Все записи
05:46  /  5.02.16

1930просмотров

Путешествие в Сандакан

+T -
Поделиться:

Путешествие в Сандакан

 

Хорошо живётся на Борнео.

 

Тепло, море рядом, не нужно не только летнее время на зимнее переключать, но даже думать об этом – круглый год примерно двенадцать часов - день, и столько же - ночь…

 

Мангостины, личи, дуриан, бананы – кокосы, ешь – не хочу.

 

Хорошо.

 

Но иногда скучно.

 

И вот, когда на Борнео становится скучно, можно переехать с места на место.

 

Нет, в новом месте тоже будут мангостины, личи и дуриан, двенадцать часов день и столько же ночь, и даже, вполне возможно, рядом будет море…

 

Но что-то будет другое.

 

Например, мы решили слетать в Сандакан.

 

Чем известен Сандакан?

 

Прежде всего тем, что в конце прошлой войны именно оттуда отправлялись «караваны смерти» - отряды военнопленных, которых японцы перегоняли через джунгли в Джесселтон (нынешний Кота-Кинабалу). В результате из нескольких тысяч пленных выжило несколько десятков – те, кто смог сбежать по дороге и укрыться у местных жителей.

 

Ещё – тем, что на холме, возвышающемся над городом, довольно долго проживала британская писательница, написавшая в одной из своих книг про свою жизнь на Борнео – что она так же отличается от всей её остальной жизни, как чёрная икра отличается от чёрного хлеба… Сандаканцы не могли не полюбить её за это достаточно, чтобы отремонтировать её дом, брать за вход по пятнадцать ринггит и запретить фотографировать дом внутри.

 

По этим двум достопримечательностям нетрудно догадаться, что делать в Сандакане, в общем-то, нечего… Разве что вам не приспичило съездить в Сепилок, и посмотреть именно на тамошних орангутанов, носатых обезьян, особых медведей и слонов – лилипутов, которых вообще-то можно посмотреть и в других местах, или заняться дайвингом именно в сандаканских водах – которые, по правде говоря, не сильно отличаются от других пригодных для дайвинга вод Борнео.

 

Впрочем, есть недалеко от Сандакана и нечто такое, чего нет больше нигде в тех краях: это огромные пищеры Гомантонг, в которых издревле собирают белые и чёрные птичьи гнёзда… Ну то-есть пещер в штате Сабах масса, но Гомантонг – самые – самые большие и самые – самые известные… Вот их-то мы и надумали посмотреть.

 

 

Если вы вдруг надумаете повторить наш подвиг, непременно возьмите билеты на рейс МН3006. Это необычный рейс, его совершает самолёт, подобных которому на всех Малайских Авиалиниях всего 5 штук.

 

Нет, на самолёте нет золотых унитазов, нет экстра-первого класса, и стюардессы там не танцуют стриптиз… Скажу вам больше: там нет ни первого, ни бизнесс-класса.

 

Там нет стюардесс.

 

И – там… нет… унитазов! Совсем.

 

Потому, что самолётик маленький, типа нашего «кукурузника».

 

Всего на 19 пассажиров.

 

Зато это единственный самолёт, на котором, чтобы заглянуть в кабину пилотов, не нужно быть сыном министра.

 

Это, возможно, единственный самолёт, в котором вас не попросят отключить ваш смартфон, и вы сможете всю дорогу шариться в интернете, немедленно выкладывая в фэйсбук только что сделанные фотографии…

 

Потому, что рейс МН3006 летит совсем низко.

 

И вы сможете фотографировать Малайзию с высоты птичьего полёта, так, как ни на одном другом самолёте.

 

Пролетев над террасными плантациями, коралловыми заливами, пляжами и джунглями, вы окажетесь не то на секретном аэродроме, не то на футбольном поле, и не вздумайте спросить, куда это вас занесло… Это Кудат: посёлок на краю света, взлётно-посадочная полоса которого так мала, что с неё не взлетит ни один обычный самолёт.

