Все записи
13:26  /  4.10.13

2181просмотр

Все о Нашем Будущем. Интервью с Наталией Зверевой

+T -
Поделиться:

Этим летом мы в бизнес-инкубаторе НИУ ВШЭ проводили курс для социальных предпринимателей  "Социальные инновации" . В результате курса было "прокачано" или сформировано 13 проектов, так или иначе имеющих отношение к социальному предпринимательству.  Активное участие в этом мероприятии принял Фонд "Наше будущее ", который занимается поддержкой социального бизнеса. Не скрою, для меня сотрудничество с этой организацией оказалось намного интереснее и радостнее, чем я ожидала, поэтому я встретилась с руководителем фонда  Наталией Зверевой и расспросила ее о том, какие функции выполняет фонд, кого поддерживает, и почему им это нужно. 

Расскажите, пожалуйста, как вы пришли в сферу социального бизнеса? Как попали в фонд?

В 2007 году Вагит Юсуфович Алекперов, с которым я раньше работала в Уралсибе, решил создать свой частный фонд. Ему оказалась близка тема социального предпринимательства. Я в то время работала в банковской сфере - строила различные системы учета – финансов, внутреннего контроля, систему управления рисками. Социальное предпринимательство как особая система работы меня тоже заинтересовало, поэтому я согласилась на предложение Вагита Юсуфовича принять участие в создании фонда.

Скажите, по каким принципам строится работа фонда, на чем вы акцентируете внимание при отборе заявок?

Мы разработали стратегию, согласно которой основной нашей задачей стало продвижение социального предпринимательства: когда государство не успевает охватить весь социальный сектор, на помощь приходит бизнес.  Предприниматели решают социальные проблемы в медицине, экологии, культуре. В настоящее время успешнее всего продвигаются проекты, связанные с образованием. Инструментом поддержки мы выбрали не гранты, а инвестиции, поскольку социальный предприниматель должен работать на самоокупаемости. Мы выдаем беспроцентные займы. Особенность бизнес-плана, который необходимо предоставить для их получения,  – наличие социальных показателей: трудоустройство (предприниматель обязуется трудоустроить определенное количество социально незащищенных граждан) или оказание определенного количества социальных услуг. Предприниматели регулярно отчитываются перед нами  и  по факту перевыполняют план по социальным показателям. А что касается бизнеса, далеко не все проекты реализуются по оптимистическому сценарию. Но 4 проекта, победившие в конкурсе 2008 года, уже погасили займы. Мы также организуем слеты социальных предпринимателей, образовательные программы и выставки, где они могут представить свой бизнес и свою продукцию. Научиться зарабатывать гораздо сложнее, чем решать социальные проблемы. Зачастую приход людей в сферу социального бизнеса мотивирован какими-либо их собственными проблемами: некуда детей отдать в детский садик,к примеру. Поэтому они создают свой собственный садик. Примером может стать садик Монтессори, ставший уже сетевым бизнесом. При этом это должен быть не просто садик, а предлагающий услуги очень хорошего качества и – доступный по цене.

Какие стратегические цели и задачи у вашей работы? Есть ли понимание развития?

Мы поставили задачу набрать 100 проектов за 5 лет, оценили грядущие затраты, придумали критерии проектов, весь регламент конкурсного отбора. На первом этапе мы взяли внешних экспертов, ставших на сегодняшний момент уже апологетами социального предпринимательства: к примеру, Александра Московская создала Центр социального предпринимательства и социальных инноваций ВШЭ. Елена Феоктистова возглавляет Центр корпоративной социальной ответственности и нефинансовой отчетности Российского союза промышленников и предпринимателей. Крупные компании тоже начали развиваться в данной сфере и понимают, что благотворительность – только одно из направлений социальной сферы, часть корпоративной социальной ответственности. Социальное предпринимательство тоже интересно крупным компаниям, и поэтому возникает слой социальных инвесторов, интересный рынку.

Как вы оцениваете состояние сферы социального предпринимательства в России? Сегодня про социальный бизнес не думает только ленивый. Как вы считаете, не приведет ли это к некоей девальвации понятия? Осуществляете ли вы какой-либо мониторинг существующих организаций? Какой должна быть компания, занимающаяся социальным бизнесом? У какой компании это будет хорошо получаться, а у какой – нет?

