Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:31  /  28.09.13

2259просмотров

Тотальность или целостность?

+T -
Поделиться:

Я составила текст из цитат доклада Доктора Михаэля Шебека – известного психоаналитка, автора «Теории тоталитарного объекта». Эта выжимка, на мой взгляд, позволяет ознакомиться с основными идеями доклада и в целом концепции, без погружения в психоаналитические глубины, а только пользуясь основными понятиями структурной модели психики З, Фрейда (Эго, Супер-Эго, Ид).

Полную версию доклада можно посмотреть по ссылке, приведенной  в комментарии.

***

Предпринятые за последние десятилетия попытки описания и объяснения общественного тоталитаризма как выражения социальной патологии (например, авторитарное образование), которая связана с личной психопатологией диктаторов (такие, как паранойя), не объясняют, почему вся эта энергия, инвестированная в (тоталитарные) паттерны, порождает такую притягательную идеологию, интроецируемую массами людей, которая часто не корректируется внешним опытом противоположного качества. Несомненно, что в человеческой психике должна была возникнуть некая идея «нормальности» или универсальности тоталитарных решений, и такую точку зрения предложил Эрик Эриксон в 1968 году. Еще Платон говорил о некоторой всеобщности и цикличном перемежении тирании и демократии. Эриксон наблюдал в поведении пациентов, а также у здоровых детей и взрослых внезапное «тотальное внутреннее изменение», например, тотальную изоляцию вместо желания находиться с другими людьми, внезапную перемену настроения, абсолютную независимость вслед за абсолютной зависимостью, неожиданный переход в иную веру, появление нового хобби, меняющего всю жизнь человека, внезапное изменение политических взглядов и т.д. (…..)

Эриксон предположил, что синтетическая функция Эго продуцирует два качественно различных «гештальта», или синтеза. Один из них – это тотальность, а другой – целостность. Целостность, а именно – искренность, целостность мировоззрения и здравомыслие являются критериями здоровой и органичной взаимосвязанности различных функций и частей во всей ее полноте, которая одновременно имеет открытые и подвижные границы с внешней средой. Очевидно, что то, что имел в виду Эриксон, это функциональная и структурная взаимосвязь между Эго, Супер-Эго, Я-идеалом, Ид и открытые и гибкие границы с окружающей средой. Если добавить к этому точку зрения теории объектных отношений, то внутренние объекты трансформируются в личные идеологии ( ….) таким способом, который лучше всего соответствует реальности (а не способствует ее искажению). Такое описание совпадает с концепцией нормальной взрослой личности, основанной не на статистических данных, а на понятии многоуровневых функциональных систем. (…….)

Возвращаясь к Эриксону, который определяет тотальность как еще один способ, посредством которого достигается полнота, или гештальт, можно заключить, что тотальность абсолютно инклюзивна и эксклюзивна в отношении абсолютно искусственных границ. Здесь все искусственно задано: что должно оставаться за пределами границ, а что должно находиться внутри, независимо от логики подобия и соотнесенности событий, процессов и объектов. Отсутствует какая-либо возможность дополнительного выбора или изменения. Можно легко добавить некоторые дополнительные характеристики, касающиеся структуры психики: Эго закрывает себя черно-белой логикой, а то, что является «белым» или «черным», может быть детерминировано внутренними объектами, «психологией небольших различий», социальными стереотипами, актуальным статусом объекта с его потребностью в удовлетворении желаний и идентификацией с харизматическими лидерами. (…..)

Эриксон считает, что тотальные решения часто связаны с переходом от одной стадии развития к другой. Он полагает, что мы утрачиваем целостность на предыдущей стадии, а тотальность служит временным решением до тех пор, пока мы не достигнем целостности на следующей стадии. Он пишет о «реструктуризации мира». В этом процессе тотальность психики несет функцию выживания. Например, тотальные решения в пубертатном периоде и юности находят свое выражение в тотальном протесте, направленном на родителей и их «истэблишмент». Для некоторых индивидуумов идеологии неонацизма, неокоммунизма, пацифизма или других радикальных движений это подобного рода выбор. В общем, целостность достигается не всегда, а тотальность может стать постоянным способом адаптации. (……..)

Имея тенденцию искать в любой среде что-то знакомое и безопасное (для ребенка это его мать как источник базового доверия, а для взрослого – любая среда или люди, от которых он или она объективно зависят), мы в особенности склонны выбирать могущественные объекты, наделенные (в нашем восприятии или фантазии) способностью справляться с нашей экзистенциальной транссубъективной тревогой: они наделены силой, чтобы спасать нас (идеализированная часть) или преследовать наших врагов. Воспринимая мир через всемогущие тоталитарные объекты, мы можем обнаружить вокруг себя всего лишь слабых, наивных и глупых людей, задача которых – подчиняться нам и принимать нашу неограниченную доминирующую роль. Когда мы проецируем свои тоталитарные объекты на окружающую среду, мы опасаемся возникновения потенциального конфликта с ними, можем почувствовать себя слабыми, у нас возникает стремление приспособиться к их желаниям и потребностям, чтобы избежать разрушения. Садистические и мазохистские характеристики этих объектов ощущаются достаточно четко. (……..)

