Все записи
10:58  /  1.06.12

6938просмотров

«Доступ к телу». Дмитрий ШУРОВ, музыкант. Интервью.

+T -
Поделиться:

сразу скажу, мы с Дмитрием Игоревичем, кроме чая и кофе нифига не пили. А то тут уже некоторые, прочитав интервью, пустили сплетню, что я – пить научилась. Мол, нетрезвыми языками оно сделано. Не влюбиться в этого кучерявого пианиста – невозможно! Будь я полегкомысленнее, я бы… ух!!! Кабы ещё одна сплетня не пошла.Жалко одно – вы прочтёте буквы, а главного не увидите. Ибо Дмитрия нужно не только слушать, но и смотреть. В общем, когда у меня будет своя передача в ящике, позову его обязательно.Нюша, а ведь он балуется тем же табаком, что и ты и так же ажурно, как ты скручивает папироски. И вот ещё что. Пианино – мой любимый музыкальный инструмент. И я счастлива, что по клавишам столь чудного инструмента колбасят пальцы рук и ног Дмитрия Шурова.

Родился в Виннице, 31 октября в 1981 году.

Отец – поэт, художник, редактор телевизионных программ.

Мать – педагог и музыкант.

После музыкальной школы закончил дирижерско-хоровое отделение Винницкого музучилища.

Учился во Франции, в лицее Огюста Ренуара в Лиможе, а также в штате Юта, США.

В Америке играл в джазовом оркестре, пел в хоре, октете, который исполнял произведения периода барокко, а также в квартете barbershop.

Закончил Киевский лингвистический институт.

Свободно владеет английским и французским языками.

С 2000 по 2004 участник группы «Океан Ельзи».

Участник группы «Esthetic Education» по 2009.

В 2006–2009 был пианистом в группе Земфиры и сопродюсером пластинки «Спасибо».

Выпустил песню «Этажи» с группой «Бумбокс».

Занимается сольным проектом «PIANOБОЙ». В работе над этим проектом ему помогает его сестра – Ольга Шурова, выпускница Киевского лингвистического университета.

С 2011 вместе с экс-участником группы «5nizza» Сергеем Бабкиным (флейта, бек-вокал), фронтменом группы «Океан Ельзи» Святославом Вакарчуком (вокал), Максимом Малышевим (барабаны), Петром Чернявским (бас-гитара), работает над проектом «Брюссель».

Работает над созданием оперы, рабочее название которой «Лев и Лея».

В конце мая 2012 у «PIANOБОЙ» вышел дебютный альбом «Простые Вещи».

Соорганизатор киевского фестиваля инди-музыки Moloko.

Пишет музыку для кинолент и фэшн-показов (например, питерского модельера Алёны Ахмадулиной).

Женат, сын – Лев, 7 лет.

Живут в Киеве.

 

Музыкой занимаются дебилы, в основном. Умственно отсталые люди. Как можно заниматься делом, выхлоп от которого неизвестно какой будет и будет ли вообще? Это же не очень просчитываемое дело. И люди, которые стоят у руля шоу-бизнеса – водят BMW и LEXUS – у них все равно в голове есть червячок-псих. Я в этом постоянно убеждаюсь. Просто после какого-то возраста он затухает, затухает, затухает. Но, если захотеть – его всегда можно возродить.

С годами не меняюсь. Только начал медленнее разговаривать, стараюсь четче излагать свои мысли, чтобы люди могли меня понять – лет десять назад с этим были проблемы.

Отношусь к тем людям, у которых голова часто опережает возможности тела во всех смыслах. Это и моей игры на пианино касается.

Уроки вокала, владение любым музыкальным инструментом начинается с простых физических вещей. Правильно дышать – контролировать свое дыхание, правильно сидеть. Это, конечно, все – геморрой. Заниматься этим неприятно. У некоторых людей это принимает гипертрофированные формы. Есть у меня приятель – виолончелист, который так громко дышит, когда играет – то ли из-за избытка чувств, то ли его так научили – что его невозможно записывать. Не понимаешь, куда поставить микрофон, чтобы это дыхание не лезло в запись. Сплошные придыхания, всхлипывания.

