(размышления учителя накануне выпускного вечера)

Уже совсем скоро выпускной вечер. Мои выпускники в последний раз соберутся вместе. В зале будут сидеть учителя, дети и родители самых различных национальностей, но это различие не мешало нам дружно прожить все одиннадцать школьных лет. Когда в прошлом году мне пришлось оформлять железнодорожные билеты для поездки учащихся в Калугу в музей Космонавтики, кассир пришла в замешательство. Каких только паспортов я ей не предъявила, В одном классе обучались граждане Казахстана, Эстонии, Вьетнама. А по национальности состав класса еще более пестрый: тувинец, армянка, выходцы из Узбекистана…Словом, все те, кого сейчас принято называть мигрантами.

Хотим мы того или нет, состав школьников год от года становится всё более интернациональным. Это объективный процесс. Россия всегда была мультикультурной страной. Коренные жители некоторых регионов России, хотя и владеют русским языком, между собой общаются на языке своего народа, поддерживают национальные традиции, даже переезжая на жительство в Москву и в другие регионы, где большинством является русскоязычное население. Если раньше в большинстве своем дети мигрантов изменяли имя на русский лад (Альфия становилась Алёной, Римула – Риммой, Назия – Наташей), то сейчас ситуация иная. Редко кто меняет имя, правда, иногда добавляются суффиксы и окончания, свойственные русскому языку. Например, Рано становится Раношкой, а Ануш – Анушей. Этот факт косвенно говорит о росте национального самосознания, с которым нельзя не считаться. В советское время ребенок, переезжая из одной области в другую, мог испытывать трудности в овладении русским языком, но почти никогда у него не возникало проблем с социально-культурной адаптацией. Сейчас ситуация изменилась. Нельзя закрывать глаза на то, что национальные традиции иногда кажутся, мягко говоря, странными в тех областях России, где большинство населения говорит по-русски.

Конечно, нас раздражает, когда мигранты и их дети не считаются с нашими традициями. Приведу простой пример. Одно время у нас в начальной школе училась девочка, которая приходила на занятия в хиджабе. Казалось бы, что особенного? Но каждый раз встреча с этой девочкой выбивала меня из привычной колеи. И я уверена, что не только меня. Возникают и спекуляции на национальной почве. Ребенок-двоечник может сказать, глядя в глаза учителю, что ему занижают оценки только из-за того, что он нерусский или что ему неинтересно изучать историю России, потому что это не история его народа.

Эти примеры говорят о том, что перед современной школой появилась новая, а точнее говоря, хорошо забытая старая задача: ребенок должен не только получить знания по конкретным предметам, но должен и научиться общаться, выработать образец поведения в различных ситуациях. Обучая, необходимо просвещать. «Делай, как я», - вот в идеале девиз современного учителя. Недаром русское слово «образование» изначально происходило от слова «образ». Дети всегда тянутся за тем, кому они верят, а чтобы тебе поверили, надо самому верить в то, что ты делаешь.

В современных условиях особое значение приобретает та учебно-воспитательная деятельность школьного коллектива, которая проходит после уроков. Сколько бы прекрасных слов мы ни говорили школьникам о толерантности, о конформизме, приобрести эти качества ребенок может только через личный опыт. С этой точки зрения посещение музеев, театров, выставок, выезды на природу, экскурсии в другие города необходимы как для детей мигрантов, так и для тех, кто живет в данной местности постоянно, потому что в таких поездках и походах приобретается бесценный опыт неформального общения. Посещая театр и музей, ребенок одновременно приобщается к культуре и воспринимает первичные навыки поведения в общественных местах. Он видит, как ведут себя  другие люди, приучается не только слышать, но и слушать, не только смотреть, но и видеть. Но вести такую работу учителю с каждым годом становится все труднее.

