Все записи
14:12  /  22.11.12

8989просмотров

Тост за Виктора Олеговича

+T -
Поделиться:

 

«В центре было хорошо — тихо и малолюдно. Я бродил по переулкам между Тверским бульваром и Садовым кольцом, думая нечто смутное, не до конца поддающееся переводу в слова: что летняя Москва хороша не своими домами и улицами, а намеком на те таинственные невозможные места, куда из нее можно уехать. Этот намек был повсюду — в ветерке, в легких облаках, в тополином пухе (тополя в то лето цвели рано)».

И я там был, в тех переулках. Собственно, на правах земляка в самом узком смысле слова я и решился поздравить Виктора Олеговича Пелевина с пятидесятилетием. Потому что кто же еще его поздравит, кроме таких, как я? Я имею в виду тех, кто уже настолько не дорожит своей репутацией интеллектуала, что осмеливается признаться в любви к книжкам Пелевина.

Раньше я был осторожнее в этом вопросе. Еще в старших классах все знали, что признаться в любви к «Мастеру и Маргарите» — значит поставить на себе крест как на гуманитарии и тонком эстете. Хуже этого — только цитировать Ильфа и Петрова. Чуть лучше — Венедикта Ерофеева. Но это все второстепенные нюансы, важно было запомнить главное: русская литература последних ста лет устроена так, что тех писателей, которых читают запоем, никак нельзя числить среди великих. Их у нас, собственно, сейчас двое, Пелевин да Акунин, которых можно читать, но нельзя похвалить, не делая снисходительных оговорок.

Да и правда, за что можно хвалить человека, который «всегда склеивал сюжет из разрозненных анекдотов — то лучше, то хуже придуманных, взятых взаймы в городском фольклоре, (...) у собратьев по цеху. И всегда накачивал тексты гуманитарными мудростями». Это именно про Пелевина сказал прекрасный критик А. Немзер, а вовсе не про Данте, как кто-то, возможно, подумал.

Однажды на парадной дегустации какого-то элитного алкоголя я развлек собравшихся своим проектом «Новой русской школы в винной критике»: предложение состояло в том, чтобы почти не обсуждать букет и послевкусие, едва-едва коснуться пунктиром этой темы, а основное обсуждение построить вокруг вопроса «Что со мной потом было». Позже я сообразил, что в критике литературной такая школа давно уже существовала, того же Белинского возьмите. Но как-то не удержалась на плаву. Сейчас все же принято концентрироваться на букете. А букет у Пелевина резковат да простоват, на любителя. И если я как раз любитель, значит, мое мнение тут теряет всякий вес. А про то, «что потом с нами было», все и так знают: если уж кто берется теперь думать и рассуждать про девяностые да двухтысячные в России, так проще танцевать от Пелевина, основные вехи намечены, зачем заново придумывать то, что уже «склеено из разрозненных анекдотов» да «накачано гуманитарными мудростями». Пелевин сделал, мы воротим нос, но пользуемся вовсю.

Так что ну ее, литературную критику. Я лучше поздравлю Виктора Олеговича вот с чем: это надо же было так себя соблюсти, чтобы — при его-то тиражах — ни разу не вылезти в телевизор, не поделиться мнением об однополых браках, например, или о русском менталитете, о проблемах образования, ну, о чем там русскому писателю непременно полагается иметь свое мнение. До пятидесяти лет дожил и не осрамился, спасибо ему за это. Ни одной бесплатной тарталетки не съел на презентациях да на фуршетах, ни одного халявного бокала клико. Остальные-то не так живут. Разница, правда, наблюдается и у остальных: кто-то скоромится два раза в неделю, а кто-то раз в полгода и только в рот, но по сравнению с Виктором Олеговичем это малозначительные детали. Он-то никогда. Говорят, это он так пиарится, интригует, нагнетает интерес к своей персоне. Ну и нагнал интересу, конечно. Чтобы о вас столько раз вспомнили в этом и последующих веках, сколько раз про каждую новую пелевинскую книжку сказали: «Исписался старик».

...А если я скажу, что история про вампиров мучительно напоминает мне «Исповедь» Аврелия Августина — напоминает настроением, в которое она приводит читателя, — меня совсем сочтут за идиота? Или кто-то все-таки попробует понять эту путаную мысль? И что вот тот летний день в Трехпрудном переулке, с которого мы начали, и солнце из открытого окна кельи св. Амвросия у меня, дурака, почему-то рифмуются? А если скажу, что Лиса-оборотень и Анка-пулеметчица — главные для меня женские образы современной русской литературы, два потрясающих рассказа про любовь, — это я убожество своих вкусов демонстрирую? Или мне уже можно, уже никто не слушает, что бормочет дурачок? Нет, ни слова о литературе, и так уже дискредитировал себя дальше некуда. Просто поздравляю писателя Пелевина с днем рождения и замолкаю смущенно.

