Все записи
23:58  /  18.10.20

2942просмотра

Дело Томаса Квика, или как один швед всех обманул

+T -
Поделиться:

Это второй мой материал на тему неадекватности существующей системы правосудия, первым был "Казус Стивена Эйвери...". В тот раз я потратил массу времени и сил на то, чтобы рассказать историю во всех подробностях... На этот раз я поступлю иначе - расскажу очень коротко, и дам несколько ссылок, чтобы интересующиеся смогли сами прояснить для себя непонятное. Итак...

Все знают, как хорошо в Швеции, в стране шведского социализма, АББА, шведской семьи и особого отношения к борьбе с коронавирусом. Шведам в Швеции нравятся даже тамошние тюрьмы и дурдома, настолько нравятся, что некоторые из них готовы оговорить себя, лишь бы пожить в тюрьме или лечебнице для душевнобольных.

Знакомьтесь: Томас Квик, он же Стюре Бергваль, самый страшный преступник Швеции, серийный убийца, маньяк, педофил, людоед... и просто милейший человек:

Если Бергваль чем-то и отличался от десяти миллионов своих сограждан, то прежде всего своей удивительной невезучестью - оставшись без средств существования после неудачного спора с партнёршей по бизнесу, он попытался ограбить местный банк... Ограбление не удалось, так как Стюре Бергваль был хорошо известен сотрудникам банка, и его сразу узнали.

После неудавшегося ограбления Бергваль попал в клинику для преступников с нарушениями психики, где вскоре начал признаваться в разных зверских убийствах, которые он якобы совершал уже на протяжении десятилетий, с четырнадцати лет.

Признания Бергваля были чудовищны - по его словам, он убивал, пытал, расчленял мальчиков и девочек, подростков и взрослых людей, а вкус человечины впервые узнал ещё в детстве - когда отец изнасиловал его, а увидевшая это мать пережила такой шок, что у неё в результате случился выкидыш, которого Стюре пришлось съесть - обозлённая мать заставила его.

Стюре Бергваль оказался настоящей находкой для всех - для полиции и прокуратуры, которые смогли закрыть дела, давно считавшиеся "висяками", для психологов, написавших книги о том, как детские проблемы превращают людей в маньяков, для адвоката - уверенного в вине своего клиента, и видевшего свой долг в том, чтобы не мешать свершиться правосудию, даже для родственников жертв - которые обрели повод удовлетвориться поимкой преступника, и свершившимся возмездием.

Ну и Швеция не была бы Швецией, если бы и преступник не получил в результате чего-то для себя, - и он получил: несколько лет Бергваля потчевали наркотическими лекарственными средствами, поддерживавшими его в состоянии постоянной эйфории. Кроме того, пока длилось следствие и шли суды, он пользовался относительной свободой, которую использовал для того в частности, чтобы ходить в библиотеку, и изучать обстоятельства преступлений, в которых собирался признаваться.

В конце-концов веселье закончилось - Бергваля осудили, и он уже не выходил из клиники, а наркотические средства, к которым пациент пристрастился за годы следствия, отменили.

И, наконец, им заинтересовался известный журналист - Ханнес Ростам, решивший написать о самом страшном преступнике Швеции, да и всей Скандинавии. В процессе знакомства с обстоятельствами дел, журналист был поражен тем, как сильно отличались показания подозреваемого, и факты. Например, девятилетнюю Терезу Йоханссон, которую Бергваль, по его словам, убил в Норвегии, он описал так: длинные светлые волосы до плеч, фарфоровая кожа, большие передние зубы. На самом же деле девочка выглядела так:

 

Стюре Бергваль признался журналисту, что никаких убийств не совершал, и просто всё выдумал - ради внимания к себе, ради наркотиков, и спокойной, беззаботной жизни в клинике.

 

 

Когда Бергваль официально отказался от своих показаний, оказалось, что в архивах нет ни одной бесспорной улики, которая подтверждала бы вину человека, отсидевшего много лет за убийства, которых он не совершал. Например, упоминавшуюся норвежскую девочку Стюре якобы утопил в водоёме (это была последняя версия из нескольких), и для её проверки воду в этом водоёме спустили и отфильтровали вместе с донными отложениями, не найдя никаких тел или подозрительных костей, но потом, тщательно обыскав окрестности, следствие всё же обнаружило предмет, в котором полицейский эксперт опознал фрагмент кости, принадлежавшей убитой, и на этом основании суд вынес приговор по данному эпизоду...