Можно ошибочно предположить, соглашаясь с Эриксоном, что именно регулирующая способность Эго определяет тотальность или целостность в качестве ответов на поставленные жизнью вопросы. Однако мощь и деструктивность тоталитарных объектов (как часть базового недоверия) создают несколько другую картину: психический аппарат находится по большей части в служении этим объектам, которые ненавидят любую структурную дифференциацию и любую дифференциацию других внешних и внутренних объектов. Все структуры упрощаются, превращаясь в идеализированные и ненавистные части, а ненавистные части ментально и физически трансформируются в аморфный анальный «материал» (Холокост, всеобщее обесценивание, однородность, серые краски и т.д.) (Chasseguet-Smirgel, 1984; Sebek, 1992). Но является ли такое расщепление окончательным? Должен сказать, что нет. Существует потенциальная стадия в развитии тотальности, когда все части (идеализированные и обесцененные) превращаются в аморфный материал и сознание обращается к смерти. Спустя какое-то время расщепление как организующий и защитный механизм, отделяющий хорошее от плохого, может перестать действовать, и все видится в искаженном свете. Тогда деструктивность, как эпидемия, поражает личные и социальные структуры. Жизнь становится похожей на небытие, на погружение в нирвану. Совершив многочисленные убийства, преступник убивает себя. Это самый короткий и наиболее сжатый рассказ о национал-социализме времен Гитлера в Германии. И сталинский СССР вступил на тот же путь, ведущий к превращению всего советского общества в Гулаг. (.....)

Хотя внутренние тоталитарные объекты связаны с родительскими фигурами, особенно с архаичной материнской фигурой (такое мнение высказывает и Ж. Шоссгет-Смиржель в личной переписке со мной), они создаются бессознательно из экзистенциальной базовой неопределенности и, вероятнее всего, также проецируются и на родителей. Поскольку существует онтологическая надежда, связанная с базовым доверием, также есть и онтологическое отчаяние, связанное с базовым недоверием и состоянием психики без объектов. Наша цивилизация в большей степени осознает тоталитарную опасность, пережив две мировые войны и две тоталитарные системы XX столетия, однако тоталитарные объекты находятся в бессознательном на индивидуальном уровне.

В каждом из нас присутствуют временные состояния тоталитарной психики, что дает возможность тоталитарному обществу быть поддержанным большим количеством людей с очень разными структурами личности. Их участие варьируется от абсолютной идентификации с тоталитарной идеологией до более пассивной поверхностной адаптации, служащей для выживания. Если мы чувствуем, что нам угрожает опасность в неопределенном мире, то наши тоталитарные объекты активизируются, а наше Эго пытается сохранить целостность в качестве тотальной структуры. Это подтверждается высказыванием Ханы Арендт (1951, 1973) о том, что в обществе маргинальные и незащищенные люди стремятся найти могущественного спасителя, который предложил бы им окончательное решение существенных жизненных проблем. (…)

 

Михаэль Шебек - директор Института психоанализа Чешского психоаналитического общества (Прага), член Международной психоаналитической ассоциации, обучающий аналитик Чешского психоаналитического общества.

 

По материалам Российско-Немецкой конференции «Травма прошлого в России и Германии: психологические последствия и возможности психотерапии», состоявшейся 27-29 мая 2010 г. С полной версией доклада можно ознакомиться здесь: http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=2606

Также, очень рекомендую ознакомиться с очень интересгым докладом Марии Тимофеевой по этой теме, также выступавшей на этой конференции: http://www.popsy.ru/articles/full/stati/travma_proshlogo_v_klinicheskom_materiale_rossijskih/

Автор фотографии, к сожалению, не известен, она взята из Фейсбука, называется: Инсталляция в Берлине "Встретить весну".

 

Комментировать Всего 1 комментарий

Тотальность, цельность и... ЛОКАЛЬНОСТЬ

Кроме глобальных симметрий, которые почти всегда присутствуют в физической теории (теории электромагнитного, слабого и сильного взаимодействия), есть существование "локальной симметрии" - калибровочная инвариантность, в рамках которой преобразования могут выполняться независимо в каждой точке пространства и в каждый момент времени. При этом каждая точка связана с двумя другими в других порядках. Можно провести аналогии и для общественной теории и для психической теории - тотальность, цельность и... ЛОКАЛЬНОСТЬ. Но для этого потребуется ввести "поля" и "состояния" кванта поля, может быть время в качестве "спина". И квантовать не только величину спина, но также его направление или ориентацию :))) Еще более интересным кажется введение в общественную и психическую теории понятия проективной геометрии "несобственный элемент". Сущность введения несобственных элементов заключается в следующем:

1) каждая прямая, кроме множества обыкновенных точек, имеет одну несобственную; несобственная точка прямой есть эквивалент понятия "направление прямой";

2) параллельные прямые имеют общую несобственную точку (пересекаются в ней);

3) плоскость имеет множество несобственных точек, которые образуют несобственную прямую плоскости;

4) параллельные плоскости имеют общую несобственную прямую (пересекаются по несобственной прямой);

5) множество всех несобственных точек и прямых пространства образует несобственную плоскость.

В теории симметрии есть такое понятия "точечная группа" и "пространственная группа симметрии". Для каждой точечной группы симметрии есть хотя бы одна неподвижная при всех операциях этой группы точка. Несобственная? :)))

Я использую этот подход в теории гомеопатии для определения понятия "конституция", то есть то, что в плане потенциального состояния организма во времени человек получает при рождении и что "рулит" без учета пространственных преобразований и понятия "миазм" - то, что является деформацией при сдвиге в пространстве. 

Несобственный элемент точечной симметрии "точка симметрии" - элемент симметрии физического преобразования, несобственный элемент симметрии "ось симметрии" - элемент симметрии ментального (соматического) преобразования, несобственный элемент симметрии "плоскость симметрии" - симметрии психического преобразования. Можно вывести точечные и пространственные группы состояний. Системы, организма, общества:)))

Для компактных измерений типа морали и духовности :))) по аналогии вводятся не геометрические (внутренние) симметрии типа СР-чётности и т.п.