 

После Кудата ещё пара сотен километров плантаций масличных пальм, сменивших таинственные заросли Борнео, где до сих пор не могут найти покоя души жертв местных охотников за головами, потомки которых теперь переквалифицировались в фермеров и полицейских, докторов и университетских профессоров… Трудно поверить, что когда-то идти по этим местам пешком было смертельно опасно, а пройти весь путь, который наш самолёт проделывает часа за полтора, - меньше чем за месяцы, практически невозможно…

 

И вот – Сандакан. Для прилетающих из Кота-Кинабалу нет никакого паспортного контроля, так что мы сразу выходим в зал, где можно взять в аренду машину или оплатить такси.

 

Не верьте никому, кто станет вам рассказывать, будто пещеры Гомантонг находятся в часе езды от аэропорта. Этот человек либо сам никогда не ездил этой дорогой, либо проделал её в бесчувственном состоянии: ДВА ЧАСА, и никак не меньше. Двести ринггит в один конец. И, поверьте, это не много.

 

Пока вы едете в такси, можете почитать про пещеры и птичьи гнёзда.

 

Узнаете много интересного.

 

Например, что пол пещер покрыт многометровой толщей… гм… гуано.  (Ну до чего же всё-таки велик и могуч русский язык! Где только не встретишь знакомое слово!)

 

Это самое гуано скапливалось там тысячелетиями… И-таки скопилось.

 

Неудивительно, что там же живут триллионы тараканов. Тараканы кушают гуано, ласточки и летучие мыши кушают тараканов и вырабатывают из них гуано, ну прямо-таки вечный двигатель в действии…

 

Ещё вы можете прочесть про то, как собирают птичьи гнёзда, и какие они обычно бывают. Белые гнёзда состоят сплошь из слюны ласточек, и поэтому ценятся дороже: с ними меньше возни. Промыл, просушил – вот тебе и деликатес.

С чёрными гнёздами не так.

Чёрные они потому, что при их строительстве используется не только слюна, но и перья.

Поэтому с ними придётся поковыряться, выбирая перья…

 

Собирают гнёзда дважды в год.

 

Первый раз, когда ласточки их только что выстроили, и ещё не успели отложить яйца: за торчащие из стен пещеры крюки цепляют множество лестниц, и на высоте до 90 метров собирают гнёзда.

 

Ласточки – птицы очень позитивные, и, не сильно расстраиваясь, относятся к разрушению гнёзд наплевательски: тут же делают новые.

 

В эти гнёзда уже благополучно откладывают яйца, выкармливают птенцов, и после их вылета опять появляются сборщики со своими лестницами, и снова собирают отслужившие своё жилища… Пропитавшиеся ароматами гуано.

 

Как известно, ласточкины гнёзда – традиционный китайский деликатес, который славится своими вкусовыми качествами, необыкновенно питателен и целебен… Недаром он так дорого стоит, и за многотысячелетнюю историю добычи стоил много тысяч человеческих жизней – так как падение с девяностометровой высоты, пусть бы и на кучу гуано, обычно заканчивается одинаково.

 

Правда, вредные учёные ни с чем буквально из этого не согласны.

 

Никакой питательности в гнёздах нет.

 

Нет в них и ничего целебного.

 

Нет в них даже какого-то особого вкуса – ну слюна и слюна, только птичья.

 

А чего же тогда китайцы платят за них бешеные деньги, и зачем едят?

 

Зачем – зачем…

 

Есть деньги, - вот и едят.

 

Демонстрируя окружающим, что «жизнь удалась».

 

Чёрной икры им на всех не хватает, вот и нашли ей замену.

 

А могли бы, например, бриллианты грызть, или от тысячедолларовых банкнот прикуривать…

 

Однако, пока я вам рассказывал, да ещё вы сами читали, мы уже доехали до заповедника, и свернули направо.

 

Навстречу машине выскакивают наглые макаки, пытающиеся собрать с посетителей дань, по обочине не спеша идёт, переваливаясь, варан – сразу видно, что мы приехали в заповедник.

 

Платим по 30 ринггит с носа за билет, и ещё 30 – за право делать столько фотографий, сколько влезет, и входим в джунгли, через которые проложен дощатый настил, ведущий прямо к одной из пещер – разумеется, к меньшей. Вторая пещера требует особой сноровки, поэтому мы туда не полезем.

 

Зрелище, действительно, необычное. Я пещер с такими высоченными сводами ещё не видел.

 

Заходим.