 

Оказалось, что этот предмет не только не был фрагментом кости девочки, но и вообще не был костью, а был то ли куском обработанного дерева, то ли пластика...

 

Многие долго отказывались верить в невиновность "самого страшного маньяка", а кто-то не верит ему и сейчас, но факты - вещь упрямая, в 2013 году Стюре Бергваль вышел на свободу, и проживает теперь на севере Швеции в своё удовольствие.

 

Что интересного чудится мне в этой истории?

Прежде всего то, что система правосудия и правоохранения даёт такие вот сбои, т.е., не работает, как должно. И если в случае Стивена Эйвери невиновных людей посадили в тюрьму в результате ошибок следствия, злонамеренных махинаций и служебных нарушений, то в этом случае налицо удивительный добросовестный непрофессионализм всех тех, кто обязан был помогать людям и защищать их - экспертов, выдающих кусок пластика за фрагмент кости, адвокатов, не защищающих права своего клиента, известных психологов, неспособных не то что вылечить, а просто понять своего пациента, следователей и прокурора - занятых не расследованиями, но - подтасовками. Если бы не журналист (который не дожил до освобождения Стюре, умерев от рака за год до того), странный и невезучий, но невиновный человек так и прожил бы свою жизнь в психиатрической клинике усиленного режима...

Нмв, это ещё одна хорошая иллюстрация того, как плохо люди понимают друг друга, и как мало подчас значит профессионализм, нисколько не помогающий тем, кого мы считаем специалистами, занятыми такими вот важнейшими делами.

К сожалению, вся эта путаница поставила крест на выяснении настоящих судеб пропавших людей, так как время безвозвратно упущено, и то, что можно ещё было раскрыть по горячим следам, спустя четверть века никто разбирать уже не станет.

 

Использованные источники:

Дело Томаса Квика: убийца или нет?

Идеальный пациент

Странное дело самого ужасного серийного маньяка Швеции, которым он не являлся

 «Все соглашались выступать в этом цирке»

 

 

Комментировать Всего 8 комментариев

Потрясающе интересно, спасибо, Сергей. Почитаю ссылки вечером. 

О несовершенстве шведской судебной системы, подтасовке фактов итп рассказывал журналист Стиг Ларссон в своей трилогии "Миллениум".

Если вы не читали, рекомендую. Это самое сильное, что я прочитала за последние 5 лет.

Читала запоем, как в детстве, не могла остановиться и лечь спать, не узнав, что будет дальше

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Спасибо, Анжелика.

"Девушку с татуировкой дракона" и т.д. я читал ещё до перевода трилогии на русский - дочка подарила. Вещь, действительно, сильная - но насколько адекватно она передаёт шведскую ситуацию - сказать трудно... Но впечатление полного погружения создаётся, это да.

(А так - подобные истории создают впечатление, что жизнь человечества - это своего рода игра: политики делают вид, что они всё понимают и стараются на благо своих стран, учёные - что они всё понимают и получают объективное знание, правоохранители - что они всё понимают, и действуют в рамках законов в интересах справедливости, и т.д.... На самом же деле всё это видимость, под которой - массы бесхвостых приматов, поступающих в соответствии со своими ограниченными возможностями, и получающие соответствующие результаты).

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Спасибо, Сергей.

Мне особенно понравилось выражение "добросовестный непрофессионализм".

Мне очень не хочется делать из этого далеко идущие выводы

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Анжелика Азадянц

Спасибо, Вячеслав.

Да, я некоторое время думал над этим выражением, и оно, возможно, не вполне подходит ко всем фигурантам дела...

