Все записи
16:11  /  23.02.13

7320просмотров

Список злодеяний. Люди или ангелы? Обращение к читателям

+T -
Поделиться:

 

Коробка из-под монпансье

 

Снимок, найденный в Сети

 

          Когда распался мой первый брак, я, по впечатлениям друзей, словно бы ходил со вспоротым брюхом. Я не мог привыкнуть к тому, что отныне лишен ежедневного общения с сыном, которому исполнилось в это время восемь лет и в котором с момента его рождения сосредоточилась вся моя жизнь.

          Сын тоже тяжело переживал крушение семьи и стал устраивать родителям испытания и проверки. В ситуациях, спровоцированных Юрой, подвергающийся проверке родитель имел возможность выказать как благородство, так и низменность характера. Как уж он там потом разбирался в результатах своих тестов, не знает никто, но в случае, если испытуемый вел себя не так, как мальчик предсказывал, он огорчался – вне зависимости от того, вышел ли родитель из воды чистым или нет.

          Справиться с этим было, конечно, нелегко и, вероятно, и папа и мама давали время от времени промашку.

          Вспоминаю одно лето, которое мы поделили на две части: в первой его половине я проводил свой отпуск с Юрой, а вторая половина принадлежала Люсе. Мы поехали в Апшуциемс, место, которое Юра очень любил и куда ездил с большой охотой. В тот год Юра сильно скрытничал, ничего мне не рассказывал, глядел на меня чаще всего с вызовом и едва выносил мою опеку и заботу. Иногда что-то записывал на обрывках бумаги и складывал записки в жестяную коробку из-под леденцов. С коробкой этой не расставался. Я полагал, что он ведет что-то вроде робинзонского дневника, и не допытывался, что он там пишет.

           Прошло много лет. Юра сумел выяснить обо всех все, что он хотел знать. Не представляю себе, что было бы со мной, если бы он не захотел стать моим другом. Уже имея своих детей, Юра спросил меня однажды:

           - Помнишь коробку из-под леденцов, с которой я носился в Апшуциемсе?

          - Конечно, помню.

          - Я закопал ее где-то в лесу, а потом не смог отыскать место, где я схоронил ее. Так она там и лежит.

          - А что в ней было?

          - Папа, прости меня, пожалуйста, прости за то лето. Я записывал тогда на отдельные бумажки все, что ты сделал, с моей тогдашней точки зрения, неподобающее.

 

          Так! Значит, это был список здодеяний! Моих злодеяний!

 

          Нашедшего в латвийских лесах коробку из-под леденцов советского периода прошу хотя бы ознакомить меня с содержанием записей, вложенных в жестянку.

 

          Спасибо.

 

          И простите все, перед кем виноват.

 

 

О людях и ангелах

           Мне, конечно, хотелось бы дознаться, каким виделся я своему сыну в те моменты, когда я представлялся ему, если не носителем зла, то его исполнителем. Но я ведь для этой книги, как, надеюсь, уже давно ясно, отказался от психологических этюдов в пользу эскизов сюжетного свойства. Оказалось однако, что и в простейшей фабуле проступают характеры. Der Mann ohne Eigenschaften, человек без свойств, - на поверку резко своеобычен.

 Мне как-то попалась на глаза затейливо-изысканная фраза Дональда Бартельми:

«Любопытное обстоятельство: когда пишешь об ангелах, сплошь и рядом оказывается, что пишешь о людях».

 Я вспоминаю, что, когда сыну моему было лет пять, он дружил с соседской девочкой. Они часто ходили друг к другу в гости, и Юра бывал свидетелем разговоров, какие в нашем доме не велись: семья девочки была демонстративно-христианской. Однажды и я подслушал такой разговор сына с его возлюбленной:

 - Говорят, что ангелов никто не видел. Но раз о них говорят, значит они есть. Но, если они есть, значит их все-таки можно видеть, но ничем!

 Детям  самим понравилась эта формулировка, и Юра тотчас вышел из детской, чтобы объявить об их выводе:

 - Папа, ангелов можно видеть, но ничем!

 

Он счастливо смеялся, потому что ему это стало понятно, как дважды два (впрочем, дважды два ему еще не было в это время понятно).

 Не знаю, о ком я хотел написать больше – о людях или ангелах. Получилось, что о тех и других.

 

 

Здесь кончается книга "...и другие рассказы". Далее следует обращение к читателям. 

Уважаемые господа!

Или лучше так: дорогие друзья читатели!

 

            Потому что, если читающий не перестал любопытствовать и не бросил чтение на середине текста да еще и вернулся, чтобы посмотреть, куда дальше занесет автора, - это друг. Таких друзей я приобрел в результате размещения в своем блоге книги «... и другие рассказы».