 

Да, точно – внизу сплошной слой гуано.

 

Но пахнет, вопреки ожиданиям, не так-то уж и мерзко.

 

Просто неприятно.

 

И – ужасно привязчиво (мне потом этот запах мерещился в Сандакане везде, до самого нашего оттуда отъезда).

 

(По фотографии, конечно, трудно оценить масштаб зрелища, поэтому я о вас позаботился: внизу в квадратике - два местных жителя с вещами, которые они несут для передачи на гору).

Всё пространство наполнено писком – мириад ласточек и летучих мышей, постоянно мелькающих под сводами пещеры, на высоте сорокаэтажного дома, в свете, идущем из нескольких провалов.

 

Луч фонаря выхватывает полчища тараканов, устроивших свои конференции и заседания на стенах пещеры, на поручнях помоста, на самом помосте…

На стенах кое-где видны загадочные письмена, начертанные нашими дикими предками, ожидающие своих исследователей...

 

Обойдя пещеру по кругу,  выходим на улицу. Запах не прекращается – он следует за нами, обнимает, преследует...

 

Короткий переход через джунгли, и наш таксист отвозит нас в город – ещё два с лишним часа и двести пятьдесят ринггит. (Других посетителей нет, нет и свободных такси, так что если б мы отпустили нашего водителя, нам пришлось бы где-то там и поселиться… Впрочем, уверен, в пещере нашлось бы место и для нас).

 

 

Сам Сандакан – городок ничем особенным не примечательный. Новые районы, состоящие из вполне приличных посёлков и торговых центров, окружают старый центр города, место,  способное разочаровать непривычного туриста своей бедностью и сопутствующими ей запахами. Говорят, будто на пике своей славы, в Сандакане на единицу населения было больше миллионеров, чем где-либо ещё в мире: это был центр торговли ценными сортами древесины, и всем другим, что можно вырастить в этом климате и добыть в земле…

 

Но эта слава прошла, не оставив следа: в последние месяцы Второй Мировой город был практически полностью разрушен совместными усилиями японских оккупантов и противостоявших им сил союзников, в результате столица была перенесена из Сандакана в Джесселтон (тоже почти полностью разрушенный).

 

Уцелевшие после войны здания можно буквально перечесть по пальцам: это уже упоминавшийся домик, в котором довольно долго жила английская писательница (её муж был британским государственным служащим – лесником), христианский храм, и что-то  там ещё.

 

(Домик писательницы и её внушительная спальня)

Храм был восстановлен, в основном, на деньги австралийцев. Нам его показала женщина, ещё в детстве бежавшая со своей семьёй из Афганистана… По её словам, русских она с тех пор практически не видела – наши соотечественники в храм Святого Михаила и Всех Ангелов обычно не заходят. Храм очень скромно оформлен, украшен внутри китайскими фонариками – ведь на-днях будет празднование Нового Года по китайскому календарю, а основная часть прихожан христианских храмов в Малайзии – китайцы. Кроме китайских фонариков в храме оказалась верба – новогоднее дерево малайзийских христиан.

 

При храме есть школа, и местные школьники, как и везде, играют и бесятся, когда выпадает свободная минутка – даром, что они ученики школы при христианском храме в мусульманской стране.

 

Вообще, Сандакан, конечно, может предложить туристам гораздо больше, чем я успел (и хотел) перечислить в этом коротком обзоре. Здесь есть и острова, великолепно подходящие для дайвинга, и такие, куда приплывают откладывать яйца большие морские черепахи, и множество парков и заповедников, где можно погулять по джунглям и понаблюдать за их обитателями, и всякие ресторанчики и забегаловки, где можно отведать блюда разных азиатских стран... Главное – не ожидать от своей поездки слишком многого – так как в местном влажном климате поддерживать порядок гораздо сложнее, чем в какой-нибудь Голландии или Франции, люди тут в основном небогатые, и их жилища выглядят соответствующе…

