Все записи
12:38  /  1.02.20

421просмотр

Outside нашей жизни

+T -
Поделиться:

Через 20 минут на сайте берлинского театра Шаубюне (Schaubuehne начнётся продажа билетов на спектакль Кирилла Серебренникова «Outside”, поставленный режиссёром для Авиньонского фестиваля. Думаю, что, если кто-то хочет его увидеть, то должен поторопиться. Всего три показа разлетятся очень быстро.

  Мне повезло увидеть его в Авиньоне. Сейчас, размышляя о нем, я уже не понимаю, что в этом спектакле реально может спугнуть нашего “целомудренного“ зрителя. Почему его нельзя показать в России. В нем нет ничего, о чем мы не говорили бы ежедневно. В нем нет ничего, чего мы не видели бы уже на российских театральных подмостках.

  Мои впечатления 20.07.2019, правда, были такими.

 

Когда меня накануне спросили, привезут ли спектакль в Москву, я, даже не задумываясь, ответила «возможно». Но «Outside» Кирилла Серебренникова почти с самого начала не оставил никаких сомнений: его не привезут и не покажут при существующей политической системе. 

 

  Спектакль не имеет какого-то определенного сюжета. Это практически дневники-мысли Кирилла периода его домашнего ареста. Действие построено на диалогах с китайским фотохудожником Рен Хангом,  покончившим с собой в возрасте 29 лет, в феврале 2017 года, в год ареста Кирилла. Ханг был поэтом и снимал эротические фотографии, которые упорно называл порнографическими. Его несколько раз арестовывали, потом отпускали. Порнография запрещена в Китае с 1949 года, поэтому сайты Ханга с фотографиями закрывали, его самого преследовали. Но фотограф упорно не хотел уезжать из страны, считал ее лучшей, любил людей, населяющих ее. 

 

  Весь спектакль герой (Один Байрон), замкнутый в пространстве своей квартиры, говорит с собой и с Хангом. Появляются фсб-шники, унизительно осматривают, обыскивают, становятся участниками некоторых других сцен. Без них спектакль потерял бы свою сатирическую составляющую. Все диалоги построены тематически: свобода, страна, люди, власть, смерть, творчество. Великолепный визуальный ряд, многое стилистически повторяет фотографии Ханга, его образы и внутренний мир.

 

  Почему Кирилл выбрал в собеседники Ханга? Думаю, в чем-то ему показалась близкой судьба, мысли, подход. Фотограф говорил, что не уедет из страны, потому что ему там хорошо. И ему есть ещё, что сказать. Но главное- он чувствует себя свободным внутренне.

 

  «Outside»- перенасыщенный спектакль. При том, что он идёт 1.45 всего, картины сменяют друг друга так часто, что заметно, как много ещё хочет сказать Кирилл, как много ещё хочет сделать. Но, если немного отстраниться от происходящего на сцене, стать «объективным» зрителем, то становится понятно, что в спектакле реализовано все то, что у нас в стране сейчас сделать невозможно.

 

  Обнаженные тела (не перформеров, а артистов Гоголь-Центра) смелее обычного ведут себя на полной свободе, использование мата без границ и «запикивания», откровенные высказывания о власти- все можно. Такое впечатление, что это все немного «карнавальное», протестное, и, увы, как бы не вполне творческое, а скорее- политическое. Окрашенный в красный цвет член пописал на сцене, фсб-эшники, которых хочется увидеть жалкими, лишив их дешевой власти, долго ищут свои члены в штанах, обнаженные тела позволяют делать с собой все, что угодно- все это протестное. Пока смотрела, вспомнила старый советский анекдот про супругов Сидоровых, которые пришли к сексопатологу заняться сексом, потому что им негде этим заняться. Увы, спектакль оставляет такое же впечатление. Все, что невозможно сказать и сделать у нас, дома, на Родине, приходится показывать, говорить на фестивале во Франции. Тут уж ничего не поделаешь.

 

  Французы приняли спектакль хорошо, с пониманием. В тексте программки Кирилл рассуждает о своём впечатлении от творчества Рен Ханга, о месте художника в тоталитарном государстве. 

 

Хочу отметить отличную музыку Ильи Демуцкого к спектаклю и замечательную хореографию Евгения Кулагина и Ивана Евстигнеева. Интереснейшую работу самого Кирилла как художника и сценографа (один кадр сделала тайком, оцените). Конечно же, игру Одина Байрона; песни, исполненные им, были прекрасны. И все ребята «7-ой Студии» были великолепны. Евгений Сангаджиев, исполнивший роль Рен Ханга, и Ян Гэ , сыгравшая его мать. А Никита Кукушкин, олицетворяющий удачливых в России деятелей искусства, был неподражаем! Все-все- большие молодцы!