Объявлены первые призы – в секции «Особый взгляд». Такое ощущение, что жюри возглавляла не Ума Турман, а левый европейский куратор-интеллектуал. Главный приз – «Честному человеку», отменной социальной драме иранского диссидента Мохаммада Расулофа. Все «женские истории» – от французской «Молодой женщины» до нашей «Тесноты» – проигнорированы, но спецприз за «поэтический нарратив» отдан Матье Амальрику, чья «Барбара» максимально далека от традиционного кинопортрета.

70-й фестиваль в формате дневника. Часть шестая

Вроде как, можно делать предварительные выводы. Если коротко, то фестиваль, начавшийся с «Нелюбви», выдержал генеральную «линию отрицания»: мир в конкурсных фильмах оказался местом крайне неуютным, нерадостным, неспокойным – вполне достойным крокодиловых слез, которыми плачет (правда, не из-за мира, а запутавшись в отношениях с тремя женщинами – старой любовницей, молодой ассистенткой и женой) герой гипер-камерной картины Хона Сансу «Следующий день» (Geu-hu; The Day After). Но и пульсирующим разнообразными токами. Достойным не только слез, но и смеха – и в этом плане образцово выступили братья Сафди с «Хорошими временами» (Good Time), шиворот-навыворотной, дурной и бодрой историей ограбления. Их скромный, несмотря на участие звезды Роберта Паттинсона, фильм – красивое подтверждение, что американское инди-кино всё ещё не просто существует, но здравствует.

Назвав «Тесноту» Кантемира Балагова «женской историей», я не оговорился. В фильме есть все приметы социополитического шокера: в Нальчике 1998-го кабардинские бандиты похищают еврейских жениха и невесту сразу после помолвки, местная молодежь смотрит снафф, на котором чеченские бандиты режут глотки пленным российским солдатам (как человек беспринципный, не берусь судить режиссера, использовавшего кадры реальной казни, но что-то в этом поступке не то). Однако ближе всего «Теснота» к портрету экзальтированной француженки «Молодая женщина» (Jeune femme) Леонор Серрай (фильм получил «Золотую камеру» за лучший дебют).

У Балагова в центре фильма тоже молодая женщина, Ила, сестра похищенного парня, которую родители хотят по расчету (за деньги для выкупа) выдать замуж. Дарья Жовнер – безусловное открытие фестиваля. Фильм виртуозно снят – продуман каждый кадр, трещина в стене непременно отразится в стекле машины, сквозь которое мы видим героев, крупные планы делают контакт с героями почти физическим. Но расчет слишком очевиден и в драматургии. Вневременной конфликт (Ила любит кабардинца, мать гнет свою линию: «Ты с ним не будешь, потому что он не из твоего племени») для меня эмоционально совсем не сработал и, при всей архаике нравов Северного Кавказа, показался искусственным (хотя в основе – реальные события).

Жюри «Особого взгляда» выбрало более внятный социальный тренд – иранского «Честного человека».  А вот классик Роман Поланский от соревнования устранился: его «литературный» триллер «Основано на реальной истории» (D'après une histoire vraie) был показа в последний день вне конкурса. И оказался реально страшным фильмом о старости – возможно, непреднамеренно. Но ни о чем, кроме того, как постарели Эммануэль Сенье, Ева Грин и сам Поланский, в один миг лишившийся никогда не изменявшей ему постановочной лихости, думать на просмотре не получилось.