Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:01  /  19.01.16

2461просмотр

Защитите себя магией: #instaстих, выпуск 3

+T -
Поделиться:

Призрак Алёнки и дельфины в метро: #instaстих, выпуск 1

Мёд Лужкова, керлинг под землёй, песни лангобардов: #instaстих, выпуск 2

22.

знаю я, что окружность
в чём-то похожа на круг,
и что солнце — шар,
а глаз твой округл, друг.
но за эту науку
ты меня не хвали,
а купи хачапури кругли.
хоть за евро, хоть за рубли
покупай хачапури кругли,
прямо с морсом, а лучше с шабли
потребляй хачапури кругли,
даже стоя у края земли,
откуси хачапури кругли.
ой, квадратни он стал: посмотри!
закругли же его, закругли!

23.

это было в апреле, ты помнишь, Лиля?
никогда не хотел быть ни Богом, ни пастырем,
смотри: место, куда вошла пуля,
заклеено круглым пластырем.

24.

В метро были странные морячки
С фактурой как у героев фильма
«Окраина»
Всё пытался понять
Как их незаметно щёлкнуть
И нужно ли это потом приноравливался
В итоге рубанул по ним вспышкой
Которую забыл выключить
Получилось чертовски комично
Морячки без претензий, улыбались
Тот что справа показал мне пальцами букву V
Пахло от них ощутимо алкоголем
Недаром же фляжки
У которого слева
Была кобура старинного вида а там
Пистолет системы допустим наган
Или системы муляж
Но это не имеет значения
Из-за голенища сапога торчала
Рукоятка ножа
Вышли на Речном весёлые беззлобные
Не агрессивные посмеивались о чём-то своём
С фактурной как у героев фильма
«Окраина»
Как будто прямо тут в вагоне снимали
Советское черно-белое кино про революцию
С ними в главных ролях
Или в порту
Куда там они дальше пошли
Я не знаю

25.

Автобус судя по всему долго
Стоял в запасе
Вдоль бортов его раскрасили
Графитчики
Теперь когда он одряхлел
И по возрасту приблизился
К герою
В честь которого его назвали
Он зачем-то понадобился
Рисунки замалевали
Остались только щи на стекле
И затейливый орнамент по границам красного
Понадобился он понятно для чего
Перевозить работяг
По соседству с «Цехом» где танцовщицы
В мокрых от пота майках
Практикуют контемпори дэнс
Переделывают в лофты Bolshevik
Бывшую конфетную фабрику
Сюда их и привезли
Конфетами давно здесь не пахнет
Но сладковатый запах ощущается
От сизых дымов которые
Окутывают автобус
Он работает на холостых оборотах
И выхлоп едкий и плотный
Как будто его заправляют
Не бензином или дизелем
А самой сырой нефтью
Залитой в бензобаки
Где-нибудь в Бухаре
Или на Апшероне

26.

В поле тонкий колосок — это магия, дружок. С-под пенька торчат опята — это магия, ребята. Облетели тополя — это магия, друзья. Страшно жить на белом свете, если нет в твоём жилете амулета, оберега, молодой лозы побега, скарабейного жука, крови жертвенной быка. Ну раз так, носи пятак за щекой за просто так.

27.

лучший мастер по свету
работает с четверга по среду,
с августа по июль.
он лучший здесь архитектор,
и видимо правы те, кто
полагает, что твердь земная,
и далёкие отблески рая,
и ночное мерцание ада,
это только вопрос формата:
сумма линий, тени, балкон,
тихий заката час,
и вдруг видишь: да вот же он,
смотрит точнёхонько в нас.

28.

Не ем, не пью, не сплю, не курю,
Круглые сутки i`m watching you.

29.

Эй, cow! Дай молокоу! Дай нам творога, кефира, сливок, ряженки и сыра! Дам вам это, дам вам больше, дам вам хоть сырой земли, вы же дайте мне, ребята, деревянные рубли! Я купюрами без страха подлатаю правый бок и пойду скакать по травке, прыг да прыг, да скок-поскок! Деревянною травою брюхо тощее набью, деревянными сосцами деревушку напою! Из земли глядят глазами деревянные грибы, в землю тихо уплывают деревянные гробы. Деревянные деревья у дороги в ряд стоят, вдаль по воздуху листочки деревянные летят. А теперь на раз-два-три: дерево, гори!

30.

забытый боец окопной войны
в траншее сырой сидит,
забытый боец окопной войны
в экран самсунга глядит.

никто не пишет ему давно,
патронов не подвезли,
но будет биться он всё равно
за этот клочок земли.

пускай разроют хоть всю Москву
или зальют в бетон,
сжав кулаки, закусив губу,
будет сражаться он

за то, чтобы город-герой Москва
стала как город-сон,
будет кайлом, засучив рукава,
в землю вгрызаться он.

и если ему суждено пропасть
на этой тихой войне,
шагнув из окопа, на землю пасть,
уйти куда-то вовне,

ему на смену тотчас придут
когорты новых бойцов,
асфальт положат, дома возведут,
и станет в конце концов

Москва как сказка, как город-пхукет,
живущий на тягловой силе.
и мэр возложит скромный букет
к бойцов неизвестной могиле.

31.

Небо, как чёрный флаг, полощет на фонарных столбах, небо рушится вниз, и одинокий монах, руки воздев, кричит: «Жги, Господь! Конец хронотопа!» Москва, ХХС, июль, пять минут до начала потопа.