Конечно, мы осуществляем мониторинги. Мы наблюдаем за игроками, приходящими на рынок. Как правило, вначале они приходят к нам: им интересен наш опыт, наши подходы. В мире существуют разные взгляды на проблему социального предпринимательства. Кто-то говорит, что в социальном бизнесе главную роль играют инновации. Кто-то, как мы, делает акцент на финансовой стабильности. К нам приходят новые компании: Citibank, «УралСиб», мы также совместно с нашими партнерами выделяем гранты на обучение. Питер Холбрук, руководитель Коалиции Социальных Предпринимателей Великобритании приезжал к нам на Премию «Импульс добра» (лауреатами становятся поддерживающие развитие социального предпринимательства люди и организации - за их вклад в развитие и продвижение этого понятия).  Человек удивительной ауры, энергетики, он сказал следующее: «Мы против льгот социальным предпринимателям во избежание дискредитации этого понятия. К нам должны приходить только те люди, которые действительно хотят решать социальные проблемы». Меня также заставил задуматься девиз  Мухаммада Юнуса, одного из самых известных социальных предпринимателей ,получившего Нобелевскую премию мира  за борьбу против бедности: «Счастье – делать деньги, но делать людей счастливыми – счастье втройне». Просто получать прибыль – для многих людей оказывается недостаточным. А когда ты делаешь что-то хорошее для других, ты по-настоящему счастлив. Социальные предприниматели – именно такие люди.

А в какой области социальным предпринимателям легче монетизировать бизнес, в какой сложнее?

Легче всего монетизироваться в сфере детских учреждений, производства (к примеру, мы работали со Всероссийским обществом слепых, помогая им продавать свои товары). Экологическими проектами мы начали заниматься только в прошлом году – они еще не гасят займы. Похуже дела обстоят с фермерскими хозяйствами. Наша возвратность – 95%. Это очень высокая возвратность.

Какие проекты вы не стали бы поддерживать?

Мы всегда принимаем решения индивидуально. В год мы рассматриваем около 300 заявок. Проект должен соответствовать пяти четким критериям: социальная миссия, финансовая устойчивость и самоокупаемость, инновационность (новая комбинация ресурсов, новый подход, новая услуга для региона), предпринимательский подход, тиражируемость.

Расскажите, как происходит процесс создания вашей структуры? С кем вы взаимодействуете? Как это происходит? Как вы проверяете свои гипотезы?

Так просто на этот вопрос не ответишь. Наша команда насчитывает 7 человек, которые одновременно выполняют много задач: ходят на мероприятия, общаются, рассказывают о проекте. Мы хотели бы, чтобы существовал закон о социальном предпринимательстве, где были бы четко прописаны способы государственной поддержки подобным предприятиям. Наши партнеры, АСИ - Агентство Стратегических Инициатив, созданное по распоряжению В.В.Путина - создали Центры инноваций в социальной сфере, функцией которых станет оказание поддержки социальным предпринимателям. Мы работаем также с Мининистерством экономического развития. Еще 2 года назад вышел приказ, определяющий размер субсидий социальным предпринимателям, критерии отнесения бизнеса к социальному, но всё это пока ещё требует расширения. В процессе сотрудничества и общения с рынком у нас возникают новые идеи, которые мы реализуем. В прошлом году был создан Координационный совет  ТПП РФ по вопросам развития социального бизнеса и предпринимательства, мы вошли в него (Н. Зверева является заместителем председателя Совета – Примеч. ред.), в прошлом году вели совместную работу по разарботке законопроекта по социальному предпринимательству, впервые в России 28 июня отметили международный День социального бизнеса.

А как вы работаете с обществом, у которого возникает потребность в реализации какого-либо социального проекта?

В регионах мы проводим Ярмарки социальных идей, где каждый желающий может предложить свою идею решения наболевшей социальной проблемы и в дальнейшем даже принять участие в нашем конкурсе, чтобы получить поддержку. Помимо этого мы проводим информационные кампании в регионах, во время которых рассказываем про конкурс. Очень часто по приглашению выезжаем на форумы и конференции с лекциями о социальном предпринимательстве –  эксперты Фонда часто становятся главными спикерами, которые помогают понять участникам этих встреч, что же такое социальное предпринимательство и является ли их бизнес социальным.  Важным элементом развития инфраструктуры сектора социального предпринимательства является и церемония награждения лауреатов премией «Импульс добра». Конечно, общение с каждым регионом такой большой страны требует больших затрат.

