Все записи
09:53  /  24.04.17

1574просмотра

Пристрастные свидетели. День Памяти Жертв Катастрофы.

+T -
Поделиться:

Все мы handmade Господа Бога...    

Это один из редких повторов текста, которые я себе здесь позволяю. Но мне снова хочется вспомнить об этих удивительных людях. Наверное, потому что Сегодня День Памяти Жертв Катастрофы. На иврите он называется "День Катастрофы и Мужества". Так и есть.                                           

Помните "беспристрастных свидетелей" Хайнлайна? Строго лицензированных профессионалов, обученных фиксировать только то, что они непосредственно видят собственными глазами, не примешивая сюда ни грана субъективных суждений. Необычайно ценное качество для суда. Редкая (фантастическая в сущности) возможность зафиксировать факт, а не переводную картинку, которые мы все храним в качестве воспоминаний.

В обычной жизни мы ценим другое. Дорогие лично нам мельчайшие детали, впечатления, ощущения, передающие цвет и объем, звуки и запахи той картинки. Ее субъективность и неповторимость.

Сегодня мне вспомнился проект, работой в котором я горжусь по сейдень. Это проект "Свидетели" музея Яд-ва-Шем (музея Катастрофы). Группа подростков должна была снимать интервью с жертвами Холокоста, чтобы сохранить их воспоминания, как свидетельство для истории. Моей задачей было подготовить пожилых людей к тому, чтобы хаотично всплывающие обрывки воспоминаний проявились и обрели более четкие очертания, и история стала связной и эмоционально окрашенной.  Тогда она становится близкой и понятной даже сегодняшним детям.

Я побаивалась этого проекта, пожилые люди не самый мой любимый контингент для работы. Но с первой встречи меня захватило поразительное ощущение "машины времени", когда вдруг в 82-летнем старичке, вчера отпраздновавшем бриллиантовую свадьбу, видишь 13-летнего мальчика, погоняющего лошадь, чтобы успеть перебраться через мост. А над мостом и над полем свистят бомбы, и самолеты пролетают так низко, что видны смеющиеся физиономии молодых немецких пилотов. 

А вместо очаровательной пожилой дамы из Горького ( язык не поворачивается назвать ее старушкой ) видишь смешную девчонку, которая наблюдает из окошка, как самолеты бомбят мост через Волгу. И спорит с такими же ,как она, малявками - попадут или не попадут, толком не понимая, что происходит.

Технология воспоминаний сложная штука, начало войны, например, некоторые из участников проекта помнили начало войны чуть ли не по минутам, гораздо лучше, чем день Победы, который был на 4 года позже. А ведь для ребенка 4 года это огромный кусок жизни.

Многие яркие воспоминания связаны с едой, что не удивительно на голодном фоне тех лет. Кусок белого хлеба с вареньем из помидоров, которым угостили эвакуированные из Эстонии - экзотика для девочки из Саратова. Треснутая банка с джемом, завернутая в газету. Этот сверток маленькому В. сунул какой-то немецкий солдат. И шестилетний ребенок долго стоял посреди двора, держа сверток в вытянутой руке. Соседи боялись подойти, думали, что там граната.

И вот уже воспоминания женщины, случайно ускользнувшей из минского гетто, переплетаются у меня с рассказами моей бабушки о том, как прабабушка Берта и прадед Исаак бежали в последний момент из родного

 Калининдорфа на Украине, не поверив в то, что "немцы интеллигентная нация". Почти две тысячи тех, кто поверил, увы лежат в братской могиле.

Обрывки чужих воспоминаний, словно ворох фотографий с незнакомыми лицами, фигурами в одежде по моде военных лет. Чужие слезы и смех, словно осколки цветных стеклышек в калейдоскопе, словно конфетти на асфальте... 

Жутковатое ощущение хрупкости бытия. Почти каждую встречу кто-то из ветеранов не приходит... Еще пару вздохов вечности и нас тоже смоет, как те самые конфетти после карнавала...

A-Z Psychotherapy | Promote Your Page Too