Ещё несколько лет назад в Москве во время каникул действовали сертификаты бесплатного пользования общественным транспортом для экскурсионных групп школьников, кроме того, школа могла подать заявку на бесплатный автобус. Где всё это? В этом году в зимние каникулы посещение музеев, по распоряжению мэра Москвы, было бесплатным, но экскурсионное обслуживание школьникам всё равно приходилось оплачивать. А цены во многих музеях растут с каждым годом. Не говорю уже о тех сложностях, которыми обставляется в последнее время выход на экскурсию со стороны многочисленных контролирующих организаций, каждая из которых в первую очередь заботится, как и небезызвестный «человек в футляре» Беликов, о том, «как бы чего не вышло». Конечно, городские улицы стали сейчас местом повышенной опасности. Но система запретов никогда не приводила к хорошему результату. Можно заполнить огромное количество бумаг, но безопасность этим не повысишь. Глубоко ошибаются также те, кто считает, что залог безопасности школьников – это увеличение количества уроков ОБЖ. С моей точки зрения, лучшая гарантия безопасности – повышение уровня культуры, то есть увеличение в учебном процессе доли гуманитарных дисциплин, в частности, литературы, истории. Культурный человек всегда менее агрессивен, способен к диалогу. Но все мы знаем, что число учебных часов, отведенных именно на эти уроки, неуклонно сокращается. Можно ли говорить о социальной адаптации детей мигрантов, если ограничена возможность показать школьникам лучшее в нашей культуре?

Сейчас у многих учителей возникает потребность по-новому переосмыслить и взять на вооружение лучшее из того, что было в советском образовании. Дети, остающиеся в школе после уроков, чаще всего заняты…Угадайте, чем? Ну, конечно, опять уроками. У них совсем не остается времени на так называемую общественную деятельность. А ведь в ней было немало хорошего. Например, в нашей школе раньше ежегодно проводился «Фестиваль дружбы пятнадцати республик», и каждый класс представлял какую-то республику СССР. После перестройки республики стали суверенными государствами, «Фестиваль» канул в лету, но в последние годы возродился, причем по инициативе Школьной Думы, то есть по инициативе детей. На последнем «Фестивале» были представлены различные страны, в число которых вошли и бывшие советские республики. Так дети мигрантов получили возможность рассказать со школьной сцены о своих национальных традициях, показать танцы, национальные костюмы, представить особенности кулинарии и т.д.

Другой удачной находкой, способствующей успешной адаптации детей мигрантов, стало ежегодное проведение общешкольной конференции по языкознанию. В ходе этой конференции детям различных национальностей, обучающимся в школе, предоставляется возможность сделать сообщение о своем родном языке: определить группу, к которой он принадлежит, дать краткую характеристику с точки зрения лингвистики, сопоставить свой язык с русским языком, произнести и записать несколько фраз на родном языке. Такого рода мероприятия объединяет общая цель: подчеркнуть значимость культур разных народов и показать общее в историческом прошлом и культурном наследии.

Особого упоминания заслуживает проектная деятельность. «Единство непохожих» - так назывался проект, который мои ученики когда-то представили на «Ярмарке идей на Юго-Западе». Подготовили этот проект русская девочка Вика и армянская девочка Ануш. В этом году они заканчивают школу. Девочки совместно составили викторину «От Мурманска до Владивостока» и провели ее среди учащихся средних и старших классов. В викторину наряду с вопросами из курса истории, географии, литературы входили вопросы о жизни, быте, традициях различных народов, населяющих Россию. В этом году возникла идея интересного проекта под условным названием «Языковое древо учащихся нашей школы».

Работая в интернациональном детском коллективе, нужно помнить, что среди детей мигрантов часто встречаются яркие, целеустремленные натуры, лидеры по характеру. Люди, которые решаются на переезд – это, как правило, люди с активной жизненной позицией. Их дети хорошо понимают, что образование – это путь к достижению успеха, Надо дать таким детям возможность «выплеснуть» свою энергию цивилизованным путем: со школьной сцены или выступая на школьной конференции. Уважительное отношение к их культуре, интерес к их обычаям является для таких детей сигналом: уважайте и вы культуру и традиции людей, среди которых живёте, изучайте русский язык – язык межнационального общения.Подводя итоги, можно сделать вывод: проблема адаптации детей мигрантов смыкается с общими проблемами, которые необходимо решать в образовании. В первую очередь, это повышение общей культуры, пробуждение интереса к русскому языку и литературе. Как ни странно, успешной адаптации детей больше всего способствует не введение каких-то особых образовательных программ, не создание особых школ с национальной направленностью, а повышение культуры образования в целом: культуры учителя, культуры учебника, культуры окружающей образовательной среды. Все попытки социальной адаптации детей мигрантов обречены на провал, если мы не сумеем осмыслить и применить на практике лучшее из опыта , накопленного за многие годы российской и советской педагогикой, если школа не будет культивировать интерес к нашей истории и литературе и , наконец, если учитель, вместо того чтобы заниматься детьми, будет составлять бесконечные отчёты для чиновников от образования.