Все записи
13:30  /  5.03.18

1605просмотров

Песня

+T -
Поделиться:

Фотография Алекс Замошкин

За стенкой живет мужчина.

Он много пьет, не бреется и прячется от солнечных лучей, свет его раздражает. На диване вмятина от его тела, а квартира как скворечник – крохотная, без стен и с круглым окном, заклеенным газетой 2006 года. Мужчина замер, лет двенадцать как.

За стенкой живет мальчик, мальчик живет с мамой, мальчику двенадцать лет. Мама любит мальчика, любит больше всего на свете, но ей приходится много работать, поэтому мальчик не знает, как сильно мама его любит, он знает, что мама сильно любит работу.

Мальчик не вписался в этот мир, об этом его маме сказали еще в роддоме. А мальчик то ли в отместку, то ли неумышленно не вписывает в свой мир все другое. Он молчит, не смотрит в глаза. Под ноги или на небо он смотрит:

- Я ша. – любит мальчик говорить. – Я ша.

У мальчика есть пианино красного цвета и он на нем играет.

Мама не думала покупать, она проходила мимо и увидела, и купила. Большого белого попугая. Нет. Она хотела купить большого белого, но купила маленького зеленого. Мама купила волнистого попугая зеленого цвета.

Мальчик долго смотрел на попугая в золотой, круглой клетке. Долго смотрел и ушел к пианино.

Прошло два месяца.

Попугай любил летать, грызть карниз, но этим он занимался от нечего делать. На самом деле попугай любил слушать как мальчик играет на пианино. Он садился рядом. Во вторник двенадцатого марта попугай запел. Мальчик, который всегда смотрел под ноги или на небо, посмотрел на попугая. Попугай пел.

- Иии. – пропел попугай.

- Иии. – сыграл мальчик.

- Оооооо. – пропел попугай.

- Оооооо. – сыграл мальчик.

- Уоуиашоиу. – пропел попугай.

- Уоуиашоиу. – сыграл мальчик.

За стенкой мужчина пил, борода его стала чуть длиннее, он был в солнечных очках, тонкая струя от солнца пробилась в скворец через окно, в том месте, где газета за 2006 год чуть отклеилась.

На этой странице была статья об известном исполнителе популярной музыки, который написал один-единственный шлягер, прославивший его. Один-единственный. Мужчина на фотографии был молод, красив, в вельветовом костюме горчичного цвета. По комнате были разброшены вырезки из газет, грамоты и разные позолоченные статуэтки, покрытые пылью. Вельветовый костюм горчичного цвета висел на вешалке, которая висела на гвозде, который был вбит в стенку, за которой жил мальчик.

- Уоуиашоиу. – пропел попугай.

- Уоуиашоиу. – сыграл мальчик.

- Еоауоуо. – пропел попугай.

- Еоауоуо. – сыграл мальчик.

Мужчина поставил рюмку на табурет, встал с дивана и пройдя метр, прижался к стене, на которой висел костюм, за которой жил мальчик и попугай, мама была на работе.

Была суббота и мальчик, как всегда по субботам, гулял с мамой. Кусочек Алленби, весь бульвар Ротшильда, долгожданная площадь Габимы. И где бы они не проходили, звучала песня, одна и та же песня:

- Иии. – подпевали дети.

- Оооооо. – подпевали таксисты.

- Уоуиашоиу. – подпевала мама мальчика.

- Еоауоуо. – подпевал мальчик.

Мальчик и его мама вернулись домой, мама вымыла руки и начала готовить суп из артишока, а мальчик сел за пианино и заиграл. Попугай сел рядом. В четверг двенадцатого апреля попугай запел. Мальчик, который всегда смотрел под ноги или на небо, посмотрел на попугая.

- Ммм. – пропел попугай.

- Ммм. – сыграл мальчик.

- Юоиоу. – пропел попугай.

- Юоиоу. – сыграл мальчик.

- Аеоуиаои. – пропел попугай.

- Аеоуиаои. – сыграл мальчик.

За стенкой мужчины не было. Он съехал из этой крохотной квартирки на улице Алленби в собственный дом. И вообще говорят, живет он очень хорошо, поет. Мужчина вновь начался.