Книга нарочито не затрагивала тех сюжетов, которые, судя по всему, более всего беспокоят и интересуют завсегдатаев «Сноба». Кроме того, небольшие куски книги часто невольно выступали своего рода «обманками», создавая впечатление, что сегодняшняя выкладка – это независимый от других отрывков текст. Между тем мне очень хотелось бы, чтобы кто-нибудь из читателей разглядел некое единство в этих, по-видимости, разрозненных записях.

Я очень надеюсь, что нашлись и такие благородные друзья, которые прочли книгу целиком. От них я бы стал ждать суждений о композиции, выдержанности интонации, о замысле и об его исполнении. Я с благодарностью приму любые высказывания, пусть и самого критического свойства.

Единственное, о чем я прошу посетителей блога, это воздержаться от скоропалительного выражения пакостей, в чей бы адрес они ни направлялись. Словесная пакость, даже хлестко сформулированная и даже исходящая от единомышленника, немедленно разведет нас в разные стороны.

Злободневность лишь случайно просачивалась на мои страницы, но это не означает, что в книге ничего не говорится о нравственности, о достоинстве, и главное – о свободе.

Я думаю, что свобода – это не то, что следует отвоевать у властей (зависеть от царя, зависеть от народа – не все ли нам равно?), хотя, разумеется, гражданские свободы – великая и комфортная вещь, за них можно и повоевать. Я говорю о той свободе, которая дана человеку от рождения и которой он – увы! – каждый день поступается перед самим собой, в том числе и отправляясь «на бой за свободу» с теми временными союзниками, которым он в иные времена и руки не протянет.

 

Настоящий текст не является частью книги и обращен исключительно к тем, кто заглядывает на страницы «Сноба».

 

Свою задачу я считаю выполненной, но, поскольку срок, определенный моему присутствию в проекте, истекает лишь в мае, я, вероятно, еще объявлюсь на этих страницах.

 

Жду отзывов, оценок, пожеланий

 

Всецело ваш

 

Виктор Бейлис

Комментировать Всего 51 комментарий

В исламской традиции дитя считается ангелом. Это первя мысль, пришедшая по чтению Вашего текста. Наверное, воспоследуют и другие))

Спасибо, Андрей, я с особым вниманием отношусь к Вашим комментариям

По-моему и в православии так считается. До какого-то определенного возраста.

До момента, когда к ангелу подселяется бесенок. Традиция-то единая, авраамическая.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Я думаю, тут все сугубо индивидуально. У кого вообще не появляется, но я тут знаком с одной особой, к которой он подселился едва не во младенчестве. Только что особа заявила, что чистить зубы сегодня она не со-би-ра-ет-ся!

Эту реплику поддерживают: Михаил Данилюк

Ну и когда же появляется бесенок?

Как-только перестает воспринимать любую информацию от взрослого с покорностью, как-только отведает с "древа познания", как-только перестает "слушать, раскрыв рот"...

Вспомните в религиях чем объясняется "ангельность" реенка... "Раскрытым ртом", готовность воспринимать чушь любого проповедника как истину.

Согласна Павел. Только вот по поводу "раскрытого рта" есть сомнения. В религиозной литературе не встречала.

Если отбросить символичность понятия этого выражения, то   в народе принято считать, что это признак ненормальности ребенка. И в реальности такие дети очень редко встречаются.

В религиозной литературе не встречала.

Это в самых различных религиях есть от дзена до христианства. Воспевается детское восприятие как открытое...

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

А Вам не кажется, что иногда ангелы являются в образе людей? Поживут где-то рядом, а потом, когда человек становится сильнее, потихоньку исчезают. Не совсем исчезают, а всего лишь становятся невидимыми и ощутимыми в трудные минуты, ну и в минуты радости тоже.

Где можно найти Вашу книгу, Виктор, и как она называется?

Татьяна, спасибо, что откликнулись. Мне нравятся Ваши спокойные и добрые записи. На самом деле я очень мало знаю об ангелах, разве что иногда мне счастливилось находить их среди людей, и вот люди-то меня интересовали больше. Книга "...и другие рассказы" не выходила отдельным изданием, но она вся целиком расположена здесь, в моем блоге. Начиная с мая 2012. Спасибо

Я почитаю, а потом расскажу Вам о своих впечатлениях:-)

Добрый вечер, Виктор. А может, записи, что были в коробке из-под леденцов советского периода, дали волшебные всходы. И из них выросли эти рассказы..

Спасибо, Мария. Но из тех записей, что сын прятал в коробочку, скорее всего выросли рассказы Юры Окамото (см. в Снобе)

Вам лучше знать..  ))  Я имела ввиду что он "похоронил" ваши "грехи", и облегченный, вы смогли посвятить себя творчеству.

