Все записи
МОЙ ВЫБОР 22:19  /  21.11.15

613просмотров

Вернись в Iseo

+T -
Поделиться:

 

(За два дня до терактов в Париже)

Мы уезжали из Изео в субботу утром. А двумя днями раньше, в четверг вечером в концертном зале отеля слушали с коллегами прекрасное сопрано юной итальянской дивы Tea Franchi. Тогда меня сразу накрыло знакомое в таких случаях переживание невыносимой силы и красоты момента, когда кажется, что не хватает тела, души, чтобы это вместить или с этим быть, когда начинаешь звенеть от резонанса, плакать от счастья, от боли, от избытка, от одномоментности обретения и потери. А когда прекрасная Teo запела "Вернись в Сорренто", это переживание достигло апогея. И вдруг, откуда-то всплыла ассоциация с инопланетной солисткой из фильма Люка Бессона "Пятый элемент", когда ее нездешней красоты голос оборвался вместе с жизнью, и тут же как тупым ножом по сердцу проехало: "Это все так беззащитно, так хрупко, если человечество самоубъется, то оно уничтожит и все вот это." Веками, тысячелетиями люди слушали и слышали эту невероятную красоту жизни, добывали ее как крупицы золота из обыденности, и неужели все это исчезнет, превратится в ничто... 

В пятницу после обеда мы гуляли вдоль озера. Это был один из череды теплых солнечных не по-ноябрьски дней, которые озеро Изео гостеприимно подарило нам. Мы наслаждались чудесным ланшафтом, чудесной архитектурой старинных зданий, сардоническим (как кто-то остроумно заметил) кряканьем уток, золотыми листьями под ногами. Я очень люблю деревья. Я их чувствую. Возле старинного собора в центре Изео растут три совершенно особенных дерева - огромных два платана и тоже огромная (кажется) липа. Когда подходишь совсем близко к стволу и кладешь ладони, то кора перестает быть корой - ты соприкасаешься с кожей живого теплого существа. У липы - она похожа на ощупь на вельвет, у платанов я даже не могу найти метафору для описания - настолько они действительно обнаженные и теплые - ну, может быть как коты сфинксы, у которых нет шерсти. Я прощалась с ними как прощается путешественник, который уходит и оставляет за спиной то место, которое будет жить свою жизнь дальше, и в лучшем случае помнить встречу. И тут меня снова накрыло. То ли деревья почувствовали мою тревогу, то ли я - их? Я вдруг "увидела" как они гибнут от попадания снарядов и бомб. Например, как сейчас, в той же Сирии. Деревья не могут убежать...Да и куда нам всем бежать со своей планеты? Мы не можем, я не могу защитить ни их, ни музыку, ни тех, кого я люблю, ни себя.

Вечером того же дня в пятницу проводился прощальный ужин. Было все так как и должно быть в такой момент - грустно и хотелось веселиться. Но происходило что-то странное, я пила вино и не пьянела. Совсем. Такое со мной в первый раз - вообще-то я очень чувствительна к действию алкоголя. А тут - полный ноль. Я подумала, что раз так, то лучше пойти спать - завтра утром рано отъезд. И уже в номере отеля, прочитала сначала сообщение от друга из Фб: "Лена, что в Италии слышно о Париже?" "А что тут должно быть слышно о Париже?" - подумала я. А потом открыла новости и узнала...

В субботу утром, когда мы садились в автобус, увозящий нас в Милан, погода была совсем другая, чем все эти дни. Солнце исчезло, было серо, сыро и зябко, как будто разобрали декорации. Я подошла к очень уважаемому коллеге преклонного возраста французу Мишелю Венсану и стала, сбиваясь, говорить о сочувствии и соболезновании. В его глазах стояли слезы, он крепко обнял меня в ответ и произнес что-то по - английски. Я не смогла от волнения перевести, что он сказал, кроме одного слова - "берегите"... БЕРЕГИТЕ!