Сегодня в Международном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ) начал выступление с обоснованием своей защиты экс-президент Республики Сербской (автономия в составе Боснии и Герцеговины) Радован Караджич.

Напомним, его обвиняют в преступлении против человечности, нарушении законов и обычаев ведения войны и геноциде в ходе гражданско-религиозной войны 1992–1995 гг.

Защиту свою Караджич, который защищается на процессе сам, начал с неожиданного, на первый взгляд, хода — предложил вручить ему награду за миротворчество в ходе конфликта. Однако для тех, кто знает политическую подоплеку последних балканских войн, заявления Караджича о том, что он прилагал усилия для остановки конфликта, не кажутся чем-то новым.

Достаточно вспомнить, что именно Караджич поддержал в мае 1992 года, еще до начала полномасштабных боевых действий, т. н. план Кутильеро по мирному «разводу» трех проживающих в Боснии народов: сербов, хорватов и мусульман-бошняков. Однако только его подписи под идеей разделения БиГ на три этнических кантона оказалось недостаточно — лидер бошняков Алия Изетбегович, после ряда консультаций с иностранными дипломатами, от идеи мирного развода отказался. Тогдашний посол США в СФРЮ Уоррен Циммерман позже в мемуарах вспоминал, что основным аргументом для Изетбеговича стали его слова о том, что «военным путем боснийские мусульмане могут получить большую часть территории страны». Этого, правда, так и не произошло: сейчас мусульманская община БиГ контролирует не более 30% территории этой страны.

Можно вспомнить и попытки Караджича убедить армию и парламент Республики Сербской принять мирный план Венса — Оуэна в мае 1993 года, который тогдашний лидер боснийских сербов успел даже подписать на афинском аэродроме. Однако депутаты и генералы остались глухи к его просьбам — решение о плане было вынесено на референдум, где было отвергнуто.

Разумеется, Караджич, как один из лидеров одной из сторон в гражданской войне, несет ответственность за гибель тысяч людей. Уверен, что, если бы не МТБЮ и давление, которое он оказывал на сербов, соотечественники сами бы припомнили Караджичу и торговлю оружием, которой занимались люди из его ближайшего окружения, и его фантастические проигрыши в белградских казино во время войны, и странную, мягко говоря, логику принятия политических и военных решений. Однако одно можно утверждать точно: на скамье подсудимых рядом с Караджичем должны были сидеть и лидер мусульман Боснии Алия Изетбегович, по его собственным словам, «пожертвовавший миром ради свободы», и первый президент Хорватии Франьо Туджман, гордившийся тем, что его жена не сербка и не еврейка, и еще многие и многие политики, подогревавшие кровавый балканский котел со всех трех сторон.