Все записи
23:22  /  15.01.14

1111просмотров

Коллективизация

+T -
Поделиться:

В раннем детстве мне часто снился один и тот же страшный сон. Мне снилось, что я прихожу домой, а там меня встречают совсем незнакомые люди. Из всех детских кошмаров — этот, пожалуй, был самым страшным. С возрастом нам все реже снятся страшные сны, и все больше пугает действительность.

Что делает человек, когда ему страшно? Ребенок зовет маму или папу. А что делать, если ты уже врослый? Есть много способов бороться со страхом, но с незапамятных времен люди выбирают самый животный и первобытный способ — они начинают сбиваться в стаи. В зависимости от её размера и состава стаю можно назвать по разному. Чтобы было не страшно, люди сбиваются в косяки, стада, шоблы, шайки, банды, группы, секции, кружки, клубы, коллективы, классы, митинги, демонстрации, отряды, полки, партии и даже целые государства. Неважно как стадо называется, главное, чтобы всем вместе.

Вместе не так страшно до, и не так обидно после. И чем больше народу, тем лучше. Потому что самая большая часть толпы — это её середина. И чем толпа больше, тем больше народу может в этой середине поместиться. В середине тепло, уютно и спокойно. Начинают обычно с краю, а до середины пока еще доберутся.

Те, кто с краю, те на виду. А в середине пойди, разбери, кто там стоит. Вот кто-то крикнул "бей жидов", а кто крикнул — не разберешь. Толпа отнимает у человека личность и и свободу, а взамен дает ему уверенность, анонимность и безнаказанность. Человек толпы редко совершает преступления, но часто подлости. А главная сила, которая затягивает человека в стадо — это страх.

В разные времена и в разных странах стадное чувство проявляется по разному. Чем лучше людям живется, тем свободнее они себя чувствуют. Один на автомобиле в Крым поехал, а другой на самолете в Грецию полетел. Если есть дом, работа, деньги, то бояться нечего. А раз так, то каждый сам за себя. Свободный человек ничего не боится. Или наоборот — свободен тот, кому нечего бояться?

Но периодически наступают тяжелые времена, и тогда становится страшно. Мы боимся остаться без машины, без денег, без дома, без работы. Мы боимся заболеть или потерять близких. В этот момент становится понятно, что такое свобода. Если человек привык отвечать за себя, то он постарается преодолеть свой страх и сделает все, что в его силах, чтобы защитить и обеспечить себя и свою семью. Для этого такому человеку нужна свобода, и поэтому он будет за эту свободу бороться.

Но, к сожалению, многие люди настолько скованы страхом, что не хотят ни с кем бороться. Вместо этого они предпочитают свою свободу отдать, избавиться от неё, как от балласта. Обменять её на порядок, стабильность, и уверенность в завтрашнем дне. Пусть даже по не очень выгодному курсу.

И когда желающих продать свою свободу становится много, начинается коллективизация.

По началу всё может происходить достаточно невинно. Сел в автобус — не шуми, не толкайся, если нет мест — стой. Тут тебе не автомобиль. Захотел проехать в метро — не пей. Собрался лететь на самолете — предъяви документы, не бери с собой ножницы и жидкости, сними ботинки и разреши себя пощупать.

Каждый трус должен найти себе оправдание своей трусости. Для коллективизации главное оправдание — это благо народа. Каждый член общества должен жить достойно. Что означает слово "достойно" при этом не уточняется, потому что чувство собственного достоинства толпа отбирает в первую очередь. И чем больше масштабы коллективизации, тем больше жертв она требует. Идешь в колхоз — отдавай скотину. Идешь в армию — ну, чего продолжать, и так все понятно...

Чем больше коллектив, тем больше порядка и меньше страха. Поэтому, в некоторых случаях, коллективизация вырастает до размеров страны. С давних времен Российское общество было организовано достаточно четко. Те, кто мог распоряжаться своей судьбой могли выбирать из трех вариантов карьеры: военная, статская или придворная служба. Не нравится ни одна из этих — иди служить церкви. Круг замкнулся, в России жить — родине служить, четкая цветовая дифференциация штанов. Советский союз развалил эту систему только для того, чтобы создать другую, еще менее человечную. После развала СССР правда наблюдался некий беспорядок, но уже сейчас видно, как ртутные шарики испуганных людей скатываются обратно в одну большую лужу под названием Государство.

