой-то выигрыш или просто взывают к совести. А мои лохотронщики на что надеялись?