Есть классная школа. Узнал о ней, когда начал самостоятельно заниматься пианино. Понял, что уперся в одну точку, нужно было развитие. Хотел почитать, что пишут. Ее написал один американский еврей – Марк Левайн. Книга начиналась со слов: «Когда вы играете на музыкальном инструменте, вы вольны делать абсолютно все, что вам заблагорассудится, если это помогает вам расслабиться. Нравится топать ногами – топайте, сидеть скрюченным – сидите, хочется подпевать – пожалуйста. Вы будете выглядеть дебилом, над вами будут смеяться – будьте к этому готовы. Но, это необходимо для того, чтобы вы искренне могли себя выражать».

Если будете держаться правильных людей, можно и до ста дотянуть. Это люди, которые вас любят. Вы им небезразличны. Которые желают вам добра. С ними вы развиваетесь.

В рок-группах есть определенные психотипы. Басисты – тихони, они меньше всех выпендриваются. Юрий Хусточка, например, Джон Дикон из «Queen». Басисты говорят мало, но когда они открывают рот – как правило, это всегда имеет весомое значение. Барабанщики – как швейцарские часы. В группе они стабилизируют ситуацию. Барабаны – это инструмент, который обрамляет музыку. Барабанщик не может быть суматошным, истеричным. Он должен быть спокойным, надежным, стабильным, всегда вести себя и играть на уровне. Гитаристы – маньяки! Это правильно, потому что человек – задача, которого что-то высказать – не может быть скромным. Правда, многие из них становятся придурками – не выдерживают. В их сознании стирается грань между сценой и жизнью. Они запутываются и превращаются в законченных психов. Пианисты – очень зациклены на музыке. Но рояль – не создан для солирования. Он создан для того, чтобы музыку наполнять. Направлять ее. Да и я, если честно, не особо люблю играть соло: сольные ходы, выходы. Меня гораздо больше интересует музыка в целом. Вокалисты – несчастные люди, которые мало того, что наделены талантом – свои ощущения, эмоции обворачивать в слова, они ещё имеют нахальство транслировать их публике. Поэтому их надо беречь, жалеть, прислушиваться к ним. Их нужно немного направлять тем в группе – кто швейцарские часы, чтобы у них не слетела крыша.

Красивая музыка может прийти когда угодно. Но лирика, как правило, приходит тогда, когда особо нечего терять. Когда нахожусь на эмоциональном дне. Мне все пофиг и я сам себе не принадлежу.

У меня есть проблема, бывает второй куплет слабее первого. Это происходит, когда человек в момент вдохновения высказал все на куплет, припев, а на потом его не хватило – он либо пошел с друзьями бухать, лег спать или вся семья пришла домой с работы и все сели кушать. А на следующий день уже ничего не пишется и вынужден из себя остатки вчерашних ощущений доставать, и получается слабее.

Мысль, которая в нормальном состоянии была бы длинной и непонятной, в крайнем эмоциональном состоянии становится – короткой, прямой и хорошо понятной тебе и всем. И самодостаточной.

Только сейчас написание стало складываться в некую систему. У всех есть такая система – просто не все раскалываются.

Я вот стал песни писать 4 года назад. Видимо кровь обновилась, поэтому и начал. А ты не знала, что такое бывает? Часть крови обновляется раз в 40-60 дней, а в целом весь организм раз в семь лет себя рестартует. После этого может, что угодно случиться.

Часто ставлю ноги на пианино? Да не. Просто ты так попадаешь. Понимаешь, рук не хватает. Приходится ногами помогать. На самом деле – эта фишка не новая. Мои корни из времени, когда музыка не была ещё технологичной – до The Beatles. А тогда у каждого артиста были свои очень яркие, простые фишки, из которых состояло шоу. Все эти фишки были очень наивными. Например, Джерри Ли Льюис – пианист, человек который создал рок-пианино – запрыгивал на рояль, бил по клавишам ногами, головой. Для этого ничего не нужно. Ни тачпадов, ни света, ни звука. Мне это все очень нравится. Слава Богу, в «PIANOБОЙ» все любят подобные фишки, поэтому на концерте их много.

Нога на пианино – это небольшой форшлаг. Не путать с фишмак.

