Все записи
22:50  /  10.08.12

640просмотров

Что делать?

+T -
Поделиться:

   

Не знаю, с чего начать. Я, честно признаться, не знаю, должно ли по законам жанра начало истории захватывать или же ему полагается быть лишь в меру перченым, чтобы взять на крючок наиболее пытливых. Но впрочем, в данном случае и неважно, потому что с чего начать я все равно не знаю. Моя история и не из разряда "мне есть что сказать" и не из разряда "не могу молчать" - я и молчать могу, да и сказать многие могут куда больше. И не из разряда "на злобу дня". Умер человек. Не мой близкий. Отец моего друга. И нет, я не буду сейчас в высоких эпитетах говорить о том, какой мелочной кажется жизнь с ее бытовыми проблемами, когда такое случается. Нет. Это, строго сказать, и так понятно каждому из нас. Ненадолго, правда, но так уж мы устроены - не учимся мы - ни на чужих, ни на своих. Но я не о том. Я вообще-то за советом. Что делать? Что говорить? И надо ли?

Да, мне доводилось терять очень близких - не будем об этом. И я знаю, что не помогает ничего. Звонки, слова и уговоры. Все это претит и встает поперек горла: да что они понимают! Но вот что странно: испытав такое на себе, ты не становишься, как это положено, опытнее - и ты по-прежнему не понимаешь, как помочь другому. А парадокс-то вот каков: себя же можешь утешать, как душе угодно. Над собой ты вправе ставить эксперименты. Себе ты волен сказать, мол, так лучше. Так должно было быть. И за неимением других объяснений ты, быть может, единственный в жизни раз готов согласиться с этим выводом - доводы всегда найдутся. С собой проще. Но попробуй, скажи другому, что тот, кого он оплакивает, пошел по лучшему для себя пути. Что так должно было произойти. Попробуй доводы отыскать. Нет, не чувствую я за собой морального права произносить такие вещи. Вот и сводится все к "держись" и "я с тобой". Ты-то с ним, но только вот не знаешь даже, позвонить или нет, - а впрочем, ничего не знаешь. И так и мечешься между своим пионерским желанием помочь и не менее пионерской заботой о чужих чувствах.

Вот странно. Мы так боимся смерти: и молодящие яблоки в ход пошли, и иголки пригодились. Но в своей боязни мы до сих пор так и не знаем, как вести себя после. Это как в американских фильмах: весь сюжет стремится к свадьбе и органично, казалось бы, заканчивается ею же - будто, после свадьбы нет жизни и проблем. Вот и мы так же: "до" боимся, а "после" - не знаем. Что делать?

Посвящается Меружану Сергеевичу Овакимяну, любящему отцу, верному мужу, надежному другу. Вечная память.