Все записи
12:56  /  7.06.18

4289просмотров

Перекрестный допрос. Что такое настоящее интервью

+T -
Поделиться:

Как-то давно один известный журналист подсчитал, что за время часового интервью он кивает головой 273 раза.

Докивались.

Читаю нервные комментарии: австрийский журналист перебивал Путина 11 раз! Этот нахал задавал провокационные вопросы! Он сидел нога на ногу! Как он смел!?

Жанр интервью — позволю себе напомнить из университетской программы третьего курса — собственно, в том и заключается, чтобы задавать провокационные вопросы. В этом жанре присутствуют не два человека, как кажется на первый взгляд. Там всегда есть еще аудитория. И журналист работает в ее интересах, а вовсе не для того, чтобы хорошо провести время с интересным человеком.

Лет пять мы вдвоем с блестящим профессионалом Игорем Маловым на «Голосе России» вели программу «Перекрестный допрос», через которую тогда прошло пол-Москвы. Главный замысел заключался в том, что мы заранее делили роли: при разговоре с политиком, например, Игорь был левый, а я брала правую сторону. И в ключевой момент, когда наш гость уже приноровился к нам, мы резко меняли позиции и продолжали задавать вопросы. Ошеломленный собеседник терял гламурность и начинал говорить гораздо бойчее.

Не скажу, что все гости были довольны, — уверена только за слушателя.

А теперь сложился особый жанр — интервью с начальником. Цель его —  показать начальника в лучшем виде и дать ему прекрасную возможность оповестить население о своих планах и взглядах на исторический процесс. Апофеозом тут является письменное интервью. По электронной почте присылаются вопросы. Согласовываются с пресс-службой начальника. Затем сама же пресс-служба пишет ответы. Утверждает у начальника. Отсылает журналисту. Блестящая работа. Все счастливы.

При этом, заметьте, навык теряют не только журналисты. Способность думать, когда говоришь, включаться в процесс совместного размышления, уменье ловко парировать и уворачиваться от неудобного вопроса — все требует тренировки.

О, где те времена, когда к интервью готовились!

Теперь зачем? Начальник вальяжно садится в кресле, устало роняет сто раз проговоренные фразы, а журналист, подобрав ноги, все кивает и кивает.

Потеряешь тут навык!

Как не вспомнить, как наш президент одним словом останавливал поток неудобных вопросов: «Она утонула». Разве можно сравнить с беспомощным «вы меня перебиваете» его мастерски нацеленные ответы, они могли нравиться или не нравиться, но всегда демонстрировали главное: его боевую форму, беспощадное остроумие и уверенность в своей правоте. Его невозможно было перебить, потому что он орудовал шпагой быстрее и точнее любого собеседника.

Но ведь для этого нужны собеседники!

Австрийский журналист, который прерывает президента, явно уклоняющегося от ответа на прямой вопрос, — это для нас нечто давно забытое.

А вообще-то это норма профессии. На днях наши сети обошла новость о том, как британский журналист прервал прямое включение с министром обороны, потому что тот не желал прямо отвечать на вопрос о России. Молча постили, без комментариев, как на траурном митинге.

Попытаемся представить себе российского журналиста, который останавливает, ну, например, губернатора, рассказывающего о том, как Иван Грозный возил сына лечиться в Санкт-Петербург?

Читаешь про очередной арест какого-нибудь местного царька — и думаешь: а до того, как Следственный комитет начал задавать острые вопросы, никому в местной прессе не приходило в голову разбавить чем-то более серьезным свои благостные интервью?

Продолжаем кивать.