Все записи
14:57  /  17.10.17

8381просмотр

Завидный жених

+T -
Поделиться:

С Валерой я познакомился в поезде Москва — Владимир.

К моему удивлению, к своим 37 годам он умудрился отсидеть 10 раз, и это была его одиннадцатая ходка. Сидел он часто, но понемногу. Судьба его помотала, а точнее, он промотал судьбу так, что к своему относительно молодому возрасту выглядел старичком лет на шестьдесят. Вставная челюсть гармонично завершала его облик.

Шепелявя и причудливо клацая зубными протезами в такт стуку колес, Валера жаловался на свою несчастную жизнь, искренне считая виноватым во всех своих бедах несостоявшегося тестя.

— Ну что ему стоило устроить меня в институт или на работу? Или на худой конец просто денег отвалить! — искренне возмущался Валера. Вместо этого будущий родственник, так и не осознав свалившегося на его голову счастья, своими собственными руками практически толкнул бедного Валеру на скользкую дорожку.

Единственная дочь Игоря Ивановича, бизнесмена и чиновника средней руки из небольшого провинциального городка Мурома, Маша влюбилась окончательно, бесповоротно и навсегда… Любовь неожиданно пришла к ней в виде Валеры. Любовь настоящая, чистая, искренняя и, конечно же, безумная… Объяснить, чем привлек Машу ничем не примечательный и невзрачный Валера, было невозможно. Для меня вообще было загадкой, как можно было полюбить такое чудовище. Но, как известно, хорошие девочки влюбляются в плохих мальчиков. Не знаю, что двигало Машей — девушкой насквозь положительной и, наверное, за всю жизнь, ни в школе, ни в институте, не получившей ни одной плохой отметки. Валера же на момент знакомства с Машей уже успел совершить свои две первые ходки. Узнав его уже достаточно хорошо, я не мог допустить даже мысли, что он был способен кого-то любить, кроме самого себя. Без личной выгоды, ради другого человека, он не пошевелил бы даже пальцем.

Отношения развивались бурно и стремительно. Дело приобретало серьезный оборот и двигалось к свадьбе, и Маша решилась познакомить жениха сo своими родителями. Надо сказать, что Валера не имел шансов покорить папино сердце. Необразованный и без определенных занятий, он уже заранее не нравился Игорю Ивановичу. Не такую партию он готовил для своей любимой дочери.

Однако ради такого случая Валера, чувствуя всю ответственность момента, серьезно задумался о предстоящей встрече и тщательно подготовился. Специально купленный к этому событию и казавшийся шикарным Валере белый костюм нескладно сидел на его тощей фигуре и топорщился. Белая рубашка, белый галстук и белые ботинки, тщательно подобранные к костюму, гармонично дополняли картину. Не знаю, в каком фильме и на каком герое Валера видел подобный наряд, но вне киноэкрана он смотрелся более чем странно и напоминал заблудившегося альбиноса.

Игорь Иванович с любопытством рассматривал избранника единственной дочери, который не понравился ему с первого взгляда.

— Валерий, — уверенно сказал жених, протягивая руку будущему тестю.

— Игорь Иванович, — ответил тесть, пожимая его руку.

— Очень приятно, рад знакомству, — улыбаясь, продолжил жених.

— Пройдемте к столу, мы вас заждались, молодой человек, — холодно произнес Игорь Иванович.

— Да-да, пойдемте к столу, — произнесла немного бледная от волнения за Валеру Маша, взяла его за руку и повела в гостиную. Ей страстно хотелось, чтобы ее родители хоть частично разделили ее чувства. У роскошно накрытого стола Валера увидел полную невысокую женщину, как две капли воды похожую на Машу.

«Вот и Машка лет через двадцать превратится в такую же жабу», — почему-то подумал Валера.

— Зинаида Петровна, — мило улыбаясь, сказала жаба и протянула ему руку.

— Валерий, приятно познакомиться, мне Маша много рассказывала о вас, — выпалил он скороговоркой.

— Ну хватит любезничать, давайте уже садиться, — скомандовал Игорь Иванович. — Что вы пьете, молодой человек? Коньяк? Виски? Водочку?

«Садятся в тюрьму, — c презрением мысленно произнес Валера. — А за стол присаживаются, лошара!»

Тем не менее из его уст, тогда еще полных зубов, вылетела заранее приготовленная фраза...

— Да я вообще не пью! — гордо и с претензией заявил он. Чтобы произвести хоть какое-то впечатление на будущих родственников, Валера решил сделать вид, что не пьет.

— А где здесь у вас можно руки помыть? — продолжил он.

