Все записи
18:20  /  13.05.15

6829просмотров

Детский сад, из которого нельзя вернуться домой

+T -
Поделиться:

Сотрудник нашего фонда «Протяни руку» Дмитрий Лисицын, который ездил встречать мам, только что вышедших из колонии, рассказывает об этом так:

Дети, которые выросли в колонии, обычно очень тихие. Такое ощущение, что у них почти нет эмоций. Ведь в какой среде они растут: в одной комнате лежат 20 младенцев, и на всех одна нянечка. Пока она занимается одним ребенком, остальные плачут. А потом, поплакав, сами успокаиваются. Нянечка ведь не успевает на каждого обратить внимание. Так что, когда они вырастают, они не показывают эмоций, и из-за этого сначала, когда смотришь на них, кажется, что и каких-то своих характеров у них нет.

И вот, они вместе с мамами выходят на свободу. Первые несколько часов только что освободившимся мамам трудно даже говорить. Ведь ты из места, где тебе несколько лет говорили, куда идти и что делать, выходишь в большой мир. Есть маленький пятачок земли, на котором ты стоишь, а вокруг него все крутится в бешеном темпе. Часто мама, которая только что оказалась на свободе, сначала вообще не понимает, куда ей идти и что делать с ребенком. Только через несколько часов начинает к нему присматриваться, прижимать его к себе. Начинает понимать, что теперь это — ее, только ее ребенок.

Волонтеры нашего фонда встречают мам, которые только вышли из колонии, привозят им мобильный телефон, детскую одежду, коляску. Еще мы пытаемся сделать так, чтобы мама, которая живет в колонии, могла жить вместе со своим ребенком. Ведь сегодня в России только в шести женских колониях из 47 есть центры совместного проживания. Во всех остальных случаях мама общается с ребенком час или два в день, и то — если позволяет расписание. В колонии ребенок, у которого есть мама, становится почти детдомовским. Он каждый день живет по расписанию. Нет, это не тюрьма, это скорее детский сад. Но из этого детского сада нельзя вечером уйти домой.

Когда я родила ребенка в колонии, я понимала, куда я пойду, когда выйду. Я знала, что меня ждут. И что, если мне не дадут УДО, я передам свою дочь родственникам — лишь бы она не росла за колючей проволокой. К счастью, мне не пришлось этого делать. Сначала мы с дочкой провели три месяца в больнице, а потом меня выпустили по УДО.

Но у многих такой возможности нет. И этим людям нужно помочь. Для этого достаточно даже небольшой поддержки.  В конце концов, когда они освобождаются, они оказываются рядом с нами — на улице, в транспорте. Нельзя допустить, чтобы они были озлоблены на мир. Нужно дать им надежду на какую-то лучшую жизнь. Смягчить их сердца, показать им, что, хоть они и наказаны, они не вычеркнуты из этого мира. Что жизнь не закончилась и ее все еще можно наладить.

Подготовила Юлия Дудкина