Все записи
15:07  /  14.11.19

9483просмотра

Словесное насилие: ругает, значит любит?

+T -
Поделиться:

Словом можно убить, словом можно спасти
Словом можно полки за собой повести
— Вадим Шефнер

Я не избиваю свою жену. Она тоже меня ни разу не била. Мы молодцы, победили домашнее насилие, наш союз крепок навеки.

Совсем нет. Если бы всё было так просто: поднял руку - насильник - уходи, не поднял - значит любит.

Ударить можно и словом. Словом можно убить. Разница лишь в том, что рука - вот она, летит в лицо, вот след от удара. Всё понятно, видно, больно. Можно сделать фото, зафиксировать в травмпункте. А как ты сделаешь фото избитого сердца? Как зафиксируешь побои самоуважению, доверию?

Художник: Гиви Сипрошвили. Адам и Ева 

Словесное, или вербальное, насилие (verbal abuse) может быть тонким, искусным, изобретательным, почти незаметным. Но от того не менее болезненным, чем физическое, а может и более. Потому что удар наносится по тонким структурам души, которые понять и починить гораздо сложнее. Компрессом тут не поможешь, а эффект может быть долгоиграющим, потому что влияет на то, как ты видишь себя (достоинство) и мир (доверие). А значит, влияет на качество жизни.

Мы не придаем такого значения оскорблениям, издевкам, унижению и другим формам вербального насилия, как физическому абьюзу. Ну ладно, переживу, это же слово, он (она) сказал(а) не со зла, вырвалось.

И у нас в семье вырывается. У обоих. Нередко. Да так, что можем по несколько дней зализывать раны. Мужчина и женщина одинаково способны на вербальное насилие, мужчина лишь делает это более открыто, как удар, а женщина - более хитро, как яд.

Мы с женой десять лет чистим отношения. Наша цель - равенство и мир. Чистим каждый день, именно поэтому мы вместе уже десять лет и, дай бог, ещё сто десять. Мы были абсолютно уверены, что уж с насилием-то мы справились. Ничего подобного. Мы подняли коврик насилия и нашли под ним целый рой клопов и тараканов. Мы были в шоке, как много проскакивало мимо нашего внимания, при том что я коуч, а Аюна - миролюбивейший человек. А по факту - два монстра, тиранящих друг друга, почём зря (люблю сгущать краски!). Нам удалось разобраться с клопами, поэтому я хочу поделиться нашим опытом.

 

Как разглядеть вербальный абьюз.

Скорее всего, вы стали жертвой вербального абьюза, если после слов партнера вы:

  • Замечаете, что вас вдруг стало меньше. Пропадает драйв, желание что либо делать.
  • Чувствуете вину не за то, что вы сделали, а за то, кто вы есть. 
  • Стараетесь угодить и угадать реакцию партнера на свои действия.
  • Боитесь нарваться, расстроить, рассердить (“ходить по яичной скорлупе”).
  • Чувствуете желание дистанцироваться, побыть одному, собраться с силами, восстановиться.
  • Чувствуете гнев или ненависть, желание отомстить. 

Вербальный абьюз, условно, бывает в тяжелой и лёгкой форме. Я не буду разбирать здесь тяжелые формы, лишь назову их. Меня интересуют более тонкие, незаметные проявления насилия, которые подтравливают отношения понемногу, день за днем. Они опасны тем, что кажутся нормальными и часто проходят ниже радаров. Мы выросли в культуре насилия, и выработали порог терпения, поэтому лёгкие формы насилия остаются в категории неприятных, но терпимых. 

Моя мама любила меня очень, но во имя любви она могла перейти на крик, поднять на меня руку.  В детстве я облизывал губы так, что они раздувались до больших красных пельмешек. Как-то раз мама схватила меня за руку и потащила на кухню к холодильнику мазать губы горчицей, чтобы, как говориться, раз и навсегда. Горчица оказалась лишь угрозой, губы я облизывать не перестал, но случай запомнил навсегда. Пишу сейчас и сжимаюсь в паху.

Мама хотела, чтобы мои губы не трескались на морозе, чтобы я был здоровым. Мама любила меня, и, возможно, не видела в том насилия. Но она оставила мне подарок: я привык к женской агрессии. Ругань женщины стала для меня не то чтобы нормой, скорее фоном. Неприятно, но так устроена жизнь. Как пятно плесени на потолке.

Я вырос и стал невольно притягивать женщин, которые кричат на меня. Неприятно, но так устроена жизнь. Наверное, есть за что. Наверное, это тоже любовь.

