Все записи
19:13  /  15.05.13

1606просмотров

Фестиваль "С книгой в лето!"

+T -
Поделиться:

Друзья, 

в рамках фестиваля Московского Дома Книги "С книгой в лето", мы проводим акцию: купи 2 книги из нашей серии "Страноведение" и получи 2 в подарок! 

Ниже я сделала для вас подборку отрывков из этих четырех книг. Вы узнаете как выпить чашечку кофе в немецком банке, где лучше поужинать в Сингапуре, чем знаменит русский Иван из Австралии и что ждать от американского дорожного патруля, путешествуя по просторам Америки на машине.

 

1) "Германия. Свой среди своих" Анна Мосьпанов 

"Как-то раз моему папе — человеку пожилому и плохо владеющему немецким мама дала серьезное задание — съездить в магазин и приобрести фильтр для кофемашины. Чтобы папа не запутался, мама дала ему с собой старую упаковку и объяснила, где магазин. А рядом с этим магазином находился один банк. И я туда папу как-то отправляла отдать свои рабочие бумаги. Папа уже пенсионер, ему скучно, и мы ему периодически придумываем всякие поручения, которые он с радостью выполняет. Вот бумажки отвезти, например. Или еще что-то.

Приехав по адресу, папа увидел знакомую банковскую вывеску — то есть не знакомую, а виданную однажды, и, видимо, его переклинило. Почему-то он решил, что ему туда. При этом хочу заметить, что папа вполне адекватен, отнюдь не страдает старческим слабоумием просто слегка рассеян и невнимателен. Зато общителен до невозможности.

Зайдя в банк с упаковкой наперевес, папа твердым шагом прошел к стойке и встал в конец очереди. Его совершенно не смутило то, что в помещении нет ни полок с товарами, ни витрин, а только большие плакаты с циферками и огромные красочные картинки домов и машин, которые можно приобрести, если правильно вкладывать деньги в означенном банке.

Дождавшись своей очереди, папа подошел к стойке и, почему-то постеснявшись вытащить упаковку, которую к тому моменту убрал в сумку («Что я, идиот, объясниться не могу, что ли?»), спросил, где тут фильтр для кофемашины. Как умел, так и спросил.

Кофе, говорит, битте, мне нужно. Фильтр кауфен. Кауфен — это значит купить. Но произнес это папа нечетко, скомканно даже, я бы сказала. Он мне потом демонстрировал, как это происходило.

Сотрудник банка услышал только «кофе».

— Что, — говорит, — простите?

— Кофе, кофе, — объясняет папа. И показывает для верности. Руками. Вот чашечка — там у кого-то чашка на рабочем столе стояла, — вот так вот его наливают. Кофе мне нужно. Фильтр кауфен.

Сотрудник банка напрягся. Их же вежливости учат и невозмутимости. И умению решать нестандартные ситуации. А тут стоит пожилой импозантный мужчина — седовласый и в красивой оправе, и с бьющим наотмашь восточноевропейским акцентом требует кофе. Чашечку кофе — вот такую же, как у Катарины за соседним столом.

А клиент — это король, если вы забыли. В немецких банках — определенно король. Даже если он говорит с восточноевропейским акцентом и не понимает того, о чем его спрашивают. Кофе так кофе.

— Вам кофе? — еще раз переспросил сотрудник.

— Да-да-да, — радостно закивал головой папа.

— Сделайте, пожалуйста, этому господину кофе, — бросил сотрудник куда-то за спину и, улыбнувшись самой тренированной из двадцати пяти своих улыбок, обратился к папе. — Так чем я могу вам помочь?

— Спасибо, — галантно улыбнувшись в ответ, промолвил папа, уверенный, что фильтр сейчас принесут. — Аллес.

— Сколько я вам должен?

— О, что вы, нисколько. Мне было приятно, — деревенея нижней половиной лица, пробормотал сотрудник. — И все же, какими услугами вы хотели бы воспользоваться? У вас карточка с собой?

Из всего этого папа понял только слово «карточка» и сказал, что ее у него с собой нет. И вообще огромное спасибо. Аллес. Больше ничего не надо.

