Все записи
18:09  /  30.11.18

2460просмотров

Как стать режиссером в колонии общего режима

+T -
Поделиться:
Фото: East News
Фото: East News

Жизнь в местах лишения свободы является проекцией происходящего в обществе, где все явления приобретают гипертрофированные и гротескные формы. Уклад жизни здесь определяется не законом, а степенью самодурства начальника и его окружения, азакрытость системы и отсутствие контроля со стороны общественности, порождает вседозволенность и безнаказанность. Тотальная коррупция, ложь и лицемерие, пытки и унижения, издевательства над осужденными легко уживаются и соседствуют с бесконечным маразмом и идиотизмом

Исправительная колония. В названии заложен смысл и определена основная цель этого заведения – исправлять осужденных. Название не только не соответствует содержанию, но имеет прямо противоположный смысл происходящему. Чего здесь только не делают, но только не исправляют. Побывав в этих местах, человек теряет последнюю веру в справедливость. Изрядно «наисправляв» зэков рабским трудом, прочно вбив в их головы мысль, что своим трудом денег не заработаешь, колонии выпускают толпы озлобленных, отчаявшихся, не приспособленных к нормальной жизни людей,большинство из которых возвращается обратно. Система выдает восемьдесят процентов брака. Не повод ли задуматься о состоянии системы, которая обходится бюджету в баснословные деньги? ФСИН поглощает средства, размер которых сопоставим с деньгами, выделяемыми на здравоохранение.

В недрах системы зарождаются так называемые воспитательные мероприятия. Придумываются, разрабатываются и внедряются в жизнь разные забавы и игрища для осужденных. Конечно, колония колонии рознь. В одной зоне песни, пляски, театральные постановки, КВНы и спартакиады бурно процветают, а в другой колонии зеков палкой не выгонишь на подобные мероприятия. Не обошла стороной эта участь и меня и я, скрепя сердце, принял участие в театре абсурда.

Мне довелось пройти через четыре тюрьмы и три колонии. Последняя зона общего режима, где я отбывал наказание, находилась в небольшом городке Владимирской области Покров, была “черной” и жила, а больше делала вид, что живет по воровским(АУЕ) понятиям. Среди порядочных арестантов выступать на сцене клуба считалось западло и зеки ни за какие коврижки и поощрения не соглашались участвовать в воспитательных мероприятиях. Здесь сидели люди не с такими большими сроками, как на строгом режиме, поэтому многие осужденные спокойно отбывают свою двушечку от звонка до звонка, живя по понятиям. А руководству колонии все равно перед своим начальством надо как-то отчитываться. Так, мол, и так, осужденных воспитываем-перевоспитываем. Что делать?

Однажды ко мне подходит целый капитан внутренней службы, он же начальник воспитательного отдела, и спрашивает:

«Ты за границей был?»

«Был», – отвечаю я, не понимая, куда он клонит.

«Сможешь сценарий для КВН написать?» – жалобно просит он.

Оказывается, пришел приказ из Москвы – провести конкурс КВН среди осужденных. И не просто КВН, а посвященный … Дню дипломатического работника!

Я не могу удержаться от смеха. Какому идиоту такое пришло в голову? Там же целые институты научно-исследовательские существуют, а горе-специалисты, отбывающие там свои срока, гордо именуют себя учеными-пенитенциарщиками!

Я великодушно соглашаюсь и с энтузиазмом берусь за дело. КВН надо сделать так, как будто в колонии между отрядами реально конкурс был, провести финал и выявитьпобедителей. В мое распоряжение поступают пять зэков. Я становлюсь сценаристом,режиссером, ведущим и участником нескольких команд одновременно. Минимум декораций. Забегая немного вперед, скажу, что, когда мой шестнадцатилетний сын увидел чудом сохранившуюся запись, он спросил: «Папа, что это за бред?» Но тогда я решил поразвлечься и написал сценарий, придумав сценки для трех мифических команд. Повторюсь: никаких команд не было, как не было и самого конкурса. Было только несколько зэков, включая меня, перед которыми была поставлена задача создать видимость проведения конкурса…

