Все записи
08:34  /  26.10.19

2254просмотра

Суперклей жизни. Как правильно извиняться

+T -
Поделиться:

Oh, it seems to me
Sorry seems to be the hardest word
(Мне кажется, “прости” - самое трудное слово) --
Элтон Джон

Мы сидели на противоположных краях длинной лавки на улице Лиссабона, отвернувшись друг от друга. Сердце бешено колотилось от злости, в висках стучало: “Как меня угораздило сюда с ней попасть? Первый день нашего первого путешествия, и мы уже разругались в хлам. Отличное начало. Нет, это конец. Я объявлю ей, что остаток отпуска нам лучше провести отдельно, а там, в Москве, разъедемся по-тихому. Мы всего лишь год вместе, не велика потеря. Надо было сразу вывезти её, и не тратить год, в путешествии человек сразу виден, как на ладони.

Вот оно опять подкралось, откуда не ждали. Это неприятное чувство, когда в груди заскребла кошечка, а может не одна. Облажался, сплоховал, мной кто-то недоволен, падаю в чужих глазах. Похоже, это тот самый момент, когда мне придется сказать это унизительное упадническое слово… даже и себе сказать-то не могу, как его - “прости”. Как бы вылезти из этого сухим? Может всё же обойдется? Это что ж теперь, сдаваться? Ну уж нет, я не могу быть неправ, не должен, никогда не был и не буду. Под пытками не признаю, что со мной что-то не так (потому что и так это знаю). Буду защищаться до последнего: мне извиняться? да пусть сама извиняется, она первая начала, в прошлый раз я же стерпел, когда она... Так что мы с ней квиты, никаких извинений… "

Это самое трудное слово “прости”. Сколько пар рассталось на его пороге, сколько отношений разрушено о стену упрямства произнести одно лишь слово. А тем временем, самые прочные отношения склеены отнюдь не словом “люблю”, а словом “прости”.

Художник: Эмзари Кикнавелидзе

Служба сервиса для отношений.

Что в автомобиле самое важное? Двигатель? Комфорт? Цена?  У кого что. А теперь вывезем свой скоростной комфортный дорогой автомобиль в чисто поле, где "назад пятьсот, пятьсот вперед”. Что самое важное теперь? Заправка. А ещё запаска. А ещё телефон автосервиса или хотя бы эвакуатора. И мойка, для кучи.

Сервис. Возможность подкормить, починить, почистить, то есть вернуть ему товарный вид, чтобы он снова был скоростным, комфортным и дорогим. Без сервиса любой автомобиль быстро превращается в груду металлолома. Очень быстро, со скоростью опустевшего бензобака.

Выходит, что в автомобиле самое важное находится вне его. Конечно, в городе, где жизнь наполнена сервисом, как море водой, мы не замечаем этого. Но стоит только городу растаять в дымке смога в зеркале заднего вида, мы начинаем ерзать на сиденье: а давно ли я менял масло? а сколько до следующей заправки?

Тоже самое в отношениях. Сами они не поедут и не повезут. Их не положишь в морозилку, не отложишь в долгий ящик. Им нужное постоянное сервисное обслуживание и аптечка с первой помощью на каждый день. Берусь утверждать, что самое ценное в долгосрочных отношениях не романтика, не подарки и даже не любовь, а сервис - возможность быстро и качественно восстановить прерванную, порванную, треснутую, похолодевшую, натянутую связь между двумя людьми. 

 

Извинение - суперклей жизни.

Слава Богу, на все недуги отношений есть одно лекарство - просьба о прощении. "Извинение - суперклей жизни. Оно починит почти всё что угодно.” — Линн Джонстон, художница.

Это универсально средство, такое очевидное, что мы часто проходим мимо него или сопротивляемся. Нам важнее отстоять правоту, переложить вину на другого, победить. Сохранить отношения, восстановить доверие, к сожалению, редко стоит в приоритете в мире одиночек. Даже если мы приперты к стене и вынуждены процедить извинения, мы будем всячески спасать лицо, ставить условия, делить вину с собеседником.

