В свете указа Президента РФ по поводу "ответных санкций" в виде запрещения ввоза сельхозпродукции из ряда стран и в свете только что появившегося уточнения от Правительства о том, что конкретно запрещено ввозить и откуда, поднялось много разных толков.

Одни люди всуе поминают талоны, пустые прилавки и очереди в СССР, другие говорят, что этот запрет - "необходимое зло" ради какой-то большой борьбы.

Я предлагаю взглянуть на ситуацию с несколько другого ракурса.

Во время кризиса 2008 года я работала в одном среднем по размерам частном банке, который был довольно серьёзным игроком на рынке торгового финансирования.

Если объяснять "на пальцах", торговое финансирование - это когда банк через те или иные финансовые инструменты помогает торговцам или покупателям оплачивать их экспортно-импортные операции и гарантирует, что никто никого не кинет на всех этапах реализации торговых сделок.

На торговом финансировании зиждется абсолютно любая закупка чего-либо за рубежом: от фруктов до металлопроката. Более того, на торговом финансировании зиждятся даже некоторые проекты, связанные со строительством.

Это настолько давний симбиоз банков и клиентов, что в этой сфере существуют универсальные для всего мира финансовые инструменты - аккредитивы и гарантии.

Поскольку все торговцы и покупатели, а также поставщики, хотят, чтобы всё было максимально удобно, чтобы можно было раскладывать во времени расходы, чтобы можно было проводить больше сделок при меньших затратах на каждую из них, была выработана гибкая система кредитования. То есть банк не просто переводит деньги из пункта А в пункт Б, но еще и нередко кредитует своих надежных клиентов на закупку товара.

Такие кредиты существуют в виде возобновляемых кредитных линий или кредитных лимитов, которые можно выбирать постепенно несколькими операциями, а возвращаются деньги обычно при поступлении выручки от продажи закупленного товара.

Это очень удобно, поэтому рынок торгового финансирования велик не только из-за естественных переводов денег за товары и гарантирования обязательств, а еще и из-за вот этой кредитной его части.

Естественно, что не только клиенты любят оптимизировать бизнес и расширять его при наименьших затратах. Банки тоже в этом заинтересованы.

К слову, в рамках рынка торгового финансирования существует колоссальная сеть межбанковских отношений ("корреспондентских" отношений). Она нужна для максимального регионального охвата ради удобства клиентов при оплате поставок. Каждый банк строит свою собственную сеть связей с банками-корреспондентами в зависимости от наиболее частых географических направлений активности клиентов и своих собственных потребностей в дополнительных деньгах.

Так вот для уменьшения бюрократических процедур внутри банков при одобрении финансирования тех или иных сделок, а также для расширения бизнеса торгового финансирования (чтобы не ждать, когда клиент получит выручку от продажи товара) банки, активные в этой сфере и хорошо знакомые друг с другом, кредитуют друг друга. Это делается либо в виде кредитных линий, либо в виде двусторонних или многосторонних кредитов, открытых под объём существующего портфеля профинансированных контрактов.

Так или иначе, эта система работает уже столетиями и доказала своё удобство, а обычаи делового оборота, вытекающие из неё, подчиняют себе законодательство большинства стран.

Теперь, когда читателю стало чуть-чуть яснее, как устроена финансовая сторона экспортно-импортных операций, вернёмся к кризису 2007-2009 года.

В те годы западным банкам было настолько плохо, что они не финансировали никого, кроме своих местных клиентов, и то, с огромным скрипом. Система международной межбанковской дружбы и кредитования практически встала, поскольку работали только по "наличным" экспортно-импортным операциям, где не нужно было кредитование. Из-за этого здорово затормозились и подорожали экспортно-импортные операции. Из-за этого у нас в магазинах выросли цены, а часть многолетних серьёзных импортёров тех же фруктов обанкротилась, ну а то же мороженое или глазированные сырки в случае порядочных производителей стали меньше в размерах, а в случае бессовестных - стали помойными на вкус.