Здесь, на свободе, это, конечно, выглядит полным бредом, но тогда я тихо посмеивался и даже был горд собой. Запись шла в Управление ФСИН по Владимирской области и я ожидал, что меня опять посадят в ШИЗО. «Искусство требует жертв, даже если жертва ты сам», - подумал я и приступил к творческому процессу. Мне и сейчас это кажется смешным. Две сценки были не очень интересны, но первая представляла собой вполне достойное зрелище.. Итак, мы начинаем КВН…

Ведущий – ваш покорный слуга: «В ходе острой конкурентной борьбы в финал конкурса, посвященного Дню дипломатического работника, вышло две команды: команда “Ураган”, которая вихрем пронеслась к финалу, буквально сметая на своем пути всех соперников, и команда “Черепахи”, которая медленно, но верно шла вперед, руководствуясь принципом “тише едешь – дальше будешь”. Вашему вниманию предлагается заключительная схватка этой борьбы…»

Действие происходит в импровизированном МИД колонии. На экране появляется заставка «Министерство иностранных дел колонии общего режима г. Покрова». Несколько заключенных, они же сотрудники МИД, сидят и пьют чай. В помещение энергично входит высокопоставленный работник МИД (опять я, так как роли, где надо было относительно много говорить, я оставил себе) и говорит:

«Хватит вам тут чаи распивать! Вам известно, что в мире происходит?»

«А что? Что происходит?» – отвечает мне один из сотрудников.

«Вам известно, что Земля вращается вокруг Солнца, а совсем не наоборот? – спрашиваю я.

«Да ну!» – удивленно тянет тот же зэк.

«Да, да, да… – продолжаю я. – И вообще, мы живем в век научно-технического прогресса, нанотехнологий и инноваций. Вот, например, вы что-нибудь слышали о городе Солнца? Его еще Страсбургом называют!»

«Город Солнца? Страсбург?» – задумчиво повторяет за мной зэк.

«Да! И нам необходимо срочно установить с ним дипломатические отношения! Кто будет послом?»

Зэки с недоумением и испугом смотрят на меня. Я обвожу взглядом всех присутствующих и останавливаюсь на одном из сотрудников:

«Ага, Василий, вот ты и будешь послом!»

Василий испуганно озирается, не зная, что и сказать.

«Да, посол ты в Страсбург», – заключаю я – и это звучит как ругательство…

Смена декораций. Действие переносится в Министерство иностранных дел Франции, о чем гласит соответствующий плакат. Кабинет министра, где тот (простите за нескромность, но это опять я) сидит за столом, делая вид, что просматривает документы. В кабинет неуверенно заходят несколько человек. Переминаясь с ноги на ногу и подталкивая друг друга, один из них начинает говорить на смеси ломаного английского и русского следующее:

«Хеллоу, френдс. Мы есть из далекой страна (изначально я подумывал вложить в его уста «далекой, дикой, дремучей страны правового беспредела» – но не стал…). Ви вонт дружба, дипломатик отношений!»

На что французский министр моим голосом отвечает:

«I am very glad to see you here. We have been waiting for you for ages! I would like toask only one question! What about human rights in your country? Human rights?3»

Дипломаты из далекой страны недоуменно переглядываются, явно не понимая собеседника. Тогда министр переходит на ломаный русский язык и с акцентом говорит:

«Права, права человека?!»

Посланник из далекой страны с облегчением отвечает:

«А, права! Права человека! С этим у нас все в порядке – я знаю такого человека, укоторого есть права! Это…. Путин!»

Занавес.

Изначально я думал закончить сцену показом портрета президента России, но отказался от этой идеи, так как сотрудники администрации могли понять мою иронию. А так они ничего не поняли – или просто не смотрели запись…

Вот так и проходили не самые худшие дни моего заключения. Тогда я получил от этого удовольствие, и получаю его сейчас, когда с улыбкой на лице пишу эти строки…