Мы работаем с администрациями регионов, у нас есть 6 Центров консалтинга и аутсорсинга, взаимодействующих с предпринимателями (бухгалтерские и юридическое услуги, финансовый консалтинг, проведение вебинаров и тестов предпринимательских способностей, помощь в составлении бизнес-плана). Целью к ЦКА является упрощение деятельности социальных предпринимателей). Их миссия – развивать малый и средний бизнес. Мы взаимодействуем с «ОПОРОЙ России», поддерживающей малый бизнес. Еще у нас есть образовательные проекты. В настоящее время мы планируем запустить серию вебинаров.

Есть ли у вас разграничение аудитории на молодежь, состоявшихся предпринимателей и другие целевые группы?

Нет, в конкурсе сегодня могут принимать участие и молодежные старт-ап проекты, и действующие предприниматели, давно вставшие на ноги. У нас есть только верхний возрастной предел – в 65 лет уже трудно принимать участие в каких-либо проектах. Но при этом мы стараемся претворять разные проекты в жизнь, направленные на разновозрастную аудиторию. Наши социальные предприниматели решают проблемы самых разных социальных и возрастных группу, ведь мы поддерживаем и детские сады, и санатории для людей старшего возраста.

Вы изучали модели, работающие в других странах. Как вы считаете, какие модели социального предпринимательства никогда не смогут быть реализованными в России? Какие практики вы смогли успешно применить, а какие, на ваш взгляд, не подходят российскому рынку?

Мне нравятся английская и американская модели. Некоммерческие организации, которые не ведут бизнес, но решают социальные задачи, и коммерческие предприятия разделяет Великая Китайская Стена. В США существует особая форма предприятия – ‘B corporation’, в которой директор отвечает как за бизнес-эффективность, так и за социальные показатели. В Великобритании в уставе компании прописано выполнение социальных обязательств. В России всего этого нет. Новая форма собственности потребует изменения законодательства, поэтому скорее всего, России больше подойдут другие способы: к примеру, развитие предпринимательства через НКО. Но в НКО нельзя распределять прибыль, так как нет акционеров. В Италии, например, человек, создавший кооператив с социальными задачами, получает огромные субсидии как социальный предприниматель. Может быть, этот путь нам ближе в силу исторических причин…

Как вы считаете, влияет ли современное культурное развитие на возникающие проекты социального бизнеса? Стимулирует ли либерализация культуры и экономики появление новых идей?

Я считаю, что  во всем нужна гармония. Культура, прежде всего, отражает самого человека, который ее создает. Я считаю, что современное состояние культуры – временная стадия, которая вскоре пройдет.  Свобода, переходящая в распущенность, не по мне, я думаю, что рано или поздно люди вернутся к фундаментальным ценностям. Но выбор всегда лучше, чем отсутствие выбора.

Какими личными качествами должен, наш ваш взгляд, обладать социальный предприниматель?  Что его выделяет?

Наталия: Мне кажется, главное для социального предпринимателя – вера в то, что он делает. Стоит один раз посмотреть, с каким огнем в глазах, с какой энергетикой они рассказывают о своих проектах и тебя тоже «зажигают» их проекты и их истории.

Считаете ли вы саму себя социальным предпринимателем?

Я скорее технолог, я не смогла бы заняться социальным бизнесом самостоятельно. Миссия нашего фонда – служить катализатором позитивных социальных изменений, поддерживать социальных предпринимателей по всей стране

Над какими проектами вы активно работаете в данный момент?

 Сейчас мы планируем разработать товарный знак, по которому покупатели будут отличать продукцию социальных предпринимателей.

Что для вас – счастье?

Мое счастье – это дети. У меня их трое, и я счастлива, что реализовалась    как мама.  Но как любая современная женщина стараюсь найти баланс, потому что социальное предпринимательство – это не просто работа. Оно стало для меня и всей нашей команды открытием, а вскоре – настоящим призванием, делом жизни.

Спасибо :)