На сцене БАМа Кевин Спейси играет «Ричарда III» в постановке Сэма Мендеса.

В общем-то и целом, произведение вполне зрелищное. Придуманные и давно воплощенные разными современными режиссерами постановочные идеи ловко и элегантно скомпанованы Мендесом. Однако никто из бедных артистов, не наученных режиссером, что делать, не знает, что собственно играть. А играть надо, вышли же на сцену. Поэтому все старательно играют лицами – то страх, то жажда власти, то благородное мужество, а то и бессилие. А Спейси, вдобавок, почти не уходя со сцены все три с половиной часа, еще и полиомиелитно двигается на закованной в ортопедические оковы ноге, прижимая к груди полиомиелитную же руку и сгибаясь под тяжестью горба. А в завершение этой пытки, в финале еще и подвешивается победителями вниз головой и висит так минут пять, весь финал спектакля. И что в нем в этом Ричарде было такого, что зрители должны были отдать ему 3,5 часа своей жизни? Да ничего. Кровопийца да и только. Кому хочется так долго смотреть на банального убийцу? Мне не хотелось.