До тех пор, пока не решил убрать насилие из своей жизни. До тех пор, пока не выбрал мир в отношениях, абсолютный, полный, мир высшей пробы. Тогда только я понял: больше ни одна женщина не повысит на меня голос, не унизит, не упрекнет. Ругань женщин, как и побои мужчин, нельзя терпеть, нельзя объяснять. Мужчина должен так же чутко как и женщина искать, называть и останавливать насилие в своей жизни.

 

Тяжелые формы вербального насилия.

  • Оскорбление (ты тварь, ты тупой(ая), ты как твоя мать/твой отец, ненавижу) 
  • Угроза (гори в аду, чтоб ты сдох(ла), в следующий раз убью/ударю)
  • Манипуляция (заберу детей/ты никто без меня/оставлю без денег/дома)

Здесь всё на виду, как при физическом насилии, и ответ один: выходить из отношений. Не надообъяснять насильнику его неправоту и защищаться, закрываться, уходить в оборону, проявлять пассивную агрессию в ответ, ждать, что всё наладится. Только называть насилие по имени и выходить из отношений, несмотря ни на какие смягчающие (так-то он(а) душка) или отягчающие (дети, деньги, годы, дом). И если жертва выбирает оставаться в таких отношениях, значит ей это зачем-то нужно, и здесь уже надо говорить о расстройстве личности и помощи специалиста.

 

"Лёгкие" формы вербального насилия.

С более лёгкими формами насилия можно справиться совместно, если оба того хотят. Мы в семье допускаем вербальное насилие, не желая друг другу зла, оставаясь в любви и твердом намерении продолжать отношения. Тем не менее, мы делаем другу друг больно из-за невежества и неосознанности. Вот как поступили мы:

1. Осознали себя жертвами абьюза (смотри выше “как разглядеть вербальный абьюз).

2. Подошли к краю: так больше нельзя. Это неприемлемо. Что-то не так. Не буду терпеть. Стоп, машина. 

3. Шагнули за край: сели вместе, поделились, кто и когда чувствовал себя жертвой. Начал один, но оказалось, что жертв две и насильника два.

4. Открыли статьи психологов и прошли по всем формам насилия, применяя на себя. Тяжелые формы (смотри выше) к нам не относятся (слава богу!), мы выдохнули, но потом прочитали легкие формы и нашли там много интересного.

Условно “лёгкие” формы вербального насилия:

  • Унижение, обесценивание (не знаю, что ты там себе надумал(а), это всего лишь твоя проекция, это твоя проблема, ты чо?, вкусные блины - почти как у моей мамы)
  • Виктимблейминг (victim blaming): перекладывание вины на жертву (ты сам(а) виновата! ты первый(ая) начала, ты меня спровоцировал(а))
  • Упреки, обвинения, подколки, зуботычины (ты опять не помыл(а) посуду, ты мог(ла) бы одеться еще более непривлекательно, что у тебя на голове? вот у Ивановых какой хороший муж/жена/дети/машина/отпуск, можно хоть иногда наводить тут порядок?)
  • Пассивная агрессия: отмалчивание, немногословие, бурчание, ворчание, игнор 
  • Ругань, повышение голоса

5. Развесили по стенам стикеры с насилием, которое наблюдаем в семье (мы нашли все формы легкого насилия, эх), и договорились отслеживать и называть при обнаружении.

6.Пообещали, что насильник будет брать ответственность безусловно и без промедления. Насильник также будет приносить извинения без условий и без промедления (как правильно извиняться).

7. В случае повторяющейся проблемы, насильник обещает копнуть в корень своего поведения, вплоть до обращения к психологу.

Вербальное насилие есть, даже когда уверен, что его нет. Насилие - имя нашей культуры, оно для нас, как вода для рыбы. Чтобы водой для нас стали мир и любовь, нам придется находить, называть и останавливать насилие даже в самых легких незаметных формах. Начинает жертва, которая отказывается быть жертвой. Не будет жертвы - не будет и насильника. И так каждый день. Это работа, это игра.

Но какая приятная игра. В нашей семье место насилия теперь занимает нежность, какая-то новая, сладчайшая нежность. Доверие всё глубже, страха меньше. И возвращается сила. Ты знаешь: тыл в порядке, границы в безопасности, сзади никто не пырнет ножичком, не подсыпет яд в чай, а значит, можно смелее идти вперед и вверх, смелее жить. Качество жизни меняется.

Слово может стать оружием, а может - теплым объятием, нежным касанием, мягким одеялом. В мире без насилия.