Увы, мои грехи я и сам похоронить не сумею, но, с другой стороны, что за литератор без греха, так что в какой-то степени Вы и правы

Виктор, с огромным интересом и удовольствием читала Ваши ".. и другие рассказы", с нетерпением ждала новых глав и не сомневалась, что это готовящееся к изданию произведение. Обязательно издавайте! 

Перечитаю еще раз целиком и если что начитаю - напишу. 

Спасибо Вам.

Спасибо, Алия, буду ждать Ваших записей. А издание не от меня зависит. Уехав из Москвы, я растерял значительную часть знакомых издателей, а со стороны трудно по нынешним коммерческим временам что-либо устроить. Да и не умею я этим заниматься.

Юру  интересно читать. И Вас интересно читать.  Но совсем по-разному! То есть он пошел в Вас, но отдельная твердая личность.

Больше по делу сказать нечего :-)

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса, Лариса Новицкая

Лучшего обо мне как об отце и сказать нельзя, этого я и добивался.

Впрочем, Юра, кажется, лучше отец, чем был я

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

:-) Я очень собой довольна, что угадала правильный ответ! :-)))

Какой приз? :-)))))))))

Я бы мог сказать: ликер Бейлис, но лучше приезжайте и выпьем водки

Ох... Я - позор нации в этом вопросе - пить не умею и не люблю! :-)

Лена, да я позор всех наций, к которым имею отношение. Вот никак  и ничем не могу зазвать в гости всеобщую любимицу "Сноба" и чувствую,как все с неодобрением следят за моими тщетными усилиями. А счастье, как говорил нелюбимый Вами Пушкин, было так возможно, так близко.

Разве я где-то не любила Пушкина? Я только не любила Толстого, Некрасова и Островского!

Виктор! У меня такое ощущение, как было в детстве, когда хорошую книжку дочитываешь. Сожаление. Текстов нынче много, а настоящей литературы - мало, как, наверное, и во все времена. По интонации, по настроению чем-то мне Ваша книга напомнила Ганса Фалладу - "У нас дома в далекие времена". И даже произвела решительный воспитательный эффект: если утром, до прочтения, еще и закрадывалась мыслишка  провести Nachmittag в "Ротербаре", то после этой коробки монпансье она была отринута в пользу катания на санках с Ротерберг. Мы только вернулись - облепленные снегом, краснощекие - и если где-то и ведется список моих злодеяний, то, надеюсь, сегодня он не пополнился.

...А вот и пополнился! Тут рев на извечную тему "Я-не-ха-чу-спать!!!"

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса

Спасибо, Андрей, такой отзыв дорогого стоит. А выбор вечера был верным. Честное слово, красные щеки детей, облепленных снегом, самое лучшее, что только можно представить. 

Эту реплику поддерживают: Андрей Шухов, Алия Гайса

Не знаю, как у других, а вот меня частенько коробит от некоторых автобиографических текстов, и я стараюсь вообще никак не высказываться "по поводу", если только это не что-то совершенно вопиющее, когда просто не можешь пройти мимо. Всегда ставлю себя на место пишущего - жалею, боюсь ранить и обломать на корню, возможно, искреннего и просто еще неумелого человека.

Ваши рассказы о своей жизни, Виктор, я читаю совершенно расслабленно, проникаясь и участвуя, зная уже и предвкушая, что меня ждет погружение в тот мир, который мне близок, и который, к сожалению, потихоньку исчезает...

Спасибо Вам, Лариса, я, разумеется, избегал всего сугубо личного, унаследовав от родителей повышенную застенчивость и стыдливость, а также превыше всего ставящего тайну личной жизни. Я говорил лишь о том, что, на мой взгляд, имело некий общий интерес, и сам с любопытством наблюдал, как из описания, в сущности, бытового анекдота вырастает и что-то жизненно важное, бытийственное

Ваша тайна - пускай и останется тайной... )))

Это МОИ тайные моменты  -  лучшие! полузабытые!  -  почему-то обнаруживаются и напоминают о себе...

Выскажу частное мнение, не продуманное и не взвешенное.

Хвплить тексты не буду, не нравилось бы - не читал бы.

мне кпжется, порядок расскзов в книге не имеет значения, более того, структурировпть их каким-либо образом (по темам, эмоциям и пр) не стоит.

мне нравится Ваш стиль, он как... Как выхватывание лучом фонарика отдельных уголков темной комнаты, детской, столовой...

или как каледоскоп

или как расбросанные ростки пророщенной сои (по гипермаркету или огороду)

и название книги подталкивает к такому подходу

с удовольтвием куплю Вашу книгу, держите в курсе - когда и где выйдет

с почтением...