Вы решили поехать с любимым человеком во Львов на машине. Выехали из дома, дорога до Ровно ещё ничего, а после – хреновая, трясет. Раз, колесо пробило – поменяли. Заехали в какую-то Калыбу, поели: «Я ничего, а он траванулся. Ехал – всю дорогу ворчал». Радио не ловило. Но потом приезжаете во Львов и в целом – хорошая поездка. Все прошло отлично. Все счастливы. Вот так нужно к себе относится. Ненормально себя любить и радоваться – какой я пушистый и розовый. Нужно себя критиковать, иметь к себе претензии, видеть, куда развиваться. Но, при этом в целом нужно быть собой довольным.

Раздражаю других людей, себя не раздражаю. У меня постоянно имеются к себе претензии. Многое меня не устраивает, но при этом не мешает с собой мириться и чувствовать, что я такой, как мне надо.

Пострадать люблю.

Если меня, упаси Господи, называют Димуля – могу убить. Ненавижу! Ненавижу, когда жалеют, ласкательно называют. Или начинают дружески похлопывать, поглаживать.

Ненавижу, когда меня трогают. Да, не только посторонние! Вообще, все. Близкие тоже. Представляешь, как тяжело жить? После концертов иногда люди приходят и у них на лице такая любовь – ко мне, Оле, Лиде (участницы PIANOБОЙ - прим. авт.). Они не знают, что сказать. Хотят обнять. И ты с ними обнимаешься, а сам так: «Ыыы, фу». У меня в Америке, когда я учился там год, была футболка с надписью: «Leave Me Alone». Мне ее подарила семья, в которой я жил – на Рождество. Так что общественное признание состоялось.

Два раза в жизни менял номер телефона из-за людей, которые звонят по десять раз в день. Сейчас стою на пороге третьего.

Я говорил, что мизантроп? Наверное, в тот момент я чувствовал себя мизантропом. У меня не было концертов – я был в депрессии.

Депрессий в моей жизни было немного. Случалось в начале, когда «Океан Ельзи» только начинал концертировать – бывали нестабильные моменты. По два месяца могло не быть концертов. А, если уж ты решил посвятить себя этому дело – это ужасно. Чувствуешь себя мореплавателем, который прозябает на суше. Даже дело не столько в концертах, сколько в поездках. Для меня полторы недели без поездок – конец света.

В собственной квартире, в которой живу восемь лет – чувствую себя гостем. До сих пор не знаю, где лежат многие предметы.

Знаю, что такое ощущение дома, наверное. Возможно не так, как его знают другие люди. В дом захожу, как в церковь. Там все безапелляционно. Все, как надо. Но, при этом мне комфортнее в отелях. Но я бы не смог подолгу жить в одном отеле, как живет Вуди Аллен. Дело в движении. Мне нужно постоянно менять места. Начинает вскрывать крышу, если я сижу подолгу в квартире.

Кто трудоголик? Я – трудоголик? Лентяй! Бывают периоды падение интереса ко всему. Мне кажется, у трудоголиков такого не бывает. Им сам процесс дает силы. А мне силы дает что-то другое. И это, к сожалению, не труд.

У меня нет жажды деятельности. У меня есть жажда: движений, перемещений. И ментально, и физически. И у меня есть жажда реализации.

Сыграл 1500 концертов. Где-то так.

Для меня вообще загадка, как я стал семейным человеком. До сих пор для меня это непостижимая вещь.

В женитьбе, как в процедуре – нет никакого смысла. Каждый человек должен хоть раз жениться, чтобы понять насколько это бесполезно. Но, если уж вам повезло встретить человека, с которым непросто хорошо, а он ещё и вас и вы его соответственно – направляете, подталкиваете к чему-то хорошему – то за него нужно держаться. Его нельзя отпускать. Он с другим человеком – значит нужно его отбить. Надо его удержать любой ценой. И посмотреть, что из этого получится.

Жениться можно каждый год. С одним и тем же человеком. Мы тоже об этом подумываем регулярно. Для этого нужно иметь более расслабленный, довольный образ жизни, а такого со мной не бывает. Поэтому не до свадеб повторных.

