Все записи
10:42  /  1.07.20

3847просмотров

Новая электоральная реальность

+T -
Поделиться:

Сегодня — день «официального» голосования по поправкам к Конституции, но, даже не дожидаясь конца голосования, можно отметить три важных характеризующих его обстоятельства.

Во-первых, что стало уже довольно традиционно, оппозиционные силы в очередной раз выступили разобщенно. В целом сходясь в своем негативном отношении и к самой идее пересмотра принятой в 1993 году Конституции, и к большинству предложенных к ней поправок, они предложили как минимум три варианта действий — от совершенно экзотического обсуждения альтернативного варианта текста, предложенного «Яблоком» до поддержанного А.Навальным бойкота и банального голосования против поправок (которое многие считают участием в якобы заведомо легитимной процедуре). Хотя я понимаю, что каждая из сторон искренне убеждена в правильности собственной точки зрения, в очередной раз оказалось, что дебатов и споров внутри оппозиционного лагеря на протяжении всего предшествовавшего голосованию периода велось чуть ли не больше, чем между ним и представителями власти и сторонниками изменения Основного закона.  

Во-вторых, вполне ясно, что ни сейчас, ни в перспективе надеяться на результативность «забастовки избирателей» не приходится. В России с явкой часто были проблемы — но в большинстве случаев они отмечались на региональных и местных выборах, особенно тогда, когда шла избирательная кампания по выборам  депутатов местных законодательных собраний. В случае же федеральных выборов, не говоря уже о президентских, особых проблем с явкой не наблюдалось (на последних трех думских выборах она составляла 63,7, 60,2 и 47,9%, на последних двух президентских — 65,3 и 67,5%). Вчера выходили данные о том, что в России проголосовало уже 45,7% избирателей, а явка среди записавшихся на электронное голосование в Москве достигала 91% (последнее, замечу, меня вообще не удивляет — так как вполне резонно предположить, что если люди заранее выбрали этот способ голосования, т.е. уже произвели определенные действия, то они и проголосуют в итоге). Учитывая, что голосование в России проводится на протяжении целой недели первый раз, а люди привыкли скорее к определенной дате (к тому же долгий карантин и опасения коронавируса могут вызывать желание не торопиться на участки), следует ждать прихода большого числа людей на участки завтра и довольно высоких итоговых показателей к концу дня. Это означает, что кампании федерального уровня обладают своего рода иммунитетом к гражданскому безразличию, и тактика бойкота ни сегодня, ни в будущем не может считаться эффективным методом — просто потому, что для своего успеха она должна привести к массированному обрушению числа проголосовавших, ничто иное не будет считаться достойным результатом. Если по итогам референдума власти решат провести досрочные парламентские и даже президентские выборы (о чем сейчас говорят и пишут все чаще), стратегия бойкота окажется столь же бессмысленной, как и сегодня.

В-третьих, нужно иметь в виду, что «растянутые» выборы, скорее всего, станут реальностью в России на долгое время (я еще несколько месяцев назад писал, что те стратегии и методы, которые сложатся в ходе голосований этого лета, имеют все шансы утвердиться на продолжительный срок) — об этом свидетельствуют недавние заявления В.Матвиенко и ряда других высших чиновников. Сама данная практика не является уникальной (как недавно отметил Г.Павловский, она изначально была внедрена в Украине еще при Л.Кучме) и отвечает стремлению власти поддерживать к выборам интерес (возникает возможность дополнительно мобилизовывать сторонников в условиях низкой явки в первые дни голосования, отсутствуют требования «дня тишины», и т,д,). Это также говорит о том, что оппозиции стоит прежде всего задумываться о методах активного продвижения своей повестки дня, так как попытки бойкота будут заведомо менее успешными в условиях долговременного, а не одномоментного голосования. Соответственно и использование электронного метода волеизъявления наверняка распространится только с Москвы и Нижегородской области и на другие регионы, а в перспективе и повсеместно — поэтому новым вызовом станет система контроля за голосованием такого рода (по сути — строительство параллельных систем подсчета голосов на основе сбора информации о его ходе независимыми наблюдателями). При этом я бы добавил, что именно дистанционное голосование может стать предпочтительным для того молодого, образованного и технически грамотного населения, которое чаще поддерживает запрос на перемены, поэтому работа в данном направлении должна быть для оппозиционных сил несомненно приоритетной. 

Выборы — это всегда вопрос не только о том, кого или что выбирают, но и о том, как выбирают. Поэтому я бы сказал, что на кону стоит не только «вечное» правление В.Путина, но и новое качество электорального процесса, к которому всем политическим силам придется привыкать.