Дорогие друзья и неведомые чужестранцы!

25 июня в Центре Мейерхольда предпремьерный показ моей новой театральной работы под названием "Анданте"

Буду очень рад вам всем

Билеты - вот тут

http://bigbilet.ru/place/meyerholdhttp://www.ticketland.ru/teatry/teatralnyy-centr-im-vsmeyerkholda/andante

а также в кассе театра +7 495 363 10 48

Всякие подробности - ниже (и ещё ниже)

До скорых новых встреч

Ф

* * *

АНДАНТЕ. ДРАМТАНЕЦ БЕЗ ОСТАНОВКИ.

ПРЕДПРЕМЬЕРНЫЙ ПОКАЗ В ЦЕНТРЕ МЕЙЕРХОЛЬДА 25 ИЮНЯ

ПЬЕСА ЛЮДМИЛЫ ПЕТРУШЕВСКОЙ

ПОСТАНОВКА И ХОРЕОГРАФИЯ ФЕДОРА ПАВЛОВА-АНДРЕЕВИЧА

ДЕКОРАЦИИ, КОСТЮМЫ, ГРИМ КАТИ БОЧАВАР

ИГРАЮТ ЖЕНЯ БОРЗЫХ, ЮЛИЯ ШИМОЛИНА, ДИНА МИРБОЯЗОВА, ФЕДОР ПАВЛОВ-АНДРЕЕВИЧ

Новый проект режиссёра и художника Фёдора Павлова-Андреевича в Центре Мейерхольда продолжает дело, начатое драмтанцем под названием "Танго-квадрат", премьера которого была показана в ЦИМе летом 2013 года.

Новая совместная работа Фёдора Павлова-Андреевича и Кати Бочавар больше не отнимает физических функций у участников перформанса. Более того, эти физические функции оказываются расширены - но на сей раз своей самой привычной функции лишаются зрители. Ведь зритель должен в первую очередь что? Он должен смотреть и видеть. В виду новой боевой обстановки, в которую Павлов-Андреевич помещает публику, зритель должен предпринять усилие для того, чтобы распознать происходящее: небольшой зрительный зал находится в одном конце зала Центра им. Мейерхольда, а небольшая сцена, на которой и происходит действие "Анданте" - в противоположном.

Этим самым действие оказывается удалено от зрителя на расстояние, представляющееся почти критическим. Отсюда и задача актёров - добиться этого распознавания, достигнуть зрительских чувств, перепрыгнув вырытую режиссёром и художником глубокую яму непонимания.

Пьеса Петрушевской "Анданте" была написана в 1975 году. Таким образом, в 2015 ей исполняется 40 лет.

"Анданте" ставили мало. Самая, пожалуй, знаменитая постановка этой пьесы принадлежит авторству Романа Виктюка в рамках знаменитого спектакля "Квартира Коломбины" (1985), у которого тоже в этом году юбилей - ему исполняется 30 лет. Важная эпоха в истории русского театра была обозначена этими 10 годами, между 1975-м и 1985-м - от полного запрета, непечатания и цензурной стены - до сломанных рук в ночных очередях за билетами, которыми кончилось дело в середине 80-х, когда Петрушевскую, наконец, стали постепенно разрешать.

Павлов-Андреевич не наследует Виктюку, несмотря на то, что в детском возрасте он этот спектакль видел. Связь здесь, скорее, нелинейная: спустя 40 лет текст "Анданте" теряет какой-либо исторический референс и снова начинает опережать время. В тексте ведь речь идёт о чём? О каких-то дивных веществах, приняв которые, человек чувствует себя молодым и прекрасным. Именно этим - поиском таких дивных средств - и озабочена большая часть успешного человечества, которая наверняка примет "Анданте" за чистую монету, подумав, что этот текст написан на злобу дня, сегодня, сейчас.

Впрочем, текст становится для создателей новой версии "Анданте" всего лишь станцией отправления, тем, что отвечает за силу земного притяжения в предложенных обстоятельствах. Павлов-Андреевич находит канонический текст Петрушевской дико смешным и настолько многослойным, что в какой-то момент жонглирование словами и символами окончательно обращает всё происходящее в цирковое представление.

Среди актёров "Анданте" уже привычные зрителю Феатра Женя Борзых (одна из ведущих актрис Театра-студии под руководством Олега Табакова), Юлия Шимолина (актриса театра "А.Р.Т.О.") и Дина Мирбоязова (солистка Москонцерта). Все три играли "Танго-квадрат", будучи лишены рук, реквизита, света и записанного звука. В "Анданте" они обрели руки - но ни реквизита, ни записанного звука, ни света так и не добавилось.

Петрушевская настаивает на правильном произнесении названия пьесы, отметая какую-либо этимологию: "анданте" должно произноситься с мягким T в последнем слоге (как в слове "тебе"). Прочие слова, придуманные Петрушевской в 1975 году и населяющие галлюциногенный мир "Анданте", в разное время вызывали удивительную реакцию у разных людей. Скажем, когда автор, лишенный какой-либо надежды на постановку этой пьесы, отнёс её в некоторый театр в городе Ленинграде вскоре после написания, то завлит этого театра, прочитав текст и оставшись в полном изумлении, принялся отчаянно обзванивать консульства разнообразных стран, расположенные в Ленинграде, и задавать сотрудникам этих консульств один и тот же вопрос: "Вот эти слова - "кашпо", "бескайты", "кви", "метвицы", "габрио", "мальро" - это, случайно не на вашем языке?" (Стоит ли говорить, что ставить пьесу никто не осмелился?) Похоже, ничего не изменилось. Подобную реакцию тексты Петрушевской и до сих пор вызывают у читателей - в том числе, и у читателей школьных учебников начальных классов, изучающих "Пусек бятых", - потому что читатель/зритель по природе своей - недоверчивое существо, ни за что не желающее верить, что внучка великого лингвиста Николая Яковлева, автора алфавитов для 40 народов СССР, сама, без спросу, сочинила какой-то язык и позволила своим героям свободно на нём разговаривать.

В общем, режиссёра Павлова-Андреевича, художника Бочавар, хореографа Ходоркайте и других придумывателей "Анданте" снедает любопытство - они ждут не дождутся, когда первые зрители посмотрят их новое произведение и опять, спустя 40 лет, подумают, что такого не может быть - потому что не может быть никогда.

ПРИ НЕОЦЕНИМОЙ ПОДДЕРЖКЕ КОМПАНИИ ACCESS INDUSTRIES