Даже, когда у меня все хорошо – у меня все равно не все хорошо. Очевидно заложена некая внутренняя ущербность, с которой никак не получается смириться. Наверное, поэтому занимаюсь музыкой. Это как определенная болезнь. Если пройдет и почувствую, что полностью всем доволен и все хорошо – тоже вариант, но мне, пока, сложно себе это представить.

Радовать себя тем, что купил новую яхту или поменял два мобильных телефона за два месяца – у меня не получается. Хотя не пробовал. Может, надо купить новую яхту и мне будет хорошо?

Купите машину – и Вы купите себе обувь на всю жизнь.

Деньги – плохой подарок. На нашу свадьбу немало было конвертов с деньгами, но я не помню, на что мы их потратили. Зато позолоченного скорпиона, которого мама привезла мне с какой-то поездки – помню до сих пор.

Материальные излишества меня никогда не интересовали. Менять BMW X5 на BMW X6, потому что у X5 сломался дворник – я бы не стал. У меня есть друзья, которые так поступают. Возможно, это их способ получать радость. У меня другой способ. Он, к сожалению, непонятен большинству.

Многим непонятно – зачем люди занимаются музыкой. Никакой пенсии не будет. Авторских никто не зачисляет. Ложился в больницу. При поступлении спросили: - Кем вы работаете? - Я – композитор, музыкант, музыкальный продюсер. Назвал имя своей компании. Смотрю, она пишет: «Временно не работает».

Наши люди понимают – выпил, нужно классно потанцевать. Подо что танцевать? Большинству людей глубоко по барабану. Но, Слава Богу, есть какое-то небольшое – в массовом понимании – количество людей, которым небезразлично, что они слушают. Которым в принципе музыка жить помогает. Для них и пою.

В нашей стране андеграунд радостно почил. У меня за прошедший год процентов 80 концертов произошли в России. Украины для меня, как концертной страны – не существует на карте. Ее нет. Какие-то концерты происходят, но это скорее для поднятия настроения и, чтобы не упали штаны.

В Украине музыкант единственное, что может сделать – это не сдохнуть с голода. Музыкант, который не участвует в просчитанном бизнес-проекте, в который вложили 150 тысяч долларов, чтобы к декабрю следующего года заработать 200 тысяч на корпоративах. Соответственно идут к соответствующим композиторам, к аранжировщику, стилисту, соответственному режиссеру. Это бизнес, я к этому отношусь спокойно. Но не могу спокойно относиться к тому, что с этим нужно конкурировать группе «Крихітка Цахес». За место в эфире, концерты, за все. Это ненормально.

На страны мне насрать. Меня люди интересуют. Не могу сказать, что в разных странах они разные. Разные привычки, разные понятия об удовольствиях, достатке или недостатке – да. По-разному общение происходит. Но, украинец, поехавший в любую страну мира, нормально там состоится и приживется, если у него есть талант и стремление над собой работать. Я и для себя этого не исключаю.

Чтобы заниматься музыкой, я бы поехал в Америку, однозначно. Хотя сейчас проще уехать в Россию – это ближе. Но, если не заниматься полумерами, то США.

Мне будет жаль, ту часть людей, которые останутся в Украине. Уверен – никакой нормальный человек в этой ситуации долго не протянет – посваливают все. Мне будет обидно, если страна превратится в то, куда ее толкают – в стадо людей, которых устраивает, зарабатывать 200 долларов. Предел мечтаний которых – водка вечером перед телевизором. Не хочу, чтобы Украина в итоге стала – фермерско-шахтерской страной, в которой ничего своего нет. Мне, как человеку, которого в 4 года отдали заниматься музыкой с еврейской учительницей – это шокирует. И ситуация не выглядит просветной. Мне кажется, мой сын этого не заслуживает.

Смотрю на своего сына и понимаю, как важно общество, в котором он находится. Понимаю, насколько оно формирует. Чтобы он состоялся, как личность, как нормальный человек, уверенный в себе – ему необходимо находится в среде себе подобных. Эту среду создать сейчас здесь – сложно. О том, что Льва по-настоящему интересует – ему не с кем поговорить. Основная часть его друзей разбросана по Киеву в отдаленных точках – они редко видятся. А дети, живущие в нашем районе – с ними сложнее. Найти ему общий язык с основной массой сверстников можно, но для этого надо конкретно себя поменять, поломать. А человек должен иметь выбор. Он ходит в такую школу, или такую. А у нас в Киеве есть только выбор между дороже и дешевле. А публика, везде в принципе – одинаковая.

