Все записи
МОЙ ВЫБОР 12:48  /  9.10.19

602просмотра

Восстание за жизнь. Есть ли будущее у человечества

+T -
Поделиться:

"Жизнь ползёт, как змея в траве
Пока мы водим хоровод у фонтана." -- БГ

Я уже давно не верю в лидеров. Президенты, генералы, премьеры, миллиардеры, те самые "сильные мира сего” оказались совершенно бессильны перед лицом проблем человека и планеты. 

Но я всё больше верю в людей. В каждого отдельно взятого, простого, неважного, незаметного человека без денег и власти, без оружия и бронежилета. Верю, что намерение и действие одного человека во имя жизни значит больше, чем сила всех лидеров мира, растраченная на удовлетворение личных интересов. 

Фото: "Любовь", Зураб Мартиашвили

Я знаю одного такого простого человека. Чарльз Эйзенштейн, общественный деятель, визионер, создающий новую историю человека. Когда-то он, переводчик на Тайване, почувствовал непреодолимое желание изменить мир и сел писать книги, одновременно изучая, как и почему наш мир так устроен. Он написал шесть книг, которые собрали целую армию солидарных людей. За последние девять лет Чарльз выступил более трехсот раз по всему миру, выпустил свой подкаст и серию онлайн курсов. Этот худой, невзрачный мужчина в сером свитере и с кривоватой улыбкой притягивает меня уязвимостью, открытым сердцем и силой намерения, как не притягивают лидеры в дорогих костюмах с высоких трибун.

На днях Чарльз приезжал в Берлин, я ходил его слушать. По пути я проезжал на велосипеде Колонну Победы в центре города и заметил, что автомобильное движение перекрыто полицией. Вокруг колонны сидели, лежали, ходили несколько сотен молодых людей. Они обложились ковриками, сумками с едой, золотистыми термоодеялами. На импровизированной сцене пела девушка с гитарой. Перед сценой был натянут большой плакат Extinction Rebellion (восстание против вымирания) - это социальное движение, которое пытается заставить лидеров предпринимать активные действия по спасению планеты.

Cомневаюсь, что лидеров можно заставить что-либо сделать в интересах людей, а не корпораций, но вижу, как движение объединяет людей с общими ценностями. И это уже шаг за край.

Таких же людей с общими ценностями объединил Чарльз и его книги. Я бы назвал эти ценности “восстание за жизнь": люди остро чувствуют пропасть между тем, каков мир сейчас и каким он может быть. Это чувство не дает покоя, толкает искать выход, порой парадоксальный, даже если для этого потребуется создать новую реальность. Цель: сохранить жизнь человеку и планете во всём её великолепном многообразии.

Чарльз создает новую реальность своими книгами и выступлениями. Его слушают тысячи людей, включая меня, чтобы убедиться, что мы не сумасшедшие, если мы видим то, что мы видим, чтобы вселить надежду на лучшее будущее для человека и планеты. 

Чарльз говорил, что изменение климата - не цель, а катализатор перемен. Он объединяет людей, которые чувствуют токсичный климат во всех сферах жизни: политический климат, экономический климат, образовательный, социальный, расовый, гендерный и т.д. 

Он говорил о том, что Земля не кусок мертвого камня, несущийся в мертвом космосе. Земля - живой организм. Нет, не деревья и животные на ней живые - она сама живая, а океаны, леса, бактерии, птицы и люди - её органы. 

Он говорил, что для спасения Земли нужен не план снижения выбросов углекислого газа, не ветряки и не солнечные панели. Нам нужна фундаментальная перемена сердца (change of heart). Нам нужно полюбить Землю так, как мы любим своих детей, а точнее, свою мать. Нам нужно почувствовать то, что чувствует Она, когда мы иссушаем болота, срезаем горы, сверлим нефть, тралим рыбу по дну, травим урожай пестицидами, вживляем обезьянам электроды в лабораториях, заставляем косаток жить в неволе на потеху зевакам. Как сказал колумбийский шаман, наблюдая за превращением нетронутого морского побережья в промышленный порт: “Когда они почувствуют, что чувствует Она, они остановятся.”

Конечно, чтобы почувствовать Землю, нужно сначала научиться чувствовать друг друга, а ещё раньше - себя, нужно научиться хоть что-нибудь чувствовать. Но это уже другая история.

Чарльз говорил, что невозможно изменить ситуацию, действуя, как мы действовали всегда: применяя силу. То есть, нельзя ждать, пока те, у кого есть власть и деньги, сделают то, что им, вроде как, положено. Также нельзя делать из них врага, давить на них или бороться с ними. Они сильнее, за ними полиция, армия, тюрьмы, банки, медиа. Они победят. Более того, любая борьба, даже за лучший климат - повторение всё той же старой истории, которая и привела нас в точку невозврата. Новая история - история ненасилия, история любви. Чарльз называет её “революция любви.”

Каждый человек способен стать проводником перемен, благодаря морфическому резонансу (здесь можно почитать про феномен 4-минутной мили, как примере морфического резонанса). Каждый акт добра создает поле добра, каждый акт щедрости создает поле щедрости, каждый акт любви создает поле любви, которое мгновенно становится доступным для других живых существ. 

В конце Чарльз поделился гипотезой, что человечество через глобальный кризис проходит процесс инициации во взрослость. Подобно ребенку, до сегодняшнего дня человечество умело только брать (ресурсы), играться (с технологиями) и расти (рост населения и экономики). Сейчас у нас есть шанс стать взрослыми, остановить паразитический рост, начать отдавать и войти с Землей в близкие, равные, взаимозависимые отношения. Это может быть новой историей человечества.

Пока мы ждали начала выступления, я заметил мужчину с младенцем на руках, по возрасту близким моему сыну. Мне стало любопытно:

- Сколько ему?

- Шесть месяцев.

- Ну вы смелые, мы побоялись принести сюда нашего четырехмесячного. Мама осталась дома.

- Мы оба хотели быть здесь с женой. А потом, это же всё для него, пусть слушает.

Точно. Мы создаем новую реальность для наших детей. В следующий раз принесу или приведу - пусть слушает, пусть помогает.

---

Книги Чарльза Эйзенштейна:

The More Beautiful World Our Hearts Know Is Possible

Climate--A New Storу

Sacred Economics: Money, Gift, and Society in the Age of Transition

The Ascent of Humanity: Civilization and the Human Sense of Self