Все записи
МОЙ ВЫБОР 15:00  /  22.10.17

7300просмотров

Есть ли разница между психологом и проституткой?

+T -
Поделиться:

Вечный вопрос: "За что клиент платит психологу?" Вот когда я была врачом, такой вопрос как-то не вставал вообще и даже не потому, что я работала в центральной детской больнице, а не частно.  Просто если я диагностирую диабет или острый лимфобластный лейкоз, ценность этого действия очевидна и почти материальна. О хирургии, в которую я намеревалась пойти поначалу, даже и не говорю.

А психотерапевт? Все смутно и неочевидно. Да, жизнь моих клиентов улучшается. Есть статистика. Мои встречи стоят столько, сколько они стоят, не только потому, что я долго училась, у меня есть много дипломов и практических навыков, и я умею красиво складывать буквы. Но еще и потому, что есть немало живых людей, которым я помогла. Вылезти из депрессии, найти мужа (жену), стать спокойнее, найти свой личный смысл, перестать кричать на близких по три раза в день, побороть страх... Правда, руками это все равно не потрогаешь. И вопрос "За что я плачу?" возникает у каждого из моих клиентов. Я много разговариваю об этом с коллегами и читаю об этом на трех доступных мне языках. И вот вам еще один ответ от израильского психолога Амалии Розенблюм. 

Вы простите за резкость, но ходить к психологу все равно, что к проститутке, - сказала мне Лилах, женщина 35 лет после тренировки по кросс-фиту. Я попросила ее пропустить меня первой в душ, так как боялась опоздать к своему психологу. Лилах попыталась смягчить свои слова: "Я перестала ходить к терапевту, когда в конце концов поняла, что для нее наши отношения просто функция денег. И если я перестану платить, ей будет просто наплевать на меня".  

По дороге к своему психологу (да-да, психологи тоже ходят к психологам, *прим. переводчика) я долго думала об этом. Опасения, что деньги превращают отношения с терапевтом в "ненастоящие" встречаются очень часто. Но как человек, знакомый с большим количеством психологов и еще большим количеством проституток, должна сказать, что кроме того, что проститутки между делом предоставляют клиентам еще и услуги "психолога", никакого сходства между этими профессионалами нет. Вместе с тем, слова Лилах ощущалась сильная боль. Так что, несмотря на всю их вульгарность, я почувствовала, что она заслуживает ответа.

За что же мы платим во время терапии? Если совсем просто, то мы платим за знания, которые есть у нашего терапевта и за его время. В этом смысле психотерапия стоит денег так же, как и лечение зубов. Каким бы приятным собеседником я ни была и сколько бы лет ни пользовалась зубной нитью, стоматолог, которого я знаю 17 лет и который несомненно меня очень любит, вряд ли когда нибудь перестанет брать у меня деньги за лечение.

Мы платим не за любовь и заботу, которые терапевт к нам испытывает. Я люблю многих своих клиентов. Честно. Я думаю о них не только на работе. Я читаю книгу и нахожу цитаты, которые бы могли их заинтересовать, когда у моих клиентов проблемы, мне грустно. Когда моя клиентка влюбляется, меня это трогает. И если кто-то разбивает ей сердце, мне тоже хочется разбить ему что-нибудь в ответ.

Но это совсем другая любовь. Это любовь, которая все время помнит о потенциале роста клиента, которая верит в то, что клиент главный специалист по своей жизни, которая видит внутри него ранимого ребенка, понимает, что все его "колючки" это чаще всего защиты и знает, что он всего лишь пытается выжить. Можно купить мое время и даже мои советы, но невозможно купить мою любовь. И я верю, что большинство мужчин и женщин, с которыми мне выпало счастье познакомиться в моей клинике, понимают это.

Впрочем, это далеко не все, что можно сказать о деньгах и психотерапии. Например, правда ли, что оплата освобождает клиентов от ответственности за душевное здоровье терапевта (проще говоря, можно ли за свои деньгине думать о терапевте, как о человеке. *прим. переводчика)?  Но как терапевт, который 30 лет работает в ЭФТ (Эмоционально Фокусированная Терапия) и занимается исследованиями в области коммуникации, скажу: когда в терапии возникает такой вопрос, это не столько  говорит о каких-то особенностях терапевта, сколько о сложностях клиента с получением любви.

Психолог Диана Фоше, основатель Краткосрочной Экспериментальной Динамической терапии считает, что центральным в этой терапии является способность к эмпатии. Способность терапевта к эмпатии ключевая для этого метода и для других, основанных на связи терапевта и клиента (интересно, какая терапия не основана? *прим. переводчика).

Кстати, Фоше объясняет, что способность к эмпатии и эмоциональной близости результат нейрофизиологических процессов связанных с общими механизмами восприятия, мышления и эмоций. Например, в основе лежит наша способность воспринимать и адекватно анализировать эмоции окружающего мира. Правильная оценка этих эмоций залог душевного здоровья. У некоторых клиентов, как у Лилах, эта способность нарушена. Они чувствуют угрозу, когда им приходится признать, что окружающие на них влияют. Как терапевт я предполагаю, что какие-то тяжелые переживания в детстве привели к тому, что Лилах разучилась распознавать чужую эмпатию. Она подавила свою способность чувствовать любовь, направленную к ней, и наслаждаться ей, чтобы защитить себя от боли, которую, видимо, не раз причиняли ей любящие люди.

Иными словами, я понятия не имею, что случилось у Лилах во время терапии. Возможно, ей действительно попался циничный психолог, или, может, он ее не любил. Но, по моему опыту, встречается гораздо больше клиентов, которые не в состоянии принимать эмпатию, чем терапевтов, которые не в состоянии ее дать.

Я пила кофе перед дверью своего психолога и думала о Лилах. Я больше не обижалась. Мне стало понятно, что ее ощущение "как сходить к проститутке" связано с тем, что ей трудно принимать любовь. Симпатия ее терапевта наткнулась на строгого привратника, который не дал ей пройти в сердце Лилах. Этот привратник стоит там с детства, охраняя Лилах от боли. Но Лилах давно выросла, а страж порога все повторяет и повторяет: "Ты недостойна любви, а психологу нужны только твои деньги". Самое грустное не в том, что Лилах сравнила своего психолога с проституткой. Беда в том, что она ощущает себя тем самым несчастным клиентом шлюхи, который готов платить деньги за то, чтобы купить немножко эрзац-любви.

В 8:15 я постучала в дверь. "Как раз думала о том, что вы меня любите", сказала я своему психологу вместо "здрасте". "Рада, что ты это понимаешь", улыбнулась она.

*И еще "прим. переводчика": Я всегда немного стесняюсь, что люблю своих клиентов. Вроде 

Комментировать Всего 1 комментарий

Правильно конечно же, что надо любить свою работу, а поэтому и клиентов. Но чувствуется какая то откровенная враждебность по отношению к проституткам и их "несчастным клиентам". Выступлю в их защиту.

Во первых, эта враждебность может быть вызвана обыкновенной ревностью, как психолога, так и женщины. Во первых, все проститутки тоже честно отрабатывают свой хлеб, в полном соответствии с главным социалистическим принципом "от каждого по способностям - каждому по труду, внесенном в первую Конституцию СССР". Во вторых, хорошие проститутки тоже психологи, как гетеры и гейши. В третьих, они сродни скорой и недорогой медицинской помощи, к которой обращаются счастливые клиенты, которые например, в командировке. И проститутки сохранили во много раз больше семей, чем все высокоопачиваемые психологи вместе взятые, к которым обращаются действительно "несчатные" мужчины, которых задолбали стервозные жены.