Все записи
14:01  /  6.12.12

3714просмотров

Как я разрушил Берлинскую стену

+T -
Поделиться:

 

Оказавшись на свободе после семилетнего заключения, я сразу же, на удивление очень легко и быстро, получил заграничный паспорт. Но тут же столкнулся с проблемой свободы передвижения. Нет, не в России, а вообще... Обратившись в посольства Великобритании и Дании за визами, получил категорический отказ... Воспринял я это крайне болезненно. Почувствовав себя словно в тюрьме, я поставил чиновников этих посольств в один ряд с тюремщиками, которые долгое время ограничивали мою свободу и права. «За что? — недоумевал я. — Отсидел не пойми за что, а теперь вот еще и невыездным стал».

Помог случай. В ноябре в Берлине проходили ежегодные-start- -end-российско-немецкие слушания. Ежегодная встреча, круглый стол, за которым собираются люди, неравнодушные к тому, что происходит в России. Приехали политолог Дмитрий Орешкин, Ольга Романова, депутат Илья Пономарев, известный экономист Евгений Гонтмахер, депутат Европарламента и бундестага Мари-Луиза Бек и многие другие. Надо сказать, слушания собрали огромное количество людей, интересующихся происходящим в России... Я получил приглашение от немецкого Гуманитарного фонда Генриха Белля, и немцы дали мне долгожданную визу...

Германия — страна, проигравшая войну. Берлин... Берлинцы ненавидят Гитлера за то, что он не подписал акт о капитуляции и советские войска вошли в Берлин и полностью его разрушили. Заметьте, Гитлера! Цивилизованная, благополучная страна стала таковой после переосмысления исторических событий. Центр Берлина, район... Фрагмент разрушенного дома в еврейском квартале. После депортации евреев немцы, въехавшие в освободившиеся квартиры, погибают во время бомбежки советской авиации. На стенах дома — таблички с немецкими фамилиями погибших. Что посеешь, то и пожнешь... В простую, на первый взгляд, пословицу вложен многовековой опыт поколений. Здесь хочется добавить: «Дураки учатся на своих ошибках, умные — на ошибках дураков». А как можно назвать тех, кто не учится ни на своих, ни на чужих ошибках? Я не знаю...

Идешь по Берлину, буквально спотыкаешься об историю. Это так называемые «камни спотконовения». Бронзовые плиты вмонтированы в мостовую. На них фамилии, имена депортированных и уничтоженных евреев. «Мы помним, мы знаем, мы не повторим никогда своих ошибок», — говорит каждый камень. Все это происходит на уровне государственной политики. По возвращении в Москву я делюсь своими впечатлениями с главой московского отделения Фонда Генриха Белля Йенсом Зигертом, которого, пользуясь случаем, хочу поблагодарить за помощь. Он удивительный человек. На мои эмоциональные реплики Йенс вежливо, культурно и тактично замечает: «Ну, это же не сразу произошло. Нам потребовалось много времени, чтобы все осмыслить…»

«Но у нас было же ровно столько времени, сколько и у вас», — в сердцах восклицаю я. Это был один из тех моментов, когда бывает стыдно за Россию. Еще идут дискуссии о Сталине, архивы Великой Отечественной войны до сих пор засекречены. Очевидно, что они содержат информацию о чудовищных, бессмысленных жертвах, об ошибках, унесших миллионы жизней. По моему глубочайшему убеждению, войну мы выиграли вопреки Сталину, претворявшему в жизнь широкомасштабную политику геноцида русского народа. Тогда, в рамках государственной политики жизнь и судьба отдельно взятого человека не имела никакого значения. Далеко ли мы ушли от этого сегодня? Нас удивляют и возмущают методы работы ФСИН России, при этом до нас доходит лишь незначительная часть происходящего в этой системе, которая является достойной наследницей ГУЛАГа. А по уровню лжи, цинизма и лицемерия на порядок его превосходящая… Тюрьма является микромоделью нашего общества, где процессы, происходящие в обществе, принимают чудовищные, гипертрофированные формы. В России были времена, когда наше общество полностью представляло макромодель исправительной колонии с тюремным режимом. Некоторые элементы этого тюремного режима, увы, сохраняются и сейчас, и в последнее время их становится все больше и больше...

Но я не об этом. Возвращаясь в процветающую и благополучную Германию, хочу напомнить о Берлинской стене. Она тщательно охранялась только с одной стороны, чтобы никто не сбежал из социалистического «рая». Опутанная колючей проволокой и окруженная вышками восточная часть Берлина охранялась не хуже, чем иная колония строгого режима. Однажды у стены, в месте, где граница примыкает к реке Шпрее, в воду упал ребенок и начал тонуть. Нашелся смельчак, прыгнул в воду спасать малыша. Автоматная очередь остановила героя, а мальчик утонул... Думаю, палача, свершившего это, наградили. Восточные немцы бежали из «рая» в массовом порядке, изобретая хитроумные способы побегов. Прятались в бензобаках автомобилей, в багажниках с двойным дном. Строили самодельные дельтапланы и воздушные шары. Рыли подземные туннели. Бежали, рискуя жизнью. Когда разрушили стену, немцы плакали от радости. Я их понимаю. Эмоции сравнимы с теми, которые я лично испытал, освобождаясь из тюрьмы. Теперь на месте, где раньше был пропускной пункт на территорию западного Берлина, открыли музей Checkpoint Charlie. Charlie – раньше так называли американских солдат, служивших здесь. Музей пользуется большой популярностью и многолюден. Здесь — уроки истории. Истории стены. Представьте мое изумление, когда в этом музее я увидел павильон, посвященный Ходорковскому и делу ЮКОСа!!! Подробное описание дела, рассказы об «Открытой России» и о лицее «Кораллово»… В соседнем зале находятся стенды, посвященные Магнитскому! Здесь хранятся его личные вещи. Я вижу его студенческий билет и аттестат зрелости, семейные фотографии. Читаю хорошо известную мне историю его дела. А в это время в России… Ходорковский сидит. Магнитского судят. Мертвого. Судьи, вынесшие обвинительный приговор по делу одного из фигурантов дела ЮКОСа, получают государственные награды ровно после того, как Европейский суд по правам человека признает их решение незаконным… Что тут скажешь? Стыдно. Как здесь не вспомнить находящуюся в этом музее картину современного художника Дмитрия Врубеля: «Немцы, я вам завидую...»

Комментировать Всего 2 комментария

«Немцы, я вам завидую...»

 Конечно, завидую! Совестливости и честности, которые можно разделить с соотечественниками-конечно! как желанно, жаль недоступно это будет при моей жизни...

Эту реплику поддерживают: Варвара Грязнова, Владимир Переверзин

Владимир, разделяю Ваши чувства.

Меня еще приятно поразило на экскурсии четкое деление гидом русских на русских освободителей и советских поработителей. Мы при этом были на открытой англоязычной экскурсии, то есть делалась она не под русских.

Также они отделяют советских коммунистов от собственных и имеют совершенно конкретные раздельные претензии к первым и ко вторым.

Мне очень понравилась история о том, что Вальтер Ульбрихт строил телебашню в Берлине как гимн технологии, свидетельствующей, что Бога нет. И однако же каждый день свет солнца на телебашне создает крест, сияющий на Берлином.

Хотя следы на домах от немецких снарядов, гид упорно называл русскими, мы ему это простили.