Все записи
12:00  /  29.12.20

457просмотров

О квантовых технологиях в мире медиа

+T -
Поделиться:
Иллюстрация: Morning Brew/Unsplash
Иллюстрация: Morning Brew/Unsplash

Февраль 2020 года я провела в самолетах. Москва – Амстердам – Москва – Берлин – Москва –Лондон. Это было время, когда обязательным условием для интервью являлось нахождение с героем на расстоянии вытянутой руки. Как теперь говорят, это было время до н.э. — до начала эпидемии, или по-английски bc — before covid.

Старый мир уже рушился, авиасообщения сильно знобило от коронавируса, табло авиарейсов покрывались тревожными словами «delayed» и «canceled», на многих рейсах прилетающих встречали не только родные с цветами, но и работники санитарного контроля в защитных масках.

Из Лондона я возвращалась в марте, когда миру уже был поставлен диагноз «пандемия». Довольно символично, что в Англии я брала интервью у мрачного гения-визионера Алана Мура – автора самых депрессивных комиксов. В его мирах фигурируют «часы судного дня» и, как правило, они показывают, без пары минут полночь.

Не было никаких требований и предписаний, но, вернувшись в  Москву, я решила провести две недели в самоизоляции. Все эти дни добровольного карантина я принимала достаточно тяжелое решение. Бросить работу, все проекты, свою команду и успеть улететь к своим близким, к семье, к своим родителям и провести это время тотальной неопределенности с ними в доме неподалеку от Тбилиси. Или, сжав зубы, продолжать делать то, что делаю. Это был достаточно мучительный выбор и я его сделала - на одном из последних самолетов я улетела к родным в Грузию.

Прошло девять месяцев. Я по-прежнему нахожусь в этом доме со своей семьей. Во время первой волны в Грузии был введен очень жесткий локдаун. Но вторая волна COVID-19 накрыла Грузию так, что она оказалась в числе самых сильно пострадавших от пандемии стран. Поэтому все это время я почти не выхожу из дома. При этом оказалось, что когда тебя ставят перед жесточайшим выбором — его можно просто не делать. Можно просто не выбирать. Как квантовая частица ты можешь быть одновременно и здесь, и там.

Работа телевизионного журналиста не очень приспособлена к условиям самоизоляции. Телеведущий — точно не программист. Он должен быть в кадре, рядом с ним — всегда его команда, как правило, довольно многочисленная. Ведущий на ТВ всегда должен быть здесь и сейчас.

Как снимать в ZOOM? Как снимать хорошо в ZOOM? Как снимать в ZOOM так, чтобы зритель, у которого уже диатез от этой зумовской картинки, не замечал, что мы снимаем с помощью этой программы? Как снимать круглый стол с шестью участниками? И так далее и тому подобное. Вот это все, чему мы научились благодарю 2020 году. 

Мне по-прежнему кажется крайне важным быть с героем интервью в одном пространстве, иметь возможность протянуть ему руку, видеть его глаза не через монитор компьютера. И ради этого, мне кажется, стоит перелететь полмира. И это не исчезнет, просто теперь это роскошь. С другой стороны, та скорость принятия решений, те неограниченные медийные возможности, которые мы открыли благодаря пандемии, они потрясают.

В этом году квантовые компьютеры из области фантастики окончательно перешли в область самого жаркого интереса инвестиционных банкиров. Так и наши возможности стали отличаться как квантовый компьютер отличается от обычного PC. Поговорить за день с пятью вирусологами с мировыми именами, «перелетая» виртуально из Новосибирска в Америку, из Америки в Рим, а из Рима в Москву. 

С утра договориться с великим Насимом Талебом о разговоре, а вечером уже спорить с ним о том, является ли пандемия «Черным лебедем» или нет. Наверное, я никогда так интенсивно не работала, как все эти девять месяцев. Помимо более полусотни записанных интервью, у меня родилась книга «Будущее сегодня. Как пандемия изменила мир» и она уже вышла. Такая скорость кажется немыслимой для времени b.c. 

И важным условием стало не только то, что я была готова учиться играть по новым правилам, но и то, что  весь мир тоже был готов меняться, быстро и безошибочно. В 2020-ом поменялись все — включая пожилых профессоров, которые по просьбе продюсеров устанавливали на штативы телефоны, чтобы получить еще один план для записи.

С одной стороны, мир переживает серьезнейший кризис глобализации, но с  другой — он еще больше сжался, почти до размеров теннисного мячика. Можно одновременно находиться  в горах в Грузии, на Патриарших прудах и на Манхэттене. Как и полагается квантовой частице.

Несколько лет назад я мучительно выбирала между карьерой на телевидении и проектами в интернете. Спустя эти девять месяцев, я поняла, что можно и не выбирать. Мультиплатформенность, о которой так любили говорить корпоративные маркетологи еще лет десять назад, сейчас я чувствую «кончиками пальцев». Будь везде — говорит нам новое время.

Вот пример. В какой-то момент этим летом, находясь в своем грузинском заточении, я вдруг почувствовала, что в Москве посреди всех этих аппаратов ИВЛ и проносящихся ревущих карет скорой помощи, важной темой стал юмор. Все ходят на концерты стэндап-комиков, на моих Патриках, где я живу, вместо пиццерии открылся еще один стэндап-клуб. Там — каждый вечер аншлаг. Юмористы превратились в супер-звезд. О границах юмора спорят, устраивают скандалы и судебные разбирательства. И именно юмором спасаются в этот самый тяжелый год, наверное, со времен мировой войны.

И в этот самый момент я поняла, что помимо телевидения, помимо проекта для «Яндекс эфира», помимо книг, нужно делать и собственный YouTube канал и открыть его серией бесед с главными героями российского - и не только российского - юмора. И если бы не пандемия, вряд ли бы за месяц мы смогли организовать цикл из семи интервью с лидерами в этом направлении. А мы не только все успели снять, но у же и опубликовали весь сезон.

Эта колонка родилась у меня как реакция на вопрос, который мне задали, как телеведущей с многолетним стажем: «За чем будущее? За интернетом, YouTube или телевидением? Ваш выбор?» Ответ вроде бы на поверхности и причем уже давно. Но мой ответ таков — будущее за квантовыми технологиями, которые позволяют не делать выбор, даже когда кажется, что от него зависит все. И это то, чему я научилась в 2020 году.