Все записи
20:45  /  15.09.16

1192просмотра

Довид и Сарра

+T -
Поделиться:

Рами Крупник

 

В диалоге с Рами Крупником у нас случайно всплыло имя русско-еврейского поэта Довида Кнута (Дувида Мееровича Фиксмана). Поскольку это почти забытая в русской культурной среде персона, мне захотелось сказать о нем всего несколько слов, а заодно помянуть одну из его жен – героическую Ариадну Скрябину, дочь великого русского композитора.

Самое большее – и лучшее, - что я могу сказать о поэте Кнуте, это процитировать его стихи. Почти наугад:

 

Я не умру. И разве может быть,

Чтоб - без меня - в ликующем пространстве

Земля чертила огненную нить

Бессмысленного, радостного странствия.

 

Не может быть, чтоб - без меня - земля,

Катясь в мирах, цвела и отцветала,

Чтоб без меня шумели тополя,

Чтоб снег кружился, а меня - не стало!

 

Не может быть. Я утверждаю: нет.

Я буду жить, тугой, упрямолобый,

И в страшный час, в опустошенном сне,

Я оттолкну руками крышку гроба.

 

Я оттолкну и крикну: не хочу!

Мне надо этой радости незрячей!

Мне с милою гулять - плечом к плечу!

Мне надо солнце словом обозначить!..

 

Нет, в душный ящик вам не уложить

Отвергнувшего тлен, судьбу и сроки.

Я жить хочу, и буду жить и жить,

И в пустоте копить пустые строки.

 

Родился  Довид в Молдавии, там же впервые опубликовал стихи, затем, переехав в Париж, стал заметным участником русских литературных кружков, издал несколько стихотворных книг. В 1937 году посетил Палестину и был чрезвычайно впечатлен путешествием. Участвовал во французском сопротивлении. Был одним из организаторов партизанского движения на юге Франции. В 1947 году переехал в Израиль, некоторое время жил в кибуце. После продолжительного молчания попытался писать стихи на иврите.

Это просто краткая справка о недолгой (55 лет) жизни, полной бесчисленных, иногда тяжело переживаемых событий.

Одной из жен Кнута была Ариадна Скрябина, музыкант, поэтесса, женщина неуемного нрава, как и ее старшая приятельница Марина Цветаева, «ни в чем не знавшая меры». Когда в 1940 году германские войска вошли в Германию, православная Ариадна обратилась в иудаизм (со всеми формальностями – через гиур).. Как сказала Зинаида Гиппиус: «приняла жидовство», и стала назывться  Саррой Фиксман. Она занялась тем, что спасала жизни еврейских беженцев, переправляя их в Швейцарию. Незадолго до входа во Францию де Голля Сарра была раскрыта вишистами и погибла, так и не увидев Палестины, земли, о которой она мечтала.

Кнут говорил, что, если бы в Израиле узнали, сколько сделала эта русская женщина для спасения европейских евреев, ее именем называли бы улицы крупных городов. Кажется, и поныне имеют об этом слабое представление.