И протянул сотруднику руку для прощания.

Аллес — в смысле все. Попью сейчас кофейку и пойду.

Тут и кофе как раз принесли. А дело было перед перерывом. В банке ни одного клиента кроме работников и папы с чашкой кофе на стойке. Увидев, что ему принесли попить, папа дико растрогался и начал благодарить сотрудника. Вообще ни фига не ожидал такого сервиса и все такое. Но где же фильтр?

— Фильтр? Какой фильтр? Вода чистая, вы не волнуйтесь.

Ну, это папа так понял. А сотрудник вообще ничего не понял. Решил, видимо, что это служба «тайный покупатель». Сейчас модно так сотрудников на местах проверять. Вот пришел такой чудик и хочет у него в банке кофе пить, а ты стой и сохраняй лицо. Ты ж не знаешь, кто это. Может, у него счет на миллионы здесь. Может, блажит дедуля. А ты выкручивайся.

Папа между тем допил кофе и как ни в чем не бывало поинтересовался, где же он может фильтр кауфен. На этот раз поставил слово «кауфен» в начало предложения. Банкир его услышал. И, видимо, до него начало доходить.

— Это банк. Вам нужен магазин, а это банк.

— Банк? — тут дошло и до папы. И он, бедолага, наконец огляделся по сторонам. Огляделся, ужаснулся, достал из сумки свою коробочку и показал, что ему нужно. — Мне не нужен банк. Не мой банк. Здесь моя дочь.

Вот как-то так папа и сказал.

Наличие у господина дочери парень за стойкой выдержать не смог. Есть такое понятие «усталость металла». Вот это — оно самое.

Спасительной оказалась коробочка, объясняющая, что же все-таки нужно седовласому господину с восточноевропейским акцентом.

Тут уж и другие коллеги подоспели. Хохотали все вместе с папой. Тот молодой человек, который принял удар на себя, взял папу под руку, вывел из здания и лично проводил до магазинчика, где продаются фильтры. Через два дома от банка магазинчик был.

На прощание парень пожал папе руку и предложил заходить еще. И все смеялся и благодарил за хорошее настроение.

— Спасибо, — вежливо поблагодарил папа в ответ. — У вас очень вкусный кофе…»

 

2) "Сингапур. Восьмое чудо света" Юрий Сигов

«Заморить червячка и не лопнуть от обжорства

А теперь поговорим о самом вкусном, питательном и желудочно-урчащем. О том, от чего в Сингапуре никуда не деться и без чего не понять ни его «высокую политику», ни заумную философию с прагматичной до безобразия экономикой. О еде немало песен сложено, и о ней, родимой, можно говорить бесконечно, что, собственно говоря, сингапурцы регулярно и с удовольствием делают. Если англичане только и говорят что о футболе и погоде, американцы — о бейсболе и последних голливудских новинках, а арабы — о том, сколько стоит нынче баррель нефти или породистый верблюд, то сингапурцу все эти «мировые проблемы» по барабану.

Еда, блюда различных кухонь, стоимость завтрака-обеда-ужина в маленьком неказистом с виду (но обязательно стерильно чистом) ресторанчике или роскошном «салоне принятия пищи» — вот то, что считается у сингапурцев «правильной», имеющей смысл темой для разговора по душам.

И не беда, что эта заблудшая сингапурская душа давно и безнадежно пропахла имбирем, корицей, соевым соусом и креветочным порошком.

Вообще-то (некоторые сингапурцы могут это оспорить, так что оставляю вариант «вероятности события») настоящему сингапурцу не важно, как и в каком виде подается то или иное блюдо. То есть какое-то значение это все же имеет (на бумажную тарелку тебе положат лобстера-омара или на фарфоровое блюдо тончайшей китайской росписи), но главное — что именно тебе подадут. Если обычное занятие для американцев — это просмотр бейсбола в обнимку с поп-корном и кока-колой, у англичан — футбола, а у канадцев — хоккея, то национальное развлечение сингапурцев — гурманство.