Спасибо, Алексей, я помню, что Вы первый включили меня в круг чтения, и не скрою, что ждал Вашего отзыва. Получив его сегодня, я стану им гордиться

Виктор, если серьезно

я в последнее время общаюсь с очень разными людьми. Очень небогатыми и очень талантливыми художниками, католическими музыкантами, музыкантами-безбожниками наркоманами и алкаголиками, искренне верующим тихим и спокойным православным водителем, сильно православным бандитом, окончившим мехмат МГУ с красным дипломом, очень больными людьми, прекрасными носителями русского языка, от татар до евреев и пр.

гордость знакомства с ними - это не тот термин, что подходит. И отзывы их обо мне - тоже.

Вы делаете отличную оаботу, публикуя здесь свои рассказы и собираясь их издавать. Скорее всего, Вы удовлетворяете еще и каких-то своих тараканов. Это здорово, что сытые внутренние тараканы и довольные читатели оказались вместе, благодарямВам.

отличный слог, точные зарисовки, что еще нужно?

передохните лучше и еще что-нибудь напишите. Либретто, скажем. А Генина попросим музыку сложить. Почему нет? :)

Алексей, узнав о завидном круге Вашего общения, я все-таки остаюсь при своей гордости, но теперь еще буду называть ее законной. А писать я, конечно же, не перестану, хотя девиз "ни дня без строчки" - не для меня

Эту реплику поддерживают: Алексей Насретдинов

Виктор, я прочитала Ваши рассказы.

Удивительное ощущение покоя. И доверия. Как в детстве после чтения рассказов Гайдара.

Это надо издавать, потому что в Ваших рассказах - уроки доброты, честности и уроки воспитания. И особенно, как мне кажется, такие книги очень актуальны сегодня. Когда люди за материальным благополучием перестают видеть живое общение с детьми.

Успехов Вам! И я рада, что открыла для себя общение с еще одним удивительным человеком.

Эту реплику поддерживают: Алексей Насретдинов

Спасибо за добрые, как всегда у Вас, слова. Мне кажется, Вы поняли, какую именно атмосферу я пытался создать своей книгой. Понимание - великая ... и трогательная вещь 

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Дорогой Виктор, я не оставляла Вам раньше комментарии, но всегда с наслаждением читала Ваш блог!

Буду рада публикации Вашей книги!

Эту реплику поддерживают: Алексей Насретдинов

Спасибо, Люси, мне хотелось, чтобы Вы откликнулись, - и Вы откликнулись!

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

Спасибо, Люси, мне хотелось, чтобы Вы откликнулись..

Неужели, Виктор, Вы заметили  мои непритязательные блоги (или необдуманные комментарии:))))?

Дождаться Вашего комментария все равно, что добиться у дамы разрешения поцеловать ей руку. Вы позволите?

Эту реплику поддерживают: Алексей Насретдинов, Lucy Williams

Виктор, Вы слишком добры...:)))

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса

Виктор, все воскресенье я с огромным удовольствием выполняла данное Вам слово перечитать полность Ваши "... и другие рассказы" и единственное, что я "начитала" - жаль, что так мало ".. и других рассказов", и жаль, что они кончились. 

В удивительно уютный, родной и теплый мир попадаешь в Ваших рассказах. А еще, спасибо Вам огромное, за то, что себя, как родителя, начинаешь оценивать после прочтения, и внимательнее к разговорам своих детей начинаешь прислушиваться! А уж список злодеяний... :-) даже если моим детям и не придет в голову его вести, боюсь, я теперь буду свои поступки (и бездейстие!!) сама оценивать, попали бы они в этот список или нет!!!

Надо издать, с удовольствием приобрету, поставлю у себя на полку и регулярно с нее буду доставать Вашу книгу. И надеяться на новые книги!

Алия, Вы, как никто другой, в состоянии принести автору радость, что сделали и на этот раз

Мне остатеся только процитировать Люси: "Виктор, вы слишком добры!"

:-)

Виктор, у Вас и у Юры - замечательные светлые рассказы.  Всегда с удовольствием их читаю. 

Ваши  "неподобающие" с точки зрения сына поступки на нем отразились только положительно, так что Вам есть чем гордиться - и сыном , и  творчеством.

Из вашего совместного творчества можно было бы сделать очень интересный кинематографический сценарий.  Так хочется чего-то чистого, доброго...

Успехов Вам!

Спасибо, Фания. Когда причиняешь человеку боль или печаль, конечно, спасительно думать, что и это пойдет ему впрок. Но люди так или иначе сталкиваются в жизни с неприятностями, поэтому мучаешься тем, что и ты стал причиной каких-либо горестей для другого. Что же касается наших с Юрой опусов, то мы, по счастью, такие разные, что вряд ли годимся в соавторы. Я, конечно, горжусь его достижениями и прогрессом, он со мной более суров