Читайте по теме:

Виктор Пелевин: Сильные мира сего, как правило, общаются со мной во время глубокого сна

Комментировать Всего 20 комментариев

Присоединяюсь. Пелевин, один из тех, кто дает мне основание быть счастливым от принадлежности к русской культуре.

Ура!

Роман "Чапаев и Пустота" и сборник "Желтая стрела" были определяющими в моей юности 90-х.

И если бы я выбирала лучший его роман, то Чапаеву отдала бы пальму первенства.

Замечательный писатель.

Присоединяюсь к поздравлениям! Виктор Пелевин - молодец! Здоровья и еще многих произведений!

"...А если я скажу, что история про вампиров мучительно напоминает мне «Исповедь» Аврелия Августина — напоминает настроением, в которое она приводит читателя, — меня совсем сочтут за идиота? Или кто-то все-таки попробует понять эту путаную мысль?"

Для этого хорошо бы сначал прочесть "Исповедь" Аврелия Августинаа ...

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Михаил Березович

- У нас в семье есть два излюбленных многолетних ритуала - прослушать (сходить на концерт) новый альбом БГ и прочитать новый роман ВП. Ну ещё ,пожалуй, новый фильм Балабанова посмотреть. Правда фильм и альбом заканчиваются быстро, а книга дарит дни счастья. С Пелевиным , начиная с "Чапаева" ( написанная до него "Жизнь Насекомых" прочитана второй) дело обстоит обычно так - приобретается книга и жена проглатывает её как лекарство или водку. Она невероятно быстро читает. А потом я начинаю медленно смаковать и она спрашивает ,например, "ну как , про пупараса Трыга прочёл уже?" И мы смеёмся как дети и цитируем -"пупарас Трыг,моё сердце прыг". А потом вдруг жена, филолог по образованию, скажет серьёзно так что-то вроде "точно написано,большой писатель, сатирик не хуже Щедрина". А я очень люблю жену и едва ли не больше всего ценю такой вот смех и такую серьёзность. Спасибо Пелевину за это ! 

Смотреть Балабанова - это моветон. Не многие это могут себе позволить . Я - могу, много раз.А вот Чапаева глотать быстро -  не могу. Слишком много там спрессованно.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

- Я тоже всегда говорю жене, что если слишком быстро читать, никакого удовольствия и понимания, но она не верит)  А чем Балабанов провинился - заинтриговали... ?

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

Ну я таки думаю, что интеллигентному и толерантному челу в падлу смотреть и первого, и второго брата. И к тому же все очень тупо и по фашистски. А вот я - люблю.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

Это да! Тихо под одеялом, чтоб никто не видел.

Я еще "Войну" люблю. Там еще песня Бутусова "Звезда" прекрасная.

Эту реплику поддерживают: Сергей Громак

У Балабанова ваще саунд-треки сумасшедшие. Тарантино отдыхает.

- Спасибо - ясно. У меня друг у Балабанова в "Брате" снимался - играл в эпизоде бандита, который должен насиловать героиню .Он во время съёмок злился на режиссёра за его методы, а теперь, спустя годы, многое понял и оценил...Я не вижу у Балабанова проявлений фашизма - от его первого удивительного фильма "Счастливые дни" по Беккету до "Кочегара" - всё скорее противоположно фашизму, а правдой ради абстрактной толерантности он действительно не жертвует. Впрочем, главное,  что -любите. Сердце не обманешь.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева, Сергей Громак

А я Вашу жену понимаю. У меня тоже так, мне для смакования словесности надо сюжет знать, иначе увлекаешься сюжетом, героями и быстрее хочешь узнать чего дальше

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Поличенко, Михаил Березович

А еще лучше ходить на концерты БГ, где исполняется поменьше новых и побольше старых песен.

Эту реплику поддерживают: Ирина Громова

- новые иногда тоже - "зашибись !" ) "Тайный узбек уже здесь" например ...

Согласен, есть классные. "Сокол" или веселая "Что же нам делать с пьяным матросом"))

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Поличенко

Пелевина я открыла в Коста Рике.  В гостиничной "библиотеке", где можно обменять любую свою книгу на любую имеющуюся у них, обнаружился "Колдун Игнат и Люди" на русском языке.  

С тех пор скупила все его произведения и с нетерпением жду выхода новых.  Так что пожелаю Виктору Олеговичу творческих успехов.

Новости наших партнеров