Все записи
11:56  /  14.04.14

14093просмотра

Тебя не любят – полюби ты (2)

+T -
Поделиться:

Начало

Фотография: Oleksandr Hnatenko 

Клара Львовна садится напротив и делает ход ферзем. Мы молчим. Весь вечер молчим и следующий день тоже. Наконец-то Клара Львовна осмеливается заговорить.

 

-         Ты же девушка. Как можно в таком ходить? Если на джинсах дырки, значит, нужно их зашить. Если майки большие и я вижу, какого цвета твой бюстгальтер, значит их нужно… А впрочем все нужно выкинуть. И на ногах – это что?

 

-         Кеды.

 

-         Это не кеды! Это говнодавы! Чтобы больше я не видела тебя в этом!

 

Долго смотрю на неё. Ничего не говорю.

 

-         Объясни мне, зачем ты цепляешь на себя прищепки? Ты что – верёвка с бельём? Ты же не клоун!

 

-         Мне нравится.

 

-         Что тебе нравится?

 

-         Прищепки. Мне так нравится. И что вы ругаетесь? Молчали, а теперь орете! Я не виновата, что вы убили сына и теперь!..

 

Замолкаю. Клара Львовна подходит ко мне, долго смотрит мне в глаза. Готовлюсь к пощёчине.

 

-         Ты купила журналы мод, о которых я тебя просила? – спрашивает она.

 

-         Да… В прихожей... На столике…

 

Я остаюсь в комнате одна.

 

-         Многое в жизни мы делаем такого, о чем потом будем сожалеть. Память, чтобы спасти нас от безумства, будет стирать воспоминания, которые не дают спать, не дают жить. Настанет день, когда ты без причины сможешь улыбнуться своему отражению в зеркале, и с этого часа начнётся новый отсчет в твоей жизни. Но каждый раз, когда у тебя будет повод для веселья и радости, вина и ненависть к себе напомнят о своем существовании. Будь готова к тому, что теперь они твои постоянные путеводители.

 

Вместе с Кларой Львовной мы идём по аллее. Она в строгом костюме, я в дырявых джинсах. Мы снова разговариваем. Сегодня ей захотелось пойти на блошиный рынок. Она постучалась в дверь моей комнаты, дождалась моего разрешения войти и предложила прогуляться.

 

-         Старые вещи хранят очень много тайн. Они мне напоминают меня. Но я, как и антиквариат, вправе сочинить о себе историю по выкройкам, что мне по душе. Или нет? – говорит Клара Львовна.

 

-         Да… Как вам хочется.

 

-         Выбери что-то. Что-то неприметное. То, что никто не купит. Поставим это у себя.

 

Я выбрала фарфоровую солонку в форме белого кота. Если чёрный кот к несчастью, то белый... Зная, что Клара Львовна категорически против сахара, да и вообще всего мучного и шоколадного в доме, я все же решилась наполнить солонку сахарным песком. В жизни и без того много соленого, пусть, по крайней мере, в нашей посуде будет то, чего мы сами желаем.

 

Её ателье самое известное во всем городе. Я сижу в просторном холле, где мягкие диваны, кресла, пуфы. И много женщин. Очень много женщин. С идеальными фигурами и не очень. С изъянами заметными и незначительными. Я всегда проходила стороной подобные заведения. Люди, которые готовы часами ждать платье «от кутюр», пуговицу по цвету и нитку, подходящую по толщине, казались мне пустыми и скучными. Красивая обёртка и ветер внутри.

 

Незаметно вхожу в мастерскую, где колдует моя старуха. Она стоит около портновского манекена, на нем черный женский сюртук. Я вижу ее горящие глаза, точные движения, увлеченность и полное растворение. Если сейчас прогремит взрыв, она его не заметит. Спокойствие. Впервые я вижу на её лице успокоение. Любимое ремесло, дело – вот, что может спасти человека, когда все остальное бессильно.

 

-         Что? – спрашивает она меня, когда видит стоящую у порога.

 

Ком в горле не даёт мне говорить. Я выхожу из ее мастерской и оказываюсь перед зеркалом. В первый раз за несколько месяцев мне хочется улыбнуться своему отражению. И я делаю это. Не задумавшись.

 

-         Женская консультация. – слышу голос из телефона.

 

-         Здравствуйте. Я записана сегодня на три…

 

-         Да. – пауза и звук перелистывающих листков. – Прерывание беременности. Мы ждем вас.

 

-         Я не приду.

 

-         Вас записать на другой день?

 

-         Нет. Я не приду.

 

Достаю из своего чемодана пишущую машинку, которую взяла в надежде, – авось пригодится, когда захочется вернуться к любимому делу, что всегда было моей спасательной шлюпкой. Напишу немного, а потом сделаю салат из зелени, сыра и томатов.

 

В комнате, где сейчас двое, скоро появится третий. С приходом которого наступит новый отсчет в моей жизни. И в её жизни тоже. Надеюсь.