Думаю, сегодня я последний раз в жизни купил билет на отечественный фильм в российском прокате.

Это был «Метаморфозис», он мне не понравился, но так, вероятно, и было задумано; а в целом фильм небезынтересный, у авторов есть и стиль, и навязчивые идеи, и глубокая вдохновенная патология; 

Там в финале появляется инфернальный герой, этакий властительный Адский Пидор, который говорит почти исключительно матом - и вместо слов идёт сплошной биииииииип; не "бип", "бип", "бип", а просто "бииииииииииииииииип" (и ладно бы, невозможно угадать, какое матерная прибаутка следует за словами "Москонцерт-эксцентрик", так ведь вообще ни черта не понятно).

Ок, в стране действует ладно бы просто кретинский, так ещё и антиконституционный закон (если цензура запрещена, значит, нецензурной брани быть не может по определению, а запрет любой, сколь угодно экспрессивной, части русского языка есть вопиющее нарушение).

Вы, кинематографисты, знаете о его существовании - и тут уж либо живете по Конституции до конца: считаете мат необходимым - прекрасно, кладёте большой и шершавый на отсутствие прокатного удостоверения, договариваетесь с кинотеатрами напрямую (тем более, фильм штучный, точно не для сетевых мультиплексов), выкладываете за деньги в сеть. Либо, коли признаёте цензуру, придумываете "цензурные" замены. Иначе дрянь какая-то получается.

А русское кино в жопе, как было сказано тогда, когда оно - как видится сейчас - было на коне. Там и останется - наши кинематографисты (я сейчас обо всех разом, как о профессиональном сообществе) показали себя в столкновении с законом полными ничтожествами. Я то был уверен, что бред про запрет мата не протянет и полугода - ан нет: пошумели-пошумели на круглых столах и засунули язык в жопу, спасовали перед произволом депутатов, старика Козлодоева-Говорухина и прочих, чьи имена история не хранит. Еще и отличились лицемерием: на фестивалях, для своих, показываем кино с оригинальной дорожкой (хотя это тоже незаконно), в прокате, народу, вешаем на уши "бипы". Не знаю, кто как, а я в такой ситуации платить деньги за билет в русское кино отказываюсь. На сэкономленные пойду в ресторан.