Дело тут не только в России. Перепуганные обыватели Европы и США продолжают выбирать грязных политиков, которые обещает обменять свободу на стабильность по выгодному курсу. И оправдание всему этому знакомое — демократия и право каждого жить достойно.

Философский аспекты коллективизма можно найти у Томаса Мора, Маккиавелли и даже у Платона. Но точнее всего его описал Гегель, который объявил государство богом, а свободу каждого определил как единство всех. И сила государства — это сила народного духа.

Это означает, что чем больше коллектив, тем страшнее быть вне его. Вот если, допустим, у вас дом в аварийном состоянии — в любой момент может затопить или крыша провалится. Вы ведь не станете ждать, а постараетесь увезти свою семью в безопасное место. А теперь представим себе, что в опасности не один дом, а целый город. Ну, например Новый Орлеан или скажем Крымск? Ну тогда совсем другое дело. Чего тут боятся, не может же весь город затопить. А если и затопит, то пострадают все, а не только я. Не так страшно до, не так обидно после.

Но самое отвратительное вовсе не это. Настоящая беда приходит когда ты уже снял ботинки, сдал скотину в колхоз, построился в две шеренги и вообще залез в самую середину стада. В этот самый момент, когда самое время насладится безопасностью и уверенностью в завтрашнем дне, в этот момент выясняется, что все было зря.

Оказывается, что не все записались в колхоз. Не все согласились заполнить анкеты, снять штаны, сдать анализы, побриться наголо и зарегистрировать радиоприемник. Нашелся тот, кто решил, что он справится сам, без ансамбля, кружка, отряда или секции. Сам переживет финансовый кризис, найдет работу, построит дом, посадит дерево и вырастит сына. Нашлись такие, кто не согласился обменять свою свободу на гарантированное место в бараке.

Такие люди не согласны играть по общим правилам. И поэтому, ни о какой стабильности не может быть и речи. Вот и оказывается, что для полной уверенности в завтрашнем дне недостаточно пожертвовать своей личной свободой. Для стабильности необходимо принести в жертву свободу всех остальных.

И тогда мы услышим настоящий вой стада: "Да как они смеют!? Против воли большинства! Экстремисты! Космополиты! Русофобы!" Тогда они вспомнят и про демократию и про единство. Потому что коллективизация не может быть частичной, она должна быть всеобщей. И не будет нам покоя, пока мы не раскулачим последнего отщепенца, пока не заберем в колхоз последнюю кобылу, пока не примем в СССР последнюю республику.

А тех, кто будет сопротивляться прийдется убрать. Потому, что во-первых что это за...  и какого, понимаешь...  А во-вторых, тот кто не с нами, тот против нас. Кто не в коллективе, тот враг коллектива, враг народа, изменник родины.

Так что, как говориться, по закону военного времени...

Комментировать Всего 3 комментария

Хорошая статья, Сергей, спасибо. Мне понравилось. Действительно, логично. И я согласна, что коллективизм -- это реакция на страх.

Недавно "гены страха" открыли, между прочим. Это природный механизм -- адреналиновая или нор-адреналиновая реакция. Кто-то от страха становится сильнее и активнее, а кто-то замирает и растворяется,как будто его и нету. Определенный ген за это отвечает. Ген "смелости" можно его назвать.

Что интересно, когда взяли выборку по разным странам, получилось, что в Китае и Корее людей с этим геном меньше 20%, а в США -- наоборот. Здорово, да?

ЭТо к вопросу о том, чем отличаются американцы. Ген страха в популяции представлен намного меньше, чем у остального человечества. Что вполне объяснимо -- ехали сюда именно те, кого страх заставляет действовать. Те, кого страх приводит в ступор, остались там, где они всегда были :-)

Ира, я почитал про исследования Большакова в Гарварде, но не нашел статистики про США и Китай. Подскажите, пожалуйста, где вы это прочитали.

Я очень скептически отношусь к таким выводам в области генетики и нейробиологии. Слишком много спекуляций на эту тему. Современная наука пока еще слишком мало продвинулась в этих областях. Ученые до сих пор не понимают как работает геном и нейронные цепи. Хорошо изучена только химические принципы и «география». На мой взгляд, меметика больше подходит для психологии и социологии, чем генетика.

На эту тему у меня еще есть «Stack Overflow» и «Как воспитать американца»