Причем обязательно в хорошей компании, с которой приятно будет еду обсудить.

Можно в любой день, время суток, в любую погоду и в любом настроении оказаться на любой сингапурской улочке — и обязательно увидишь сотни сингапурцев, поедающих свои аккуратные порции курицы, креветок или говядины. Коробки с едой доставляются прямо в офисы, а иногда и на дом — тем, кто не настроен сегодня готовить самостоятельно, а также на деловые встречи и самые важные правительственные мероприятия.

Моднющих кофеен, ресторанов на любой вкус и кошелек, настоящих кулинарных дворцов по всему Сингапуру разбросано несметное множество. Создается впечатление (и оно вовсе не обманчиво), что в Сингапуре едят все, всегда и всё подряд — элегантно одетые молодые люди, семьи, многочисленные заморские туристы, старики и малыши.

Чуть ли не каждую неделю в Сингапуре открываются новые французские и итальянские рестораны (где заправляют праздником для гурманов самые лучшие шеф-повара из Европы, США и Азии), японские суши-бары, «центры тэпанъяки» и якитории, мексиканские и бразильские кафе (там собирается сплошь иностранная молодежь). А также бесчисленное множество индонезийских, малайских, китайских и других кафе-ресторанов-бистро, в которые так и тянет зайти и отведать чего-то экзотического.

Посещение ресторанов в Сингапуре — это отдельный пункт любой культурной программы что для местного обитателя, что для приезжего. И не имеет значения, какие блюда в таком ресторане занесены в меню, кто конкретно готовит для вас и есть ли у такого заведения прочная репутация или оно лишь недавно открылось.

За время многочисленных заездов в Сингапур мне доводилось трапезничать более чем в сотне самых различных по антуражу и качеству подававшихся блюд ресторанах. Было это и на официальных торжественных мероприятиях, и в кругу типичной сингапурской семьи, где, заказывая то или иное блюдо, приглашавший сингапурец тщательно высчитывал каждый цент, и в навороченных заведениях, далеких от кулинарных пристрастий простых смертных.

Не буду вспоминать все рестораны, а упомяну лишь о двух. Да и то потому, что само их посещение оказалось настоящим спектаклем. Причем в этом кулинарном шоу были четко расписаны роли как у шефа, так и у официантов, сидящих поодаль от других посетителей, и конечно же — того самого единственного зрителя (а таковым ощущает себя любой, кто туда заходит), ради которого все подобное шоу и задумано.

Есть в Сингапуре на первый взгляд малоприметный ресторанчик, который называется «Май хамбл хаус» (My Humble House), что в переводе с английского означает «Мой скромный дом». На самом деле из скромного там только вывеска и отсутствие какой бы то ни было внешней рекламы. Зато внутри — полнейший интим, и ваш визит (особенно если прийти туда на ужин) превращается не просто в пир гурмана, а в самый настоящий восточный «кулинарный аттракцион».

Между прочим, сами сингапурцы любят, чтобы в подобных заведениях все было не только чин чинарем приготовлено, но и оригинально, «с развлекунчиком» обставлено. И желательно с каким-нибудь чисто китайским эффектом (можно даже горяще-световым).

Так вот каждое блюдо здесь подают с разного рода пиротехническими эффектами. То суп в тарелке зажгут, то обольют кожуру апельсина малиновым ликером и подожгут. Да так, что посетители за соседними столиками (которым тоже несут и несут официанты диковинные блюда) только и успевают крутить головами: а что это там принесли и подожгли-взорвали у соседа справа? Фейерверк брызжет из каждого кофейника (а здесь есть кофейники, в которые с трудом вмещается одна крохотная чашечка крепчайшего кофе с кардамоном).

Зато в другом сингапурском чудо-заведении — французском ресторане «Ги Савой» (так зовут парижского шеф-повара) — совершенно иная философия кулинарных удовольствий. С одной стороны — вот тебе, гражданин сингапурец, Европа со всеми ее кулинарными изысками (устрицы, медальоны, артишоки да супы помидорно-спаржевые). А с другой — раз любят сингапурцы нечто горяще-экзотическое, так почему бы не устроить всю ту же «кулинарную пиротехнику» с французским сыром и омаром, паюсной икрой или жареным голубем?