Я пишу для мужчин и понимаю, что для нас это сложно втройне, покуда мужская сила покоится на трёх китах: гордости, успехе и правоте. Когда мы пересядем на других китов: сотрудничество, мир, равенство, извиняться станет так же просто, как заправить автомобиль.

Чистое извинение называет яд, который отравил связь между людьми, промывает рану и протягивает новый мостик к людям, разделенным обидой. Что было, то было, доверие восстановлено, можно идти дальше, честнее и крепче. Если всё сделано от сердца, очень скоро вы и не вспомните, что между вами случилось.

 

Семь шагов к примирению.

Как всё же правильно извиняться? Чтобы без осадочка, чтобы заново с чистого листа, чтобы дальше без оглядки?  Вот семь правил извинений. Их не обязательно запоминать наизусть, главное, понять, как работает эта нехитрая служба спасения отношений.

  1. Извиняйся только после того, как почувствуешь сожаление. Из состояния гнева, обиды, снисхождения извинение прозвучит фальшиво. "Ну ладно, так и быть, извини" - не то. 
  2. Извиняйся безусловно. Никаких “извини, если я тебя обидел” или “извини, но ты тоже хороша”. Это не извинение, а защита с попыткой перенести вину на другого. Самое бесполезное сказать: “мне жаль, что ты так на это реагируешь.”
  3. Извиняйся прямо. Скажи, за что именно ты извиняешься, назови конкретное действие (я соврал, накричал, опоздал). Никаких сглаживаний и иносказаний типа: "за то, что случилось", “за причиненные неудобства”. 
  4. Извиняйся без оправданий. Понятно, что ты хочешь показать, что “вообще-то я не такой”, но в данном месте это не спасает тебя, но снижает чистоту признания. Доказывай, какой ты на самом деле при других обстоятельствах.
  5. Извиняйся для другого, не для себя. Если задача восстановить отношения, а не спасти лицо, представь и озвучь, что чувствовал человек, который заслужил твоих извинений. 
  6. Извиняйся с прицелом на будущее. Проговори, как ты планируешь поступить в подобной ситуации в следующий раз, чтобы ошибка не повторилась. 
  7. Попроси прощения. Это самое сложное, сказать “прости меня пожалуйста.” Просьба предоставляет нас воле другого человека, скорее всего обиженного нами. Повиснет неловкая пауза: а вдруг не простит? А вдруг будет презирать? Но именно просьбой мы показываем, что мы ищем мира, что нам этот человек важнее, чем наша правота. Перед искренней просьбой о прощении устоять почти невозможно, это козырь.

Так заведено в обществе, что извиняться мы не любим и не умеем. Но если нам важны долгосрочные, равные, мирные отношения, мы можем легко научиться приносить искренние, сердечные, исцеляющие извинения. Отношения нельзя сохранить нетронутыми, как вазу, это еще ни у кого не получалось, мы живые люди. Но крепкие отношения не те, что нельзя сломать, а те, что можно склеить. 

… А в Лиссабоне на лавочке всё сидели двое. Прошло полчаса. Птицы щебетали на фоне голубого майского неба, подкрадывался голод, из соседней кофейни потянуло свежеиспеченным паштель-де-ната. Птицы щебетали всё громче, утренняя улица оживилась, запах выпечки щекотал ноздри. Я придвинулся к ней: “Любимая, прости меня. Я сорвался не по делу. Это было жестоко. Ты наверное, сейчас в ужасе, поссориться в первый день романтического путешествия вместо того, чтобы наслаждаться прекрасным городом на двоих. Прости меня и давай начнем этот день еще раз.”

Она повернулась ко мне, её лицо вытянулось от удивления. Она ждала чего угодно, длительной осады, новой атаки, целого дня водиночку, обратных билетов назавтра, но только не извинений. Больше слов было ненужно, мы почти бегом вернулись в гостиницу, и обнявшись, упали на кровать. Через пару часов мы снова вышил в город, крепко держась за руки. И держимся уже десять лет.