Но как иначе назвать деятельность психологов - 

Маргит Норелл была достаточно авторитетным специалистом, и оказала определённое влияние на психоаналитику своего времени, и она вряд ли нарочно довела Бергваля до заключения - видимо, она была уверена в своей правоте, и в том, что она всё достаточно хорошо понимает про "память о травматических событиях прошлого, сохраняемую в подсознательном" и определяющую поведение человека, и поэтому не смогла отличить чудовищные наркотические фантазии от реальности. Не думаю, чтобы следователи, прокурор и адвокат искали каких-то личных выгод (хотя кто-то считает иначе). Нмв, они просто делали так, как считали правильным - поверив в виновность Бергваля, и не ограничивая себя положенными процессуальными рамками, - чтобы "совершить правосудие"...

Выводы делать придётся: команда профессионалов, не действующая из корыстных или иных очевидных личных интересов, доказала делом свою совершенную неадекватность, и это не Нигерия, не Турция и не Россия, но - благополучная Швеция, страна, не ломаная Ордой и не порабощавшая Африку...

Сергей, это сложный вопрос, тем более, что мне отсюда не видно, что там было в деталях (да и пошел бы по ссылкам - все равно за кадром многое бы осталось).

Я по себе знаю, как это трудно - плыть против течения. Когда все коллеги уверены, что ты "вредишь", "тормозишь хорошее и правильное дело", "не туда смотришь" и т.п.

Обмануть других нетрудно, а себя - еще проще. Достаточно сказать, как героиня Марграрет Митчелл "подумаю об этом в другой раз".

Ведь абсолютно всем участникам процесса (кроме родственников жертв) было выгодно не вдаваться в детали. Тем более родственникам "уже рассказали", что преступник найден, начальству доложили, что дело на мази, зачем расстраивать хороших людей?

/Не думаю, чтобы следователи, прокурор и адвокат искали каких-то личных выгод/

Сергей, термин "выгода" весьма широк, есть даже понятие "психологический выигрыш". Я не думаю, что там кто-то обязательно думал о премии, повышении по службе и тому подобном. Выгода здесь - отсутствие лишних движений ума и тела.

И еще: у людей с большим стажем работы часто случается такая профдеформация, условно называемая "Мне - можно", когда человек сознательно пренебрегает формальной процедурой, т.к. считает, что его опыт позволяет отбросить некоторые формальности.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Ну в общем да.

Но идея-то здесь (как и в материале про Стивена Эйвери) не в том, что плохо в США, в Швеции, в России или в Буркина-Фасо, а в том, что человек везде не понимает не только других, но и сам себя, и из самых лучших побуждений способен навредить кому и чему угодно.

Человек - неадекватен задачам, которые он сам перед собой в наше время взгромоздил, и которые необходимо правильно решить - просто чтоб продолжать жить.

/в том, что человек везде не понимает не только других, но и сам себя, и из самых лучших побуждений способен навредить кому и чему угодно./

так всегда было. Рубящий сук, на котором сидит. Только что прочитал: умный учится на своих ошибках, а дурака никакие ошибки не научат.

/Человек - неадекватен задачам, которые он сам перед собой в наше время взгромоздил, и которые необходимо правильно решить - просто чтоб продолжать жить./

я бы сформулировал так: человек наворочал такого, что перед ним встали задачи, неадекватные его возможностям. Ну что, перемелется - мука будет. Из наших костей, как добавил кто-то не так давно.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

так всегда было. Рубящий сук, на котором сидит. Только что прочитал: умный учится на своих ошибках, а дурака никакие ошибки не научат.

Ну да.

я бы сформулировал так: человек наворочал такого, что перед ним встали задачи, неадекватные его возможностям. Ну что, перемелется - мука будет. Из наших костей, как добавил кто-то не так давно.

И так можно, соглашусь.

Моё виденье в том, что пока человек не приобрёл своего нынешнего могущества (а я это время ещё застал), можно было рассчитывать на то, что природа как-то восстанавливается, залечивает раны, наносимые ей человеком в своих интересах. Теперь же грань позади, и потребление превышает возможности природы, так что отсчёт запущен... Человек же в своём высокомерии замечать этого не желает, надеясь на то, что "всё будет идти, как обычно". 

Но "как обычно" уже не будет, и через какое-то время потребление придётся снижать уже не из-за разумной экономии, а по необходимости - по отсутствию ресурсов для потребления.