И брызжут огнем перед пораженным посетителем тарелки, пока говорящие по-французски не хуже истинных парижан официанты-индусы медленно и чинно рассказывают, откуда доставили прямо в самое сердце Юго-Восточной Азии копче- ную треску, морского угря или настоящее французское фуа-гра с наисвежайшим фуцзяньским хренком.»

3) «Австралия - Terra Incognita. Когда звери еще были людьми» Сол Шульман

«Русский Иван

В местечке Холлс-Крик в Западной Австралии, в небольшом парке установлен памятник, надпись на котором гласит: «Русский Джек», и дальше в нескольких предложениях изложена история человека, прославившегося в здешних краях во времена золотой лихорадки.

Его полное имя — Джек Фредерикс, хотя по-русски он, конечно же, был Иваном. Родился в 1855 году в России, был моряком русского флота, затем служил на английском корабле, с которого и сбежал в Австралии. Было это, вероятно, в 1870-х годах. Некоторое время Иван жил на востоке страны, в нынешнем штате Квинсленд, потом купил пароходик, которому дал название «Старуха», и стал заниматься перевозкой грузов и пассажиров. Когда в Западной Австралии открыли золото, решил попытать счастья на при исках.

Австралийцы любили Джека. Он поражал всех силой и мягким сердцем. Высокого роста, могучего телосложения, с большущими руками и мускулистой шеей, он напоминал легендарных русских богатырей. Лицо его было привлекательным: серо-голубые глаза, широкие скулы, мохнатые брови, черные волосы, усы и борода.

Его зычный голос вполне соответствовал его виду: смеялся раскатисто, пел громогласно, а его шепот, образно говоря, можно было расслышать за версту. Огромный аппетит и умение выпить без драк и скандалов тоже нравились его товарищам.

Однажды, изрядно выпив в пабе городка Кью, Иван погрузил инструменты и ящик с динамитом в свою огромную тачку и решил отправиться в путь. Полицейские уговаривали его не ходить в нетрезвом виде, тем более с динамитом, но Иван стал спорить с ними. Примечательно, что в этом городке не было тюрьмы. Провинившихся приковывали цепью к громадному бревну на дороге и оставляли подумать и образумиться. Так поступили и с Иваном.

Вечером на месте заключения Ивана не оказалось, впрочем, как и бревна. Полицейские обнаружили его в близлежащем баре сидящим на этом самом бревне и весело распивающим с приятелями пиво. Завидев полицейских, он радостно пригласил их присоединиться. Цепь была снята, и пирушка продолжилась до ночи…

Приключения Русского Джека с восторгом пересказывались жителями этих мест. Особое внимание привлекала его огромная одноколесная тачка. Он возил на ней провизию, брезентовые мешки с водой, инструменты и другую поклажу. Если его товарищи выбивались из сил, он вез и их пожитки, а иногда и они сами садились в тачку. Иван шутил, что любит пассажиров, с которыми можно поболтать и покурить.

Иван лихо кайлил сухую землю, ловко закладывал шурфы, кое-что добывал, но богачом не стал. Он был суеверен, часто говорил о старичке, который является ему во сне и сообщает о новых месторождениях золота. Эти предсказания несколько раз даже сбывались, но каждый раз Иван не попадал туда вовремя. Один из таких случаев стал знаменитым. Русский Джек спешил в административный центр для того, чтобы первым сделать заявку на золотоносный участок. По дороге он встретил старателя, тяжело поранившего ногу. Джек посадил его в тачку и повез в пункт, где ему могли оказать помощь. Место это находилось за много миль в противоположном направлении, а идти надо было под палящим солнцем. Раненый был спасен, но подать заявку Иван опоздал…

Этот альтруистический поступок был настолько нехарактерен для того времени, что австралийцы его не забыли и через 100 лет поставили Ивану памятник…

Незадолго до смерти Иван приобрел участок земли на берегу реки. Он сам расчистил его, срубил огромные деревья, перетащил стволы и соорудил себе дом. Развел фруктовый сад. Мимо его фермы проходила дорога. Дилижансы стали останавливаться у него и менять лошадей, а путешественники могли закусить лепешками, мясом и напиться чаю…»

4) «Необычная Америка. За что ее любят и ненавидят» Юрий Сигов

«Моя полиция меня бережет

Искусство настоящего полицейского — не замечать того, что не имеет значения, и видеть то, что другие замечать не хотят. Наполеон Бонапарт, французский император.