Сложно же себя со стороны оценивать, никто этим не занимается – болезненное и не очень приятное дело. А когда раздражаешься на ребенка за что-то, что он сделал, начинаешь думать об этом и видишь в этом себя на очень большой процент. Понимаешь, что на самом деле накричал на себя. Если у родителей хватает времени и желания подумать об этом, то дети – указывают нам на собственные достоинства и недостатки.

Лев – для меня учитель человечности. Человек с возрастом перестает отдавать себе отчет – насколько легко можно обидеть другого или, как легко его можно обрадовать. Когда видишь, как маленький человек тридцать минут ржет дурным голосом над безобидной шуткой, к тебе возвращается легкость восприятия. Начинаешь думать: «Почему я так не могу?» В этом плане дети – идеальные учителя.

Когда появляется ребенок – включаются часы. Начинаешь мощнее ощущать время. Видишь, как он растет на твоих глазах. До этого осознания времени нет. Даже, когда смотришь в зеркало – не чувствуешь изменений. Но, был эмбрион, а вырос в человека, который уже говорит, что ему нужен мобильный телефон – это конкретика. Кроме того, что они заставляют вас чувствовать время – что не очень приятно, они заставляют вас ещё и чувствовать, что вы человек, а не машина. Какие у нас мысли? – Я должен обеспечить это, добиться этого! Каждое утро встаете с мыслью: – А как сегодня я реализую себя? Что я сегодня сделаю, чтобы мои потомки через сто лет обнаружили на пылающем плато нашей культуры догорающий листик бумаги с моей подписью?! Все это фигня! Надо здесь и сейчас поднять человеку настроение, рассмешить, помочь ему. Дети помогают это острее почувствовать.

Меня звали друзья гулять – я практически никуда не ходил. Не хотелось. С 12 лет сидел, занимался на пианино. Мне настолько было интересно мое дело! Когда родители купили мне первые клавиши – я вообще от нее не вставал. Более того, с 12 лет я уже зарабатывал на этом деньги. Писал фонограммы всяким там певцам, певицам. Сначала за коробку конфет, потом за конфеты и бутылку шампанского. Первый гонорар был 5 долларов – нормальные на то время деньги, кстати. Потом 10, 30, 50 и понеслась. Куда ж тут гулять?!

Как все люди - пережил подростковое «замечательное» время. Когда ты сам, не знаешь, что будет дальше, чувствуешь себя прыщавым дебилом. В этот период очень важно выбрать какое-то дело и в нем попробовать посовершенствоваться. Это идеально спасает. Мне повезло – у меня была мечта. Страстно хотел стать джазменом, поехать в Берлин – учиться. И я по 6-7 часов в день сидел в комнате, колбасил и не ходил, никому в рот не заглядывал. Поэтому вспоминаю то тупое и позорное время – в жизни каждого человека – с удовольствием.

Когда стригусь коротко – сразу становлюсь тем восемнадцатилетним пацаном. Очень смешным и внешне, и внутренне. Чувствую себя довольно странно. Наступает несоответствие. Меня все эти эстетические моменты – внешненские, интересуют очень мало. Не поверите – насколько. Чтобы вы понимали – последний раз я делал себе прическу в 15 лет, в Америке. Потому что была мода и сейчас есть – на стоячие челки. Полтонны лака, чтобы она стояла. Но с тех пор я непросто не делаю прическу, я даже не расчесывался годами. Меня вопрос моих волос, носа, ушей, и что там ещё прилагается – волнует мало.

30 лет сложный возраст только с точки зрения общепринятых обществом каких-то вещей. Если Вам пофигу – а мне пофигу, то ничего сложного в нем нет. Я особой разницы между 22 и 30 не ощущаю. Разница между 18 и 22 для меня была огромная – был человек один, стал другой. После 22 ничего особо не поменялось, только циничнее стал. Но это даже прикольно – в жизни помогает и часто поднимает настроение.