Кое-где непонятно даже, кто побеждает в схватке человека с природой – то-ли жители выстроили дома на отвоёванных у джунглей территориях, то-ли джунгли перешли в контр-наступление, и того и гляди вернут обратно ненадолго отобранное у них… Здесь обезьяны могут запросто зайти в дом, и забрать что-то, оставленное хозяевами, на правах дальних родственников, а в джунглях звучит музыка – оказывается, в паре десятков метров от чащи, на опушке леса, находится музыкальная школа… В отличие от горожан Европы, местным жителям не нужно даже заводить дома комнатные растения: орхидеи и фикусы часто вырастают у них за окнами сами, из занесённых ветром и укоренившихся в трещинах кладки семян… Нужно лишь следить, чтобы корни не разрушили стены – не обязательно даже поливать растения за окном, - местный климат этого не требует…

 

Главное же, что я обычно выношу из подобных поездок, - в том, что какими бы разными мы ни казались, в сущности, мы все – одинаковые. Мы все – люди, разделяющие обычно общечеловеческие ценности, радующиеся и огорчающиеся по похожим или одинаковым причинам, похоже или одинаково реагирующие на повседневные проблемы, умеющие любить и ненавидеть, ценить и любить жизнь.

 

 

Комментировать Всего 6 комментариев

"ПИщера"... госпедя, это хуже даже, чем "мИчеть"... Нет, не буду исправляь, буду стыдиться своей безграмотности и невнимательности... 

Сергей, спасибо  за рассказ. Борнео - одна из моих "мечт". Именно Сандакан, чтобы сплавать оттуда по реке Кинабатанган (правильно назвал?), посмотреть носачей, маленьких слонов и орангутанов. Даже гидов успел предварительно подобрать)))

Но! Очень смущает климат, я не люблю влажную жару. Но одно дело, когда на улице всего лишь некомфортно, а другое - когда невыносимо, и того гляди в обморок свалишься, т.к. дышать невозможно...

Хотел Вас спросить, какие все-таки ощущения от климата?

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Да, вроде правильно. :)

Вообще, Григорий, тут нужно вот что понимать: что ожидания не должны быть завышенными. Например, двое славных людей, недавно побывавших здесь, и съездившие по нашей наводке посмотреть носачей и светлячков - остались недовольны, так как езда в оба конца заняла полдня, а носачей было мало, и их вообще едва можно было разглядеть в кронах деревьев... Ну а из-за одних светлячков ехать в такую даль... :)

Я специально хотел отразить в рассказе эту мысль: что не стоит ожидать от поездки сюда слишком многого, так как иначе непременно появится разочарование...

А так - если желание есть, и есть какой-то опыт, помогающий представить, что тут ещё может быть, кроме ожидаемого, - то надо ехать. :)

Ощущения от климата у меня разные. Вообще, в хорошую погоду тут лучше на солнце вообще не выходить, часов эдак с 10 - 11 до 16 - 17, сидеть под навесом ну или под пальмой, под вентилятором или на ветерке... Но где-то в городе, где всегда есть возможность спрятаться в тени или охладиться под кондиционером, или в лесу, где солнце путается в кронах деревьев, - вполне нормально.

Пару лет назад мы тут спускались с соседней горы напролом через джунгли (у меня в блоге об этом есть), вот тогда было реально тяжело: несколько часов физической работы, сопряженные с обезвоживанием, это неприятно... С другой стороны, всегда есть о чём вспомнить...

А так - мы тут делали (и делаем) разные безумные вещи: в результате и обгорали много раз, и чуть не тонули, но всё как-то обходилось, и мы приезжаем снова и снова... Так что, если мечтаете - обязательно приезжайте. Серьёзным препятствием я бы посчитал только нездоровье - что-нибудь с сердцем или с лёгкими. У меня лёгкие не идеальны, и иногда дышать, действительно, тяжело... Но часто я и в Москве испытываю такие же проблемы. :)

Опять же, погода здесь бывает не только солнечной...

И, когда пасмурно, тоже неплохо бродится... Правда, фото и видео не будут такими красивыми.

(Ну и нельзя забывать, что ультрафиолет проходит и сквозь тучи, и всё равно нужно защищаться от солнца... И не пренебрегать репеллентами, конечно... А то я тут на-днях нашел интересный кусок дерева, сходил домой за пилой, и зачем-то раздевшись, сбегал туда, не опрыскавшись... В результате, за те минут пять, что я пилил, песчаные мухи укусили меня раз тридцать пять, это, наверное, мой личный рекорд за последние десять лет...).