Рассказывать о том, как функционирует и оплачивается американская полиция, —значит посвятить подобной теме не один фолиант. Самых невероятных событий, удивительных и нигде более не встречаемых американских полицейских реалий столько, что по ним можно изучать и психологию, и разного рода поведенческие аномалии, и отношение к собственной власти граждан Соединенных Штатов.

Поэтому, на мой взгляд, есть смысл изо всей «полицейской американской машины» остановиться на том, что встречается на дорогах, и вот почему. Думаю, вряд ли найдется в мире хотя бы один водитель, который испытывал к дорожной полиции уважение и пиетет. А вот трепет, неосознанная боязнь быть наказанным «ни за что» и уверенность в том, что, даже если соблюдать все существующие и прописанные в кодексе дорожного движения правила, все равно тебя где-нибудь да словят, остановят и непременно денежкой накажут, — это есть.

И если в странах, где полицейский на дороге — почти всегда произвол, вымогательство и штрафы, подобное является привычной нормой (причем, замечу, Россия в этом списке — далеко не худший вариант: мне доводилось сталкиваться с дорожной полицией в Мексике, Гондурасе, Нигерии и ряде других стран, и на этом фоне родные гаишники выглядят просто рядовыми «чудаками на заработках»), то в Соединенных Штатах этих «чудес дорожного разлива» еще больше.

Умышленно не вдаюсь в детали работы американских полицейских, не связанных с дорожным движением. Эти люди успешно ловят преступников, поддерживают порядок на улицах и пользуются всегда заслуженным уважением за свою неподкупность, четкость и высокий профессиональный уровень. Но вот о том, как ведет американская полиция на много рядных хайвеях и одноколейных проселочных дорогах, поведать, безусловно, стоит. Тем более что многое из того, что мне довелось и видеть, и на собственном водительском опыте испытать, довольно сильно отличается от других зарубежных реалий.

Начну с того, что при умопомрачительном количестве автомобилей и безразмерной протяженности дорог специальной дорожной полиции в Америке как таковой вообще нет.

Но водителям от этого не легче — оштрафовать их может любой коп, который посчитает, что было какое-то нарушение, или если сидящий за рулем персонаж покажется ему подозрительным. Спорить в таком случае со стражем порядка абсолютно бесполезно: обычно приходится со всем молча соглашаться, получать штрафной талон — «тикет» — и потом уж решать, оплачивать его или нет.

За что больше всего штрафуют в Америке? Прежде всего за парковку, причем как за неправильную, так и за правильную. И если водитель посчитал, что штраф выписан ему ни за что (а такое часто бывает), то обжаловать его можно в суде. Но судиться с полицейскими в Америке — себе дороже.

Теоретически выиграть у служителя закона можно, но на практике такое бывает достаточно редко. Почему? Просто полицейскому государство доверяет в Америке намного больше, чем рядовому водителю, поэтому даже совершенные полицейским ошибки исправить в свою пользу водителям почти никогда не удается.

Об американских парковках — разговор особый. Для жителя даже небольшого американского города это сущий кошмар, особенно если приезжаешь из какого-нибудь внутреннего штата в крупный мегаполис — Нью-Йорк, Вашингтон, Бостон, Лос-Анджелес или Майами. В крупных городах США все большее распространение получают так называемые «сателлитные парковки», которые располагаются у конечных станций метро и откуда водитель, оставив свое авто, может отправляться в город на общественном транспорте, не опасаясь быть оштрафованным за неправильную парковку.