В 25 сложно умереть. Как правило, в 25 человек полон сил. Да и в 30 тоже.

Смешно сказать, но я до сих пор верю, что буду жить вечно. Понимаю, что это тупо, но я не верю, что умру. Видимо, как только я в это поверю – сразу повзрослею. Но я читаю всяких тибетских мудрецов и никак не могу созреть.

Я люблю выпить. И напиться. Моя девушка (жена Ольга. - прим. авт.) говорит, что когда я выпью – становлюсь веселее, человечнее, легче, со мной проще договориться.

Алкоголь, конечно - connected people. Он нужен людям, которые испытывают проблемы в общении, а я испытываю проблемы в общении. Для меня люди делятся на тех, с кем мне легко и с кем мне невозможно. А поскольку часто приходится иметь дело со вторыми – проще выпить, чтобы не обижать людей.

Выпивка для меня – это способ заботится о ближнем.

Я не боюсь спиться. Но как жизнь сложится – не знаю, может, где-нибудь под забором подохну. Если сам этого захочу.

Напиши, что я спортом занимаюсь. В бассейн хожу, фитнес. А то законченным алкоголиком получаюсь.

Иногда рядом со мной предметы разрываются. Вот недавно на встрече, думаю от напряжения – бокал с вином просто лопнул. Разлился, всех нахрен облил.

Помню, поехали в Индию записывать пластинку с группой Esthetic Education. Сняли дом по интернету, в котором собирались жить. Когда приехали – половине дом понравился, а половине нет. Мы – Луи, Юра (участники группы Esthetic Education. - прим. авт.) и я – стояли близко друг к другу: треугольником, обсуждали это, а между нами на полу стояла большая бутылка пива – она нахрен с дребезгом взорвалась. Никто ее не трогал. Не знаю, чья в этом заслуга – Луи тоже не подарок в энергетическом плане.

Французская система питания для меня оптимальная. Ох, если бы я мог каждый день покупать свежий батон, кусок сыра, оливки. Ещё люблю хамон – вяленое твердое мясо, нарезанное тонкими полосками.

Очень люблю одиночество. Это мое комфортное состояние. Правда, от него тоже устаешь.

Одиночество, уединение – это прекрасно. К себе нужно прислушиваться. Это долго, но надо. У Мамонова было классное интервью в 93 году, которое сняли на пленку. Везде разруха, жопа. Все говорили: - Боже, как мы будем жить? Совок развалился. Купоны всякие. Всех вокруг интересует политика, бабло, а он говорит: - Надо к себе прислушиваться! Вот смотрите – палец. Посмотрю на палец – столько там всего происходит. Я понимаю, конечно, что он паясничал, но все это очень правильно. Потому что, начинать надо с себя. Сначала поймите, что вам по-настоящему надо, а потом уже идите, меняйте всех остальных. А, может быть, вам все это не надо и вы вообще тибетский монах.

Последний раз плакал на концерте Элтона Джона в Киеве. Приехал туда с очередной съемки «Шоу №1» – из рассадника цинизма. Опоздал, забегаю во Дворец спорта и вижу десять человек на сцене, которые очень круто играют, отрываются по полной программе и получают реальное удовольствие. При этом зал сидит такой серьезный, ни на что не реагирует. И все это настолько отражало мое тогдашнее состояние, не представляете! В этих людях на сцене было СТОЛЬКО! А залу надо совсем другое. И меня, как вскрыло! Первые две песни прорыдал, к третьей успокоился.

Не задумываюсь о страхах. Но прочитал недавно очень смешную характеристику разных знаков зодиака на примере – что знак делает, если происходит пиздец? Про скорпионов написано следующее: - Скорпион видящий пиздец скажет: "Ха! Да разве ж это пиздец?" И забьет. Поэтому, сейчас сидя с тобой, когда все прекрасно, не могу говорить о страхах. Потому что мое устройство так не работает. Как только мне станет страшно, я расскажу тебе о своих страхах, больше, чем ты думаешь. А сейчас мне хорошо. Мне сказать нечего.

Я и так тебе уже наговорил больше, чем нужно.

Боюсь, что это интервью никогда не закончится.