— Пойдем, покажу, — сказала Маша и, взяв его за руку, провела в ванную…

«Ну вот, еще не успел познакомиться с родственничками, а уже достали», — раздраженно подумал Валера, закатывая рукав пиджака и рубашки. Удобно устроившись на фарфоровом изделии Villeroy and Boch, он достал из внутреннего кармана пиджака шприц, наполненный мутноватой жидкостью, и тоненький резиновый шланг. Туго намотав шланг себе на руку и сделав кистью несколько хватательных движений, Валера с вожделением вонзил иглу во взбухшую вену…

— Ох, хорошо, — только и успел с придыханием сказать он, всаживая в себя содержимое шприца. Легкая приятная волна пробежала по его телу. Одна, вторая, третья. Волны подхватили Валеру и понесли прочь от этой суеты, от будущих родственников, вон из этого дома. Приход оказался неожиданно быстрым и сильным.…

— Ну и где твой жених? — произнес Игорь Иванович, обеспокоенный долгим отсутствием Валеры. — Заснул он, что ли?

Самое смешное, что Игорь Иванович не был далек от истины… Маша уже стучала в закрытую дверь ванной комнаты.

— Валера, Валера! Что с тобой? Открой! — взволнованно кричала она, прислушиваясь к звукам за дверью. Там стояла мертвая тишина. Пришедший на помощь своей дочери Игорь Иванович обрушил на дверь мощные удары. Дверь ответила безмолвием и тишиной. Зинаида Петровна растерянно и безучастно наблюдала происходящее…

— Вот сука, что он там делает? — раздраженно прошипел Игорь Иванович.

— Может, ему плохо стало и ему помощь нужна! — выдвинула свою версию Маша.

— Может, и нужна, — согласился Игорь Иванович и ударом ноги решительно вышиб дверь в ванную комнату.

Представшая взору дружной семьи картина сплотила ее еще больше и навсегда... В еще совсем недавно белом костюме, а сейчас покрытом странными пятнами, на унитазе полулежал-полусидел Валера. Его правая безжизненно свисающая рука крепко сжимала шприц. Голова откинулась назад и вбок, а открытые немигающие глаза были устремлены в бесконечность...

— А-а-а-а! Умер! — неожиданно запричитала до это не издававшая ни единого звука Зинаида Петровна.

— Только не здесь! — заорал отнюдь не расстроенный преждевременной кончиной своего несостоявшегося зятя Игорь Иванович.

— Нет, Валера, нет! — зашлась в истерике Маша.

— Ммму-у-у-у,— издал невнятный хлюпающий звук Валера, извергая из себя очередную порцию не самого приятного внутреннего содержимого... Резко контрастируя с белым фоном, на костюме причудливыми формами растекалось зеленоватое пятно...

— Вот гадина! — угрожающе взвыл Игорь Иваныч и одним движением, как котенка, легко перебросил тщедушное Валерино тельце в ванную и включил холодный душ.

Женщины, выпучив глаза, ошарашено молчали.

Под холодными струями воды Валера зашевелился. Вода заливала глаза, попадала в рот, в нос, уши… Он захлебывался и жадно хватал ртом воздух... Ему казалось, что он тонет.

— Что стоите? Тащите этому уроду мой спортивный костюм и вызывайте такси, — привычно продолжал командовать Игорь Иванович. — Пока он здесь не окочурился, от него надо избавляться!

— Ты, дура, знаешь хоть, где это животное живет? — повернулся он к Маше.

Ни живая ни мертвая Маша только сейчас поняла, что даже не знала адреса Валеры. Не вымолвив ни слова, она смогла лишь обреченно помотать головой...

— Все ясно.

Игорь Иванович решительно и по-хозяйски взял Валеру и ситуацию в свои руки. Валера, не понимая, что происходит, не сопротивлялся и только блаженно улыбался... Содрав с Валеры испорченный костюм и наскоро нацепив на него свой собственный спортивный костюм, Игорь Иванович сложил в пакет Валерино барахло, водрузил на свои плечи бренное тело Валеры и двинулся во двор, где уже их поджидало такси.

— Жэ-дэ-вокзал, — сухо сказал Игорь Иванович, запихивая ватное Валерино тельце на заднее сиденье. — Высади его где-нибудь на лавке и забудь, — произнес он и вложил в руку таксисту тысячную купюру, огромные по местным меркам деньги

— Ок! Будет исполнено, шеф! — бодро отрапортовал таксист.

Что сделано, то сделано. Очнулся Валера на рассвете. Он сидел на скамейке около железнодорожного вокзала и с удивлением, не веря своим глазам, ощупывал надетый на себя на чужой спортивный костюм. Пытаясь восстановить хронику прошедших событий, Валера поднялся. Нога уткнулась в какой-то пакет...

— Ну хрен с вами, — отчаянно сказал Валера, зло пнул то, что некогда было белым костюмом, и гордо зашагал своей дорогой. Было мучительно больно и обидно. Жизнь продолжалась.