Многим банкам пришлось постепенно закрыть направление торгового финансирования, как и банку, где я работала, хотя поначалу мы честно пытались найти новые источники денег для помощи клиентам с их закупками.

В результате, по мере поступления гос.помощи произошёл передел рынка торгового финансирования в пользу госбанков и частного крупняка, а также дочек иностранных банков - когда они "отвисли" после некоторого периода зависания.

Так или иначе, люди лишались бизнеса и работы, а цены в магазинах кусались.

А что мы имеем сейчас?

На мой сугубо профессиональный взгляд, мы имеем ситуацию похуже, чем тогда.

Почему, спросите Вы?

Потому что те банки, в пользу которых во многом перераспределился рынок торгового финансирования, сейчас оказались под санкциями.

Конечно кто-то постит весёлые картинки о том, как он плюёт на санкции, но если отбросить шутки в сторону, то становится видно: санкции как раз-таки ударили по торговому финансированию.

Дело в том, что средний срок межбанковских кредитов и кредитных линий под торговые контракты 1-3 года. А банкам под санкциями сейчас можно привлекать деньги максимум на 90 дней (3 месяца). Это рождает огромные неудобства в их работе, а также затыки с финансированием собственно торговых контрактов. Пока мы не видим результаты этих проблем (цены ещё недостаточно взлетели, чтобы кто-то забил тревогу), но вот этот список запрещенной сельхозпродукции, вполне может ускорить эффект от санкций в отношении российских банков.

Ведь от этого списка пострадают предприниматели, особенно те, кто был эксклюзивным поставщиком тех или иных товаров, попавших в список - от хорошей средиземноморской рыбы, хамона, охлаждённых стейков, сёмги, сыров до тех же артишоков, спаржи и подобного. Самый медный таз грозит узко-специализированным поставщикам. А для банков это всё клиенты, которые разорятся, создав им убытки сверх уже имеющихся проблем. Дальше за всем этим последует снижение рейтингов российских банков, что ещё усугубит ситуацию на финансовом рынке в целом. И это мы ещё не говорим о том, что нет денег на такие же масштабы госпомощи экономике, как в 2008-2009 годах. Ещё и пенсионные накопления решили заморозить - к великой "радости" негосударственных пенсионных фондов и связанных с ними финансовых и промышленных структур, а также тех, кто думал, что сможет привлечь от них деньги на что-то полезное.

Ну и помимо всех прочих пострадают торговые сети, которые сами закупали те или иные товары.В конечном итоге пострадаем мы с Вами - и не просто потому что придётся искать пармезан у фарцовщиков, а потому что подорожает ВСЁ.

Архиважно понимать, что реальное импортозамещение или переориентирование импорта на другие страны не наступит раньше следующего года. И это при хорошем раскладе, если прямо с сегодняшнего дня все заинтересованные предприниматели в едином порыве бросятся искать новых партнеров и производителей, а также если эти предприниматели не оказались по уши в торговых долгах.

Ну и, как водится, никто не подумал о людях, которые покупают "массовую" еду - а это те же пенсионеры, чьей пенсии после оплаты услуг ЖКХ и пары лекарств даже в Москве едва хватает только на крупы, картошку и колбасу/сосиски. Я даже боюсь представить, из чего начнут делать подорожающую колбасу, когда запрет на импортное мясо и субпродукты ударит по производителям в полной мере.

В общем, как Вы уже поняли, я очень сильно сомневаюсь, что такое "необходимое зло" так уж нам необходимо.

Самое нехорошее, что всё это делается за наши налоги.

ЗА НАШИ НАЛОГИ.

P.S.: только не начинайте приводить мне контраргумент "ну мы же не можем не отвечать на западные санкции". Вы знаете, если очень нужно ответить - можно и ответить, но, на мой взгляд, когда хочешь кому-то насолить, надо бить по жизненно важной точке оппонента, а не себе в глаз давать. Есть достаточно вариантов действительно болезненных для Запада мер, на которые могли пойти большие дядьки, меряясь чем-то там за наши налоги, но почему-то они выбрали меры, болезненные для нас самих. Почему же почему?..