Но есть ли шанс таким образом сэкономить на парковочных расходах? Это как посмотреть. Одна моя американская знакомая по имени Салли живет примерно в 30 милях от центра Вашингтона. Каждый день она встает в пять утра, чтобы успеть отвезти двоих детей в школу и к семи поспеть на парковку возле одной из конечных станций в спальном пригороде американской столицы. Дело в том, что после семи парковка на 2000 автомобилей становится платной, и вся ее экономия на комбинации «машина — метро» теряет смысл.

Как-то раз Салли приехала на парковку возле метро без пяти семь. Покрутившись несколько минут по обширной парковочной площадке, она нашла лишь одно свободное место — между джипом «чероки» и широкофюзеляжным «линкольном». Поскольку обе машины явно обширны в размерах, Салли с трудом удалось втиснуть свой «фольксваген» в свободную парковочную ячейку. Однако машина оказалась настолько зажатой, что Салли не смогла открыть дверь своего «жучка», чтобы выйти из машины.

Так как Салли уже опаздывала на работу, то выбралась из окна «жучка» на крышу машины и рванула к метро. Отработав целый день, она вернулась на парковку, рассчитывая, что зажавшие ее утром две безразмерные машины уже съехали со своих парковочных мест. Ничего подобного — все «утренние автопомехи» были по-прежнему на месте, и в свой родной «фолькс ваген» Салли забиралась через заднюю дверцу.

Когда она выруливала из «автомобильного заповедника», то повредила зеркало заднего обзора одной из машин, а другой «поцеловала» бампер. И что самое интересное — это был не какой-то отдельный малоприятный случай ее водительских мытарств, а чуть ли не каждодневная действительность, с которой приходится сталкиваться многим владельцам личного транспорта в американских городах.

На хайвеях картина несколько иная. По моим наблюдениям, очень часто произвол полицейского прямо пропорционален происхождению номерного знака проезжающего мимо автомобиля. Чем глуше провинция, тем больше шансов на то, что водителя с вашингтонскими или нью-йоркскими номерами «замочит» местный коп и выпишет штраф за превышение скорости, даже если такового на самом деле и не было.

Немало достается в таких случаях и канадцам, которые едут в сторону Флориды и по пути через всю Америку «стригутся» по полной программе полицией «транзитных штатов» — Южной и Северной Каролины, Джорджии, Нью-Джерси и Вирджинии. Местные машины своя полиция почти никогда не беспокоит, даже если они будут ехать со скоростью больше 80 миль в час (обычно знаки разрешают движение с максимальной скоростью 70 миль в час, но многие знаки ограничивают его до 50–55 миль в час).

При этом, если вас остановили вдали от родного дома и наказывают за превышение скорости «тикетом» на 200–300 долларов, опротестовать подобное решение копа шансов нет никаких. Попытаться «договориться по-братски» с местным представителем закона — прямая дорожка в кутузку. Сам же штраф нужно оплатить в течение двух недель, а если этого не сделать, то сумма штрафа будет каждые две недели удваиваться.

Теоретически такой штрафной «тикет» просто можно выкинуть и ничего не платить. Но в до безобразия компьютеризированной Америке результаты подобного поступка могут быть следующими. Если в будущем вам придется проезжать через территорию этого штата, то за неоплаченный даже несколько лет назад штраф местная полиция имеет право отправить вас прямо на нары. Помимо этого вам не удастся перерегистрировать свою машину, ее нельзя будет продать, а иностранцу, который не платит штрафы, могут отказать в выдаче визы на въезд в США.

В принципе получивший подобный «тикет» водитель, если встреча с полицией случилась за много миль от его родного дома, может приехать в суд и оспорить правомерность действий стража закона. Но ехать за 500–600 миль, чтобы попытаться убедить судью в своей правоте и выиграть втрое меньше, чем потратить на поездку в провинцию (не говоря уж о потере времени), практически никто не хочет — на это полиция и рассчитывает.»

Книги по акции 4 по цене 2х можно купить с 15